Общественно-политический журнал

 

Общество, философия, политология

Идеология зоны

Мораль и ценности, охранять которые в России от влияния Запада предлагают всенародно избранный и поддерживаемый президент России и его коллеги и единомышленники, просто не могут иметь евангельских корней. О какой морали и ценностях говорят российские политики, по привычке употребляя слово «христианские», если не о евангельских? Ведь для апелляции к морали нужна идеология, которая эту мораль вводит и проповедует. 

Идеология у правящей верхушки есть. Эту идеологию разделяет и большая часть населения страны. Я бы назвал ее идеологией «зоны в кольце свободных поселений». Психологи, вероятно, употребили бы вместо «зоны» термин «примитивная группа». Примитивная группа не занимается сложными творческими процессами, не производит сложный продукт. Она может добывать, распределять, потреблять — решать простые, стандартные задачи в рамках неограниченного ресурса. далее➤

Спустя 30 лет мы стоим на руинах наших ожиданий. Миру нужен не просто Запад, а обновленный Запад

Если верить многоголосому хору алармистов, то Америку мы уже потеряли, Западу тоже осталось недолго, а либеральный международный порядок агонизирует. После переизбрания Дональда Трампа на второй срок триумфальное шествие популистов будет уже невозможно остановить. Пока либеральный порядок угасает, наступает век неонационализма - с Китаем и Россией в роли ведущих ревизионистских держав. Так говорят фаталисты.

Либеральные демократии, впрочем, действительно переживают глубокий кризис. Но списывать их со счетов, отвергнув тем самым идеи эпохи Просвещения, было бы гигантской ошибкой. Ведь мы знаем, что популисты могут жаловаться, но не могут править. Этнический национализм - как показал 20-й век - это болезнь, а не целебный напиток. Дональд Трамп, возможно, проиграет выборы, его политика потерпит крах, самое позднее, при столкновении с реальностью, а политика его европейских адептов - намного раньше, чем ожидалось. И еще далеко не факт, что западным государствам придется существовать под игом ревизионистских держав: в годы холодной войны они отлично научились жить в условиях конкуренции систем. далее➤

Монополии и диктатуры возникают сами собой, если общество пассивно

Экономисты Константин Сонин, Александр Аузан и политолог Кирилл Рогов обсуждают, как снизить авторитарность государства, почему анархия работает далеко не всегда и в чьих руках должен находиться контроль над инструментами насилия

Борис Грозовский: Один из ключевых мотивов всей книжки, который мигрирует и проявляется в разных главах, может быть, лучше всего в концентрированном виде выразился в следующей цитате: «Если граждане не борются за демократию и рынок, страна сползает к монополии и диктатуре, к бедности и несчастью». далее➤

Есть ли у либерализма будущее в России?

В конце июня этого года в интервью британской газете Financial Times президент РФ Владимир Путин заявил, что либеральная идея изжила себя.

Сведя либерализм к политике мультикультурализма и свободе иммиграции для выходцев из стран Третьего мира, Путин, в частности, сказал: ««Либеральная идея предполагает, что ничего не нужно делать. Убивай, грабь, насилуй – тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. Какие права? Нарушил – получи наказание за это». И подытожил: «Либеральная идея устарела. Она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения».

Еще раньше о либерализме предельно критично высказывался патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В частности, во время визита в Сербию в 2013 году предстоятель РПЦ сказал: «Мы сегодня живем в эпоху воинствующего безбожия. Оно произрастает из философских идей либерализма, но извращает эти идеи и пытается вынудить людей отказаться от Креста Христова, от веры, которую он символизирует, и от содержащихся в этой вере фундаментальных нравственных ценностей, которые некогда заложены были в основу великой европейской цивилизации. Эти безбожные силы покушаются притупить в людях стремление к уготованному им Отцом Небесным Царствию и любой ценой отвернуть их от тысячелетних устоев христианской нравственности». далее➤

Особый взгляд на мир

42 года я прожил в Украине. Родился и прожил. Потом переехал в США и уже 15 лет живу тут. И все эти 15 лет мне приходится слышать и читать: Не, ну что ты сравниваешь?! Это же у вас, а у нас тут все по другому. И не суть важно о чем идет разговор.

Где-то лет 10 назад я вдруг стал замечать, то, на что раньше внимания не обращал. ВСЕ, ну ладно, практически все, кто приезжает в Нью-Йорк в гости, говорят одну фразу практически дословно. Когда во время прогулки по городу нам попадаются на глаза ленивые гуси или толстые лебеди около водоемов, которых с рук кормят ньюйоркеры, гость произносит: Смотри какой ужин! Вот бы его на вертел! А они тут разгуливают. И куда смотрят ваши бомжи?

Поверьте, так говорят 9 из 10. Да, понятно, что в шутку. Понятно, что не серьезно. Но... Для того чтоб сказать такую шутку, в головах должно быть ... что-то такое, чего нет у американцев. Скажем так, особый взгляд на мир. далее➤

Какую бы форму правления ни избрала Россия, это по сути дела одна и та же модель государства

Что бы ни происходило в России последние 200 лет, кажется, что перед нами – один и тот же коллективный человек, имеющий свой характер. Какую бы форму правления ни избрала Россия, это по сути дела одна и та же модель государства. За всеми «измами» скрывается одно и то же лицо. И не имеет значения, что сегодня на дворе - царизм, большевизм, развитой социализм, либерализм, капитализм с нечеловеческим лицом или что-то еще?

Суть этого коллективного человека – любовь к большим вертикальным структурам, к иерархиям, страсть прятаться под их ветками, чтобы быть защищенным, как бы они ни назывались – государство, корпорация. И абсолютное неверие в то, что в минуты роковые, в час «Х» эта защита придет. И поэтому частное поведение – как волка-одиночки в лесу, с надлежащей агрессивностью, чтобы по-быстрому схватить и унести в свое личное закольцованное владение. Не верь, не бойся, не проси. Никто не поможет. Защити себя сам. далее➤

Юваль Харари и случай с русским переводом

Скандал с изменениями, внесенными в русский перевод очередного бестселлера Юваля Харари "21 урок для XXI века", (ставшей чуть не настольной книгой Гейтса и Цукерберга) набирает обороты. Но фактически он превратился в очередной урок современной истории для всех, кто готов учиться.

Коротко напомним суть вопроса, послужившего поводом для скандала. В русском издании последней книги были внесены правки, часть с согласия автора, другие - без его разрешения (ситуация с ними еще неясна). Один фрагмент касается замены примера фейковых новостей вместо ложных заявлений Путина на ложные заявления Дональда Трампа - это было сделано с согласия автора. Другой - как будто оправдывал присоединение Крыма к России и был сделан без его ведома. далее➤

«Тоталитарные соблазны в свободных обществах»

Опасные связи, или куда идет наша демократия

Оказывается, боготворимая нами демократия связана родственными узами с тоталитаризмом. Издавна. Изначально. При всех ее принципиальных отличиях от коммунизма, она таила в себе тоталитарные тенденции и импульсы, которые все более отчетливо проступали в демократических режимах Запада на протяжении последних ста лет. «Демон в демократии» — так назвал свою книгу польский философ, историк и политический деятель Рышард Легутко. Я прочитал ее после публикации (15 февраля 2019 года) моей статьи «Призрак бродит по Америке». Жаль, что после, а не до. Если бы прочитал, то написал бы не только о симптомах и фактах. И не развел бы в недоумении руками, честно признавая, что причины ускоряющегося полевения моей второй родины мне неизвестны:

«Сегодня социалистический вирус медленно, но верно проникает в плоть и кровь Америки, а почему, в силу каких объективных причин — непонятно, ибо остается она, при всех ее болячках, противоречиях и проблемах, самой свободной, богатой и мощной страной Западного мира. Безработица снизилась до минимума, зарплаты растут, покупатели, судя по опросам и предпраздничным продажам, уверенно смотрят в будущее. И тем не менее, эмоции и симпатии многих моих новых сограждан дрейфуют все дальше влево, к иллюзиям и мифам, напоминающим те, в которые когда-то верил я вместе с миллионами моих прежних сограждан».

далее➤

Все по классике

Пожалуй мало найдется в политическом лексиконе столь расплывчатых и многозначных в толковании понятий, как Демократия. Это древнее, в античности рожденное словечко за более, чем два тысячелетия истории так поистрепалось, такому подверглось насилию, что вызывает лишь усмешки. Мол, если не о чем потрепаться, поговорим о «власти народа»

Именно так дословно оно переводится с древнегреческого. И это, пожалуй, единственная ипостась, которая более-менее неоспорима. Но сказать только это  –  практически не сказать ничего. Потому что, как только ты начинаешь наполнять термин содержанием, возникают головоломки. Из них на поверхности три самых общих. Первая – власть народа это как: власть большинства? А как быть с меньшинством? Если воля большинства - закон, то каким должен быть механизм ее измерения и представительство во власти? И, наконец, власть большинства – это хорошо или плохо (умно ли, эффективно, справедливо и т.д. ). далее➤

Сначала был коммунизм, а потом — фашизм

Одним из поводов к публикации данных размышлений стала статья известного публициста Сергея Кара-Мурзы «Немецкий фашизм и русский коммунизм — два тоталитаризма», вышедшая в сборнике «Коммунизм и фашизм: братья или враги?» (М.: Яуза-Пресс, 2008). Необходимо сказать, что данная статья и весь упомянутый сборник — одна из первых попыток начать серьёзный разговор на эту неприятную для россиян тему.

Статью Сергея Кара-Мурзы вполне можно рассматривать как философское обоснование довольно распространённой позиции, высказанной в комментарии сенатора Бориса Шлегеля на заявление Парламентской ассамблеи ОБСЕ, оценивающее сталинский и гитлеровский режимы как тоталитарные и античеловечные. Однако Шлегель настаивал на том, что нельзя «поставить знак равенства между преступлениями нацизма и коммунистических режимов, в первую очередь сталинскими репрессиями… Есть зло тут, есть зло там, но нельзя сравнивать Гитлера со Сталиным. Нельзя сравнивать ГУЛАГ с Освенцимом. Это разные идеологии и разные причины, почему люди туда попали» (см. «Время новостей», 18.12.2009, с. 3). далее➤

Россия сформирована на мифах, которые выбрала. Каковы герои, таковы и люди, таково и общество

Чем теория советского тоталитаризма отличалась от него же на практике? Куда направлен вектор развития общества сегодня? Ответы на эти вопросы искали участники конференции «Тоталитаризм в коммунистическую эпоху — новый взгляд». Она собрала в Иерусалиме политологов, историков, славистов и социологов из Израиля, России, США, Германии, Украины, Германии, Литвы, Польши.

Еще один вопрос: может ли страна выбирать себе историю? В некотором смысле – да! Историк Никита Соколов, заместитель исполнительного директора Фонда Ельцина по научной работе, сказал: тревожит то, что российское общество продолжает жить в рамках, совершенно несообразных его целям и историческим образам. далее➤

Украина отчаянно ищет свой путь в будущее

Феерическое шоу под названием «Выборы Президента Украины» подходит к финалу. Вся ожесточенность и непримиримость воюющих сторон, арсенал в виде баночек с анализами, портретов Путина, хороводов с Томосом и проклятий в сторону оппонентов с намеками на близкую кару под колесами Камаза,- весь этот балаган говорит о том, что в Украине – снова Революция. Карнавальность событий – ее верный признак, отличительное свойство украинских протестов. За всем этим спектаклем легко различим главный вопрос всех украинских революций. Это дилемма «Власть и народ», конструкция государства и баланс интересов страны и власти.

На повестке дня смена системы управления страной. Нынешняя конструкция государства настолько неэффективна, что очевидность этого факта побудила граждан рисковать, выбирать абсолютно новое лицо без политического прошлого, киноактера и предпринимателя из креативной сферы, лишь бы не остаться в вечном болоте неофеодализма постсоветского разлива. далее➤

Форма сложившегося в России политического режима - корпоративное государство с фашистским укладом

Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти. Между тем, следует вернуться к классическим определениям демократии и увидеть, что главным их элементом выступает указание на способность народа «избирать и сменять правительство посредством свободных и честных выборов». Спросим самих себя, удалось ли хотя бы раз избирателям в «демократической» России сместить с поста лидера государства? В нашей стране на протяжении последней тысячи лет демократии не существовало, и сегодня не существует. Были периоды, когда мнение населения значило немного больше, но и только. далее➤

В 1991 произошел захват государственных институтов другой группировкой, только и всего

"Будущее - это история. Как Россия завоевала свободу и как она ее потеряла" ("Die Zukunft ist Geschichte: Wie Russland die Freiheit gewann und verlor"), - под таким названием вышла на немецком языке новая книга Маши Гессен. За нее известная российская и американская журналистка получила в этом году премию Лейпцигской книжной ярмарки"За вклад в европейское взаимопонимание". До этого она получила в США National Book Award - самую престижную после Пулитцеровской премии книжную награду Америки. Но вот на российской таможне книгу изымают. В интервью Маша Гессен рассказывает о книге и о многом другом.

Это не первая ваша книга о России Путина. Предыдущая - "Человек без лица" - вышла в 2012 году. Почему вы считаете, что необходимо вновь переосмыслить его роль и обстоятельства его прихода к власти?

- Для меня важно было выдвинуть аргумент, что я не считаю 1991-й год переломным в истории России. Я не считаю, что в России сейчас затянувшийся переходный период, и я не считаю, что в России существует гибридный режим. Я не согласна с этими основными тропами осмысления истории. Я считаю, что в 1991 году произошли изменения в существующей системе, но не слом системы, и что в результате, когда все "устаканилось", мы получили видоизмененный Советский Союз. Видоизменененный в том смысле, что режим уже не был тоталитарным, а общество вернуло себя в тоталитарное состояние. далее➤

Власть намеренно формирует синтетическое общественное сознание с заданными свойствами

Бедность материальная всем понятна. Бедность социальная не так очевидна. Хотя именно социальная бедность вызывает материальную, а не наоборот. В чем суть ее? В отсутствии и слабости институтов, навыков, традиций, обеспечивающих конкурентоспособность страны.

Сначала о социальных потерях последних 15 лет.

У нас упразднена республика. А именно в ее конструкции заложены нематериальные богатства – лучшие регуляторы, созданные человечеством. Она упразднена в несколько приемов. далее➤

Страницы