Общественно-политический журнал

 

Григорьянц Сергей

Им казалось, что для контроля за ядерными зарядами нужна сильная Россия

Иногда о нем пишут, как об очень слабом американском президенте. И, действительно, он один из немногих, кто не смог обеспечить себе переизбрание на второй срок. Но это обычно связывают с его неудачной экономической политикой, в которой он вынужден был считаться с демократическим большинством в конгрессе, отказываясь от собственных планов. Но я не экономист и писать об этом не буду.

Видел я президента один раз, мельком, когда он протокольно зашел к сенаторам, дававшим мне обед. Хотя это было заранее предусмотрено, но даже это было удивительным — в эти годы я относился к числу людей мешающих проведению политики, связанной непосредственно с администрацией президента. далее➤

В Москве состоится презентация первых двух томов автобиографической трилогии Сергея Григорьянца

Первая книга автобиографической трилогии Сергея Григорьянца, посвященная его семье, учебе в МГУ и началу коллекционирования, в результате которого возникла крупнейшая в России частная коллекция произведений искусства. Заметную роль в повествовании играют художник Л. Ф. Жегин и искусствовед Н. И. Харджиев, с которыми автора связывало многолетнее плодотворное общение. С. И. Григорьянц описывает также начало своей политической деятельности и дружбу с Виктором Некрасовым, Сергеем Параджановым, Варламом Шаламовым и Еленой Боннэр.

Вторая книга автобиографической трилогии Сергея Григорьянца. В 1975 году Григорьянц был арестован КГБ и приговорен к пяти годам заключения «за антисоветскую агитацию и пропаганду». После освобождения в 1982–1983 гг. издавал «Бюллетень В» с информацией о нарушении прав чело- века в СССР. В 1983 году был вновь арестован и освобожден в 1987-м.

Это книга о тюремном быте, о борьбе заключенных за свои права; отдельная глава посвящена голодовке и гибели Анатолия Марченко. далее➤

Что это было - демонстрация дерзости или системная тупость?

Министерство иностранных дел Великобритании прокомментировало интервью, которое дали телеканалу Russia Today двое мужчин, назвавшиеся Русланом Бошировым и Александром Петровым. Британская полиция обвиняла людей с такими именами в отравлении Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в городе Солсбери. Развитие ситуации мы обсудим с нашим гостем – правозащитником Сергеем Григорьянцем.

Сергей Иванович, насколько правдоподобным вам показалось интервью этих двух персонажей?

Сергей Григорьянц: Может быть, их паспортами воспользовался кто-то другой, более-менее похожий на них. Но самым отвратительным в этом мне показалось то, что российские власти ничего и не скрывают. После отравления Литвиненко нынешнее отравление, которое было произведено таким грубым образом, на виду у всех камер, точно должно было вызвать скандал, реакцию английского и европейского общества. И вызвало. И я думаю, что целью как раз и была демонстрация того, что “мы можем делать в Англии все, что захотим”. далее➤

В Москве был сбит автомобилем правозащитник и диссидент Сергей Григорьянц

Сергей Григорьянц, советский диссидент и российский правозащитник, в субботу сбит машиной в Москве. Об этом сообщило "Эхо Москвы". Водитель скрылся. У Григорьянца в результате происшествия повреждена нога.

Пострадавший не исключает, что это происшествие могло быть подстроенным. По словам 77-летнего Григорьянца, травма помешает его литературной работе.

В 1975 году Сергей Григорьянц был арестован КГБ и приговорен к пяти годам заключения за антисоветскую агитацию и пропаганду. После освобождения, в 1982–1983 годах распространял в самиздате информацию о нарушениях прав человека в СССР. В 1983 году был вновь арестован и осужден на семь лет строгого режима за свою правозащитную деятельность. далее➤

«Она не понимает, что на самом деле — это способ забыть о Сенцове и его верная гибель»

Еще есть надежда спасти Сенцова. Почти единственная надежда — отдать за него выкуп — арестованного в Киеве псевдожурналиста. Но разоблаченный шпион большой цены не имеет, взаимовыручка в КГБ, как и в любой бандитской шайке невелика, гораздо слабее стремления отомстить любому не то что предателю (Литвиненко, Скрипалю), но даже любому мешающему власти, осмеливающемуся быть не рабом, а человеком.

Если обмен не состоится, а это почти единственный и главный способ спасения и Сенцов не уедет в США — последнюю страну, где у КГБ хоть как-то связаны руки, шансов выжить у режиссера остается немного. Первая угроза прозвучала уже позавчера из уст адвоката, радующегося согласию Сенцова на искусственное питание и медикаментозный уход (видимо, капельницу с глюкозой). Но она не понимает, что на самом деле — это способ забыть о Сенцове и его верная гибель. далее➤

В России подобное стало обычным, даже не убийством, а рядовым происшествием

17 апреля на улице Широкой возле дома №8 на пешеходном переходе была сбита бензовозом Антонина Дмитриевна Воронцова, через три часа она скончалась от полученных травм в реанимации 20-й больнице. Поскольку она и ее сын Руслан в последние дни получали записки с угрозами, сыном, не понимавшим случайным ли было убийство, были написаны заявления в отделения МВД, ГИБДД с просьбой провести тщательное расследование, возбудить уголовное дело по факту убийства и признать его потерпевшим.

Дело оказалось в ГИБДД (Вешние воды, дом 10) у майора юстиции Чирковой Анны Николаевны. Она отказала Руслану Воронцову в возбуждении уголовного дела и признание его потерпевшим (отказалась принять заявление). Больше того: далее➤

Убийцы в России воспитали миллионы своих сторонников и почитателей

Нам хотят поставить памятник Примакову. А некоторые хотят восстановить памятник Дзержинскому, и стереть с него все, что написали на нем москвичи. Думаю, что в меньшем числе есть желающие соорудить памятник и Берии, Ягоде, Ежову… Где-то восстанавливают памятники Сталину. Убийцы в России воспитали миллионы своих сторонников и почитателей.

Евгений Примаков — человек менее известный даже чем Андропов, которому тоже поставили памятник, но если бы между Андроповым и Путиным не было прокладки из Примакова, то и Путина бы не было, Россия была бы другая, да и весь мир — тоже другим, более спокойным и человеческим. далее➤

«Он, единственный изо всех власть имущих во всей России, повел себя так, и сказал такие слова»

Последнее слово Алексея Улюкаева

7 декабря в суде прозвучало последнее слово Алексея Улюкаева. РБК публикует полный текст заявления.

Как давно мы не слышали таких достойных слов! Как мало в нашей стране осталось людей, которые способны их сказать, и как плотно заткнули рот тем, кто еще сохраняется в этом остатке.

Улюкаев, с его достоинством и раскаянием в том, что он был частью российской правящей уголовной среды, в стране захваченной и управляемой преступной организацией, на самом деле, может быть просто вернулся на тридцать лет назад. далее➤

Сергей Григорьянц: «Времена изменились и для тех, кто был уверен, что приспособится»

О вине Венедиктова и Муратова в нападении на Татьяну Фельгенгауэр

Собственно говоря, вина их возникла сразу же, с единодушной поддержки, правда не следственного комитета, который заявил о личных счетах, но пресс секретаря Путина Дмитрия Пескова, о том, что потенциальный убийца является просто невменяемым.

Они, правда, прибавили к этому, что он был очень возбужден телевизионной передачей Р24, и даже, что их коллеги стали подстрекателями. Как известно, есть основания в этом сомневаться — он тщательно и за недолгий срок готовил свои записи в интернете, у него был план довольно сложного расположения комнат в «Эхе Москвы» и, наконец, очень сложный был выбран способ нападения — в помещении самой радиостанции, у всех на глазах, хотя безумцу было бы легче подкараулить Татьяну на улице. далее➤

«Нельзя помогать тому, кто сам себя не защищает»

Теперь я был в новой камере, не зная случайная она или неслучайная, но в ней происходило слишком много событий, для обыкновенной камеры в довольно спокойной московской тюрьме. В ней была собрана часть тех, кто уже прошел через суд, написал кассационные жалобы и ждал, по преимуществу, в них отказа и вступления приговора в законную силу после его подтверждения следующей судебной инстанцией. У меня Верховным судом РСФСР. До кассации можно было ознакомиться и написать замечания на протокол судебного заседания. Как и следовало ожидать опытный секретарь суда (все же городской суд) не записал почти ничего, что имело значение для дела и потому мой приговор выглядел чуть более обоснованным, чем это было в суде. Впрочем, замечания к протоколу (мои и адвоката) хотя и прилагались к жалобе, но их, конечно, никто не читал. Потихоньку мне становилось ясно, что лагерный срок был мне определен во время следствия. Я только не знал на каком этапе — для этого более четко надо было понимать чего добивалась от меня гэбня. Как раз на «осужденке» я уже в ноябре понял, что забыл и о мамином и о своем дне ангела. Но приобрел еще один очень важный для меня в дальнейшем опыт. далее➤

Страницы