Общественно-политический журнал

 

 

Как извлекать пользу из трагедий и трупов

Я хочу напомнить вам про одну историю. Историю про парня по имени Хорст.

Штурмовик, недоучившийся юрист, поэт-любитель, разнорабочий, сутенер, по некоторым данным – мошенник, отсидевший два года. Во времена экономического кризиса 20-х таких в Германии было много. Жил в квартире со своей любовницей – бывшей проституткой, ссорился с хозяйкой, у которой арендовал жилье. Словом, у него была не слишком примечательная жизнь. И не слишком примечательная смерть. Друзья покойного мужа хозяйки (по совместительству – активисты «красных») пришли на разборки и смертельно ранили Хорста. Возможно, он выжил бы, но Господь мрачно пошутил: врач, готовый оказать Хорсту первую помощь, оказался евреем. Друзья-нацисты не могли отдать Хорста в такие руки.

В этой истории много лакун. Обстоятельства гибели Хорста – предмет споров. Была ли его смерть «бытовым конфликтом» (его убийца, кстати говоря, тоже был сутенером) или привычной для тех лет кровавой разборкой между боевиками «красных» и боевиками «коричневых» - доподлинно не известно. Есть также версия, что Хорст симпатизировал «левому» крылу НСДАП, то есть, был в некотором смысле политическим противником Гитлера. Но всё это не важно. На имени Хорста быстро сделали пропагандистский культ, а «Песня Хорста Вессель» стала партийным гимном НСДАП.

Разумеется, все, что касалось проституции и сутенерства, в пропагандистский миф не вошло. Хорст стал символом чести, стойкости, мужества, высоких моральных принципов.

Но история расставила всё по местам.

Автором и вдохновителем Хорст-культа был, разумеется, Геббельс. Позднее в канцелярии его рейхминистрества просто и доступно сформулировали принципы нацистской пропаганды. Я напомню некоторые из них:

  • Пропаганда всегда является лишь средством, а не целью.
  • Пропаганда всегда обращена только к массам, а не к интеллигенции, поэтому ее уровень должен ориентироваться на способности восприятия самых ограниченных среди тех, на кого она должна повлиять.
  • Пропаганда должна воздействовать больше на чувство, чем на разум, так как масса в сущности имеет женственный характер, поэтому чувства доходчивей размышлений.
  • Пропаганда не может быть объективной, она должна быть принципиально субъективно односторонней.

Запомните эти принципы.

А теперь перейдем к истории другой смерти. Смерти, о которой очень неприятно и совестно упоминать в том же тексте, где уже упомянут Хорст Вессель. Это смерть трехлетнего Максима Кузьмина.

Надеюсь, на кремлевских планерках есть некоторые правила этикета. Например, выражать радость от таких событий считается неприличным. Надеюсь, но не слишком в это верю. По крайней мере, многие пропагандоны, вцепившиеся в покойного Максима, не скрывали своего злорадства.

Главным рупором этой темы стал Павел Астахов (рупором, а не творцом мифа, - до Геббельса Астахову как до луны). Астахов написал – «срочно!». Астахов написал – «убит». Убит жестокой приемной матерью, которая кормила ребенка сильными психотропными препаратами. «У ребенка диагностированы многочисленные повреждения, в том числе травмы брюшной полости, многочисленные гематомы на голове и ногах», - рассказывал Астахов прессе.

Также Астахов заявил, что родная мать Максима и Кирилла «перестала вести асоциальный образ жизни» и ей можно вернуть родительские права. И если не она будет впоследствии воспитывать Кирилла, то кто-нибудь другой – желающих очень много. Женщину спешно нашли, привези в Москву, показали по телевидению. Страна рыдала.

Маховик пропаганды был запущен. Суд готовится аннулировать решение об усыновлении Максима и его брата Кирилла, все еще остающегося в США. Каждый «патриот» считает своим долгом заявить о том, что наша святая цель – вырвать Кирилла из лап садистов, и что американцы препятствуют правосудию. Под это дело даже организуется «марш русских матерей», требующих вовсе запретить иностранцам усыновлять наших сирот.

Но быстро выяснилось, что всё это – ложь.Что не было никакого «срочно!» - о гибели мальчика российских дипломатов уведомили сразу, еще 21 января, просто они, видимо, не сразу поняли, какое важное значение для пропаганды имеет его смерть. Что никакие результаты расследования не оглашались – ни насчет убийства, ни насчет гематом, ни насчет жестокого обращения, ни насчет губительных препаратов. Мальчик был серьезно болен. Возможно, его смерть – несчастный случай, результат недосмотра. А может, убийство. Мы не знаем. Пока не знаем ничего.

Но пропаганда не может ждать.

Также известно, что завязавшая, по словам Астахова, с асоциальным образом жизни Кузьмина завязывать не собиралась, по-прежнему пьет и живет в бараке для рабочих. И вновь - грустная улыбка Бога: разжалобив всю страну, Кузьмина с сожителем сели в поезд, но до Пскова не доехали – их сняли с поезда за пьяный дебош.

Говорят, бухали виски. А что? Можно. Жизнь теперь удалась. Новой звезде ТВ и пропаганды неплохо платят. При Путине простому народу жить стало лучше, что и говорить.

А теперь вопрос: как вы думаете, это что-нибудь изменит? Уверяю вас – ничего не изменит. Будет и «марш русских матерей» и гневные речи «патриотов». ТВ по-прежнему будет врать и плясать на костях. И какими бы ни были результаты расследования, результат не изменится: все будут помнить лишь про злобных американских садистов и трогательную русскую мать, у которой отняли ребенка.

Думаете, преувеличиваю? Ничуть. Вспомните про Артёма Савельева, которого какая-то американская стерва сначала усыновила, а потом посадила в самолет и вернула на родину. Павел Астахов на деле Артёма получил широкую известность, Артём Савельев его прославил, и имя Артёма Савельева вспоминали регулярно, когда принимали антисиротский закон. «Это мой Артёмка, я никому его не отдам», - заявлял Астахов. Заявлял и о том, что Артёма готовы усыновить несколько российских семей, что «до конца недели» его усыновит семья российских дипломатов. Сам Артём, как сообщила газета «КП», заявил: «Я русский, и в России – лучше.»

Об этом помнят все. Никто не помнит или не знает, что Артём Савельев никем не усыновлен до сих пор и живет в детском приюте. Никто не помнит и не знает, что в 2009 году он стал единственным российским сиротой, от которого отказались приемные-родители иностранцы. Усыновители-россияне в тот же год вернули государству 8473 усыновленных ребенка.

А теперь вернитесь на несколько абзацев назад и перечтите еще раз правила пропаганды «по Геббельсу».

Но чтобы вдруг не возникло недопонимания, повторю еще раз: нет, Павел Астахов это не Геббельс, а просто пешка в руках еще более беспринципных начальников. Но правила и методики, на которых построены все его публичные выступления, оттуда, из рейхспропаганды.

Что ж... Астахов забывает, что на свете встречаются люди, у которых хорошая память. Например, это я. Надеюсь, что и вы, уважаемые читатели.

UPD: На Демократоре уже начат сбор подписей под требованием отставки Астахова с занимаемого им поста. Вряд ли, конечно, это подействует, но если подписей будет много.... чем чёрт не шутит! В общем, я подписал и другим советую.

Валерий Федотов