Общественно-политический журнал

 

Преступления СССР

«Коктейль для Молотова»

Большинство россиян знают, что такое Великая Отечественная война, многие имеют представление об Афганской войне. Но по-прежнему остается малоизвестной в массах советско-финляндская война. Тем не менее, это не только важное событие, ставшее предвестником ко Второй мировой, но и трагичная и даже в каком-то смысле позорная страница в истории СССР. Эта война началась 80 лет тому назад, 30 ноября 1939 года.

«Война, что началась между Советским Союзом и Финляндией в самом конце осени 1939–го, длилась три с половиной месяца и формально окончилась победой Красной армии. Но в нашей стране о „той войне незнаменитой“ вспоминать не любят. Ибо советская победа в ней оказалась пострашней многих поражений. На поверку сталинский Голиаф так и не смог одолеть финского Давида. Большие потери, понесенные советскими войсками в Финляндии, укрепили веру Гитлера в слабость Красной армии и побудили фюрера не медлить с нападением на Советский Союз» — так характеризует ту войну историк Борис Соколов.  далее➤

Иосиф Бродский: «Жить было возможно, но жить стало бессмысленно»

Полагаю, что в мировой истории не было убийцы, смерть которого оплакивали бы столь многие и столь искренне. Если количество плакавших еще легко объяснить величиной популяции и средствами информации (и тогда Мао, если он, конечно, умрет, займет первое место), то качество этих слез объяснить гораздо труднее. 20 лет назад мне было 13, я учился в школе, и нас всех согнали в актовый зал, велели стать на колени, и секретарь парторганизации — мужеподобная тетка с колодкой орденов на груди — заломив руки, крикнула нам со сцены: «Плачьте, дети, плачьте! Сталин умер!» — и сама первая запричитала в голос. Мы, делать нечего, зашмыгали носами, а потом мало-помалу и по-настоящему заревели. Зал плакал, президиум плакал, родители плакали, соседи плакали, из радио неслись «Marche funebre» Шопена и что-то из Бетховена. Вообще, кажется, в течение пяти дней по радио ничего, кроме траурной музыки, не передавали. Что до меня, то (тогда — к стыду, сейчас — к гордости) я не плакал, хотя стоял на коленях и шмыгал носом, как все. Скорее всего потому, что незадолго до этого я обнаружил в учебнике немецкого языка, взятом у приятеля, что «вождь» по-немецки — фюрер. Текст так и назывался: «Unser Fuhrer Stalin». Фюрера я оплакивать не мог. далее➤

«Именем Российской, Советской...»

Воспоминания бывшего начальника томской спецтюрьмы Михаила Федоровича Максимова были записаны почти 30 лет назад, в 1990 году, сотрудником томского отделения «Мемориала» Сергеем Девяниным. Михаил Максимов руководил тюрьмой с 1951 по 1957 год. До перевода в Томск успел поработать начальником нескольких тюрем в Кировской области.

«C 1937 года я служил в НКВД города Кирова. Попал я туда на службу так. Сам я из деревни, специальности у меня не было, грамоту знал плохо, но был у меня друг, у которого связи в НКВД были. Вот он и сманил меня туда.

Сначала я был регистратором при Кировской тюрьме, затем служил старшим политруком, тогда быстрое продвижение по службе шло. Там же, в Кирове, направили меня на шестимесячные курсы, их я благополучно закончил и стал служить в должности помощника оперуполномоченного в Кировском НКВД. Нас долго на одном месте не держали, вроде как чтобы не «обросли», и перекидывали с места на место. Вскоре меня назначили начальником тюрьмы № 2 в Кирове, оттуда перевели в Вятлаг. Он был лесной, там зэки занимались лесоповалом и разделкой древесины. далее➤

Забытая могила изувера

19-летний Ян Сидоров и 24-летний Владислав Мордасов вышли на улицу с плакатами в защиту погорельцев. Но их обвинили в организации массовых беспорядков, и 4 октября 2019 года молодые люди приговором Ростовского областного суда получили более 6 лет колонии строгого режима. В это же время в Москве сотрудники ФСБ выбивали побоями и угрозами у 17-летнего школьника Марата Нигматулина признания в терроризме.

Эти и другие подобные дела, вроде дела "Сети", связанные с фабрикацией политических обвинений, пытками и издевательствами над юными арестантами, напоминают юристу Александру Бусарову историю 1937 года, когда НКВД расследовал дело в отношении подростков по статье "Терроризм" – дети якобы замышляли убийство секретаря местной парторганизации и начальника районного отделения НКВД. далее➤

Военная прокуратура признала репрессии в СССР обоснованными

Военные прокуроры с октября 1991 года проверили 270 тысяч уголовных дел, возбужденных в период политических репрессий в СССР в отношении 300 тысяч человек.

Как сообщили "Интерфаксу" в Главной военной прокуратуре в пятницу, сотрудники надзорного ведомства проводили такие проверки, руководствуясь законом РФ о реабилитации жертв политических репрессий.

В итоге в прокуратуре пришли к выводу, что осуждение 180 тысяч репрессированных было обоснованным. далее➤

Михаил Булгаков: «Грядущие перспективы»

Теперь, когда наша несчастная родина находится на самом дне ямы позора и бедствия, в которую ее загнала «великая социальная революция», у многих из нас все чаще и чаще начинает являться одна и та же мысль.

Эта мысль настойчивая.

Она — темная, мрачная, встает в сознании и властно требует ответа.

Она проста: а что же будет с нами дальше?

Появление ее естественно.

Мы проанализировали свое недавнее прошлое. О, мы очень хорошо изучили почти каждый момент за последние два года. Многие же не только изучили, но и прокляли. далее➤

Общаться с Всевышним минуя КГБ?

Можно сказать и так: достаточно долгая наша жизнь в советском политическом лагере была экскурсией по тайным уголкам имперских реалий. Собственно, никаких важных государственных тайн я там не узнал. Поскольку сам я тогда был объектом государственной тайны. Там, в лагере отбывали свой немалый, 25-летний срок наказания украинцы, литовцы, латыши и эстонцы, посмевшие не любить Сталина и присутствие его карателей на своих землях. Они, состарившиеся в тюрьмах и лагерях, по-прежнему не любили советскую власть и её предводителя Брежнева.

Их, 25-летников, скрывали от здоровой советской общественности. Одной из причин сокрытия живых людей был тот самый двадцатипятилетний срок. Поскольку в те годы согласно закону максимально возможный срок наказания был всего лишь 15 лет. далее➤

«Перегибы на местах» - это лепет сторонников и участников неосужденных преступлений

Бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Игорь Степанов вновь вышел в суд, доказывая, что массовые репрессии в СССР были политикой руководителей государства. Он требует от «Российской газеты» опровергнуть слова директора ФСБ России Александра Бортникова из его интервью о том, что массовые расстрелы во время Большого террора были «перегибами на местах». В суде господин Степанов предъявил приказ НКВД о начале репрессий с планами по количеству расстрелянных и постановление ЦК ВКП(б), утверждающее финансирование террора. Суд отклонил его иск, господин Степанов намерен отказ обжаловать.

Господин Степанов подал заявление в Савеловский районный суд Москвы о пересмотре решения за 21 декабря 2018 года по его иску к директору ФСБ России Александру Бортникову и «Российской газете» в связи со вновь открывшимися обстоятельствами — документами НКВД. далее➤

Проект «Немезида» привел к неожиданным результатам

Имя Александра Бусарова появилось в российской печати всего один раз. В газете "Московский комсомолец" в 2017 году была опубликована заметка о том, как Верховный суд рассматривал дело о реабилитации ефрейтора Савелия Дмитриева, в 1942 году выдавшего себя за часового и обстрелявшего выезжавшую из Кремля машину, в которой ехал нарком Анастас Микоян. Дмитриев был схвачен, приговорен к смертной казни, но расстреляли его лишь в 1950 году. Прошло 67 лет, и Верховный суд, рассмотрев заявление Александра Бусарова, отказал в реабилитации Дмитриева. В статье МК говорилось, что Бусаров "инициировал громкие судебные разбирательства, но лично ни на одном не присутствовал".

Что же это за человек и почему он добивался реабилитации Дмитриева? далее➤

Лайсат Байсарова - «Неуловимая пантера»

Cудьба прекрасной бунтарки Лайсат Байсаровой, вступившей в яростную вооруженную борьбу со сталинскими карательными органами и сумевшей ускользнуть от расправы, настолько поразительна, что даже автор этих строк, немало повидавший сам и по роду своих занятий успевший узнать много необычайных и драматических историй, поначалу не мог поверить, что все это не вымысел, а действительные события. В экстремальных условиях эпохи утратившая всякое правдоподобие, похожая на сюжеты то старинной трагедии, то горской легенды, то лихого современного кинобоевика, но по сути бесконечно печальная правда.

О том, с каким коварством эта молодая женщина, секретарь Итум-Калинского райкома комсомола, в 1944 году вдруг «предала» Ленинский комсомол, большевистскую партию, да и всю советскую власть, я впервые услышал на встрече ветеранов Грозненской дивизии войск НКВД СССР в Центральном Музее МВД СССР. Бывший начальник штаба 141-го горно-стрелкового полка этой дивизии, генерал-майор в отставке Николай Михайлович Буланов пустился в воспоминания:

– Дело было в Итум-Кале. И вот представьте себе: идет заседание штаба по депортации чеченцев. Вдруг в зал входит молодая горянка. Яркая - с ума можно сойти! Стройная, гордая, поступь пантеры, глаза синевой отливают… Красавица буквально с первого взгляда очаровала всех присутствующих офицеров и самого генерал-лейтенанта госбезопасности Церетелли. Это по его приглашению она сюда явилась. Все, как по команде, встали. «Лайсат Байсарова, – представилась она, – к вам в помощь». далее➤

Почему следствие по «Катынскму делу» прекратили, а материалы засекретили

Я [Анатолий Яблоков] работал в Главной военной прокуратуре (ГВП), в отделе по реабилитации. В сентябре 1990 года приказом ГВП была создана следственная группа по уголовному делу №159 — так называемому «Катынскому делу». Объединили два дела, возбужденных в Тверской и Харьковской областях. Меня назначили замом руководителя группы. С 1992-го по 1994-й был руководителем. Наша группа провела много не только судебно-медицинских, но и историко-архивных и комплексных экспертиз. Мы проверяли, в частности, сообщения специальной комиссии Н.Н. Бурденко 1944 года.

Все экспертизы проводили ученые с мировым именем: такие как академик, доктор юридических наук Б.Н. Топорнин, доктор юридических наук А.М. Яковлев, доктор исторических наук В.С. Парсаданова. Координатором была эксперт ГВП, доктор исторических наук И.С. Яжборовская. Эти авторитетные люди проанализировали все, что было сделано до начала нашего расследования: не только комиссией Н.Н. Бурденко, но и немцами, польским Красным Крестом, комиссией конгресса США. Пришли к выводу, что сообщения комиссии Бурденко научно не обоснованны, так же как и немецкие сообщения о давности захоронений. далее➤

Это не только наше прошлое, это и наше настоящее

Юрий Дудь совершил подвиг, неожиданный для человека его поколения: наученный, было, родителями всего бояться, удивлённый и возмущённый тем, что половина молодых людей понятия не имеет о сталинских репрессиях, он в мороз -50-60 градусов Цельсия проехал 2000 км по Колымской трассе от Магадана до Якутска, поговорил с людьми на трассе и вне её, с людьми уходящего поколения - детьми и рассказал об этом в блестящем и страшном двухчасовом фильме (Колыма - родина нашего страха / Kolyma - Birthplace of Our Fear). Никто теперь не может сказать: «мы не знали». Очень важно, что весь фильм идёт с английскими титрами.

За 11 дней, прошедших с помещения фильма на ютюбе 23 апреля, его посмотрели около 12 миллионов зрителей, оставивших более 130 тысяч комментариев; несколько дюжин статей были опубликованы, так что мне нелегко найти свои пару центов, чтобы вложить в них свое мнение, тем более, что оно положительное, - и в этом смысле мало отличается от других. Всё же попробую. Начнём с осмысливания цифр. далее➤

«Шанс к ним достучаться»

Перебрав обойму самых популярных лиц и, видимо, ощутив, что в жанре интервью начинает замыливаться, Юрий Дудь скорректировал профиль. И занялся кино. Пока – документальной публицистикой. И в этом амплуа сразу же раскатился с заявкой на тему, ставшую для россиян едва ли не самой насущной, «вечной» и тупиковой – на любви к тиранам. На Сталина.

Ну, а поскольку эта поляна и вовсе затоптана до лысого состояния, здесь базовое значение обретает мотив. Информационный повод. И он его нашел, уложив в два тезиса. Первый, особой свежестью не благоухающий – о том, что по свидетельсту социологии почти половина молодежи (до 24 лет включительно) никакого понятия не имеет о сталинских репрессиях. И второй, из категории пафосных и куда менее затасканный  - в виде открытого призыва к гражданам избавиться от генного страха, перестать трястись по поводу и без повода. Этот посыл и запечатлен в названии ленты - «Колыма - родина нашего страха». далее➤

О прошлом, которое не прошло, но припорошено забытьем и ложью

...Человеческое право, достоинство, гордость — все было уничтожено. Одного не могли уничтожить селекционеры дьявола: полового влечения. Несмотря на запреты, карцер, голод и унижения, оно жило и процветало гораздо откровенней и непосредственней, чем на свободе. То, над чем человек на свободе, может быть, сто раз задумался бы, здесь совершалось запросто, как у бродячих кошек. Нет, это не был разврат публичного дома. Здесь была настоящая, «законная» любовь, с верностью, ревностью, страданиями, болью разлуки и страшной «вершиной любви» — рождением детей.

Прекрасная и страшная штука — инстинкт деторождения. Прекрасная, когда для принятия в мир нового человека созданы все условия, и ужасная, если еще до своего рождения он обречен на муки. Но люди с отупевшим рассудком не особенно задумывались над судьбой своего потомства. Просто до безумия, до битья головой об стенку, до смерти хотелось любви, нежности, ласки. И хотелось ребенка — существа самого родного и близкого, за которое не жаль бы отдать жизнь. Я держалась сравнительно долго. Но так нужна, так желанна была родная рука, чтобы можно было хоть слегка на нее опереться в этом многолетнем одиночестве, угнетении и унижении, на которые человек был обречен.

Таких рук было протянуто немало, из них я выбрала не самую лучшую. А результатом была ангелоподобная, с золотыми кудряшками девочка, которую я назвала Элеонорой. далее➤

Справедливость жители сегодняшней России ищут в прошлом потому, что не видят для себя будущего

Социологи фиксируют рост популярности в России Иосифа Джугашвили (Сталина). В 2019 году положительное отношение к нему достигло "максимального показателя за все годы исследований", интерпретирует "Левада-Центр" собственный опрос, вызвавший массу возмущенных комментариев.

Масса комментаторов поспешила обвинить россиян в росте сталинистских настроений и желании возобновить массовые репрессии. В понимании образованного класса именно с этим, в первую очередь, ассоциируется усатый генералиссимус.

Однако значительная часть населения России, похоже, представляет себе его роль в отечественной истории иначе. Дело как раз в том, что в стране снижается число тех, кто знает и помнит о "большом терроре" против собственного населения, который достиг своего пика при Сталине. далее➤

Страницы