Общественно-политический журнал

 

Сталинизм = фашизм

Напористое и брутальное невежество Путина уже мало кого удивляет

Президент России Владимир Путин пообещал открыть крупнейший центр архивных документов о Второй мировой войне для борьбы с тем, что он считает фальсификацией истории.

"Мы заткнем поганый рот, который открывают некоторые деятели за бугром, для того чтобы достичь сиюминутных политических целей, мы заткнем его правдивой фундаментальной информацией", - заявил президент на встрече с ветеранами в Санкт-Петербурге.

По словам Путина, правда о Второй мировой войне за рубежом в ряде случаев целенаправленно замалчивается на государственном уровне, закрываются соответствующие сайты. далее➤

Заявление премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого, в ответ на грубейшую ложь Путина

XX-й век принес миру невероятные страдания и смерть сотен миллионов людей, убитых во имя чудовищных тоталитарных идеологий. Число людей, погибших от нацизма, фашизма и коммунизма, очевидно для людей нашего поколения. Также очевидно и то, кто несет ответственность за эти преступления, и чей пакт начал Вторую мировую войну, самый смертельный конфликт в истории человечества.

К сожалению, чем больше времени проходит после этих трагических событий, тем меньше наши дети и внуки знают о них. Вот почему так важно, чтобы мы продолжали говорить громко, рассказывая правду о Второй мировой войне, о ее виновниках и жертвах, и противодействовать любым попыткам исказить историю. далее➤

МИД Польши обвинил Путина в искажении истории Второй мировой войны

МИД Польши обвинил российского президента Владимира Путина в искажении истории Второй мировой войны. Заявление опубликовано на сайте МИД в субботу, 21 декабря.

Речь идет о словах Путина, сказанных во время его пресс-конференции 19 декабря. Тогда глава российского государства сказал, что Польша "сама поучаствовала в разделе Чехословакии", а советские войска вошли в Польшу после того, как "польское правительство утратило контроль за своими вооруженными силами и за тем, что происходит на территории страны".

Заявление Путина представляет собой ложную картину событий, он использует "пропагандистские послания" сталинской эпохи, отметили в польском МИД. Там добавили, что российский президент подрывает совместную работу российских и польских историков, а также достижения его предшественников - Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, которые пытались "найти путь истины и достичь примирения" в польско-российских отношениях. далее➤

Обязанность не забывать, чтобы не повторилось

Обвиняемый прятался за темными солнцезащитными очками, прикрывая лицо красной папкой, когда судебный служащий катил его на инвалидной коляске в переполненный зал суда в Гамбурге. Это был первый день, когда он давал показания, жалуясь, что сам процесс «уничтожает» его «достойную» старость. «Нет, не так я ее себе представлял», - сказал этот 93-летний человек, обращаясь к председателю суда.

В черной шляпе, синем пиджаке и серых брюках Бруно Дей, - так зовут обвиняемого, - прочитал заранее подготовленное заявление, отвечая, таким образом, на более чем пять тысяч обвинений в причастности к убийству, базирующихся на факте его службы охранником в нацистском концлагере Штуттгоф с августа 1944 года по май 1945 года. «Кошмары страданий и ужасов преследовали меня всю жизнь», - утверждал Дей. Суд над ним стал одним из многих, проходивших в последние годы в Германии в погоне за ускользающим временем, чтобы успеть вывести на судебную авансцену последних оставшихся в живых нацистов, где бы они ни жили. далее➤

Нация, когда-то утратившая свою совесть

21 августа 1973 года, академик Андрей Дмитриевич Сахаров провел у себя дома в Москве свою первую пресс-конференцию для иностранных журналистов, где рассказал о нарушении прав человека в СССР.

После этого разразилась мощная газетная кампания травли ученого. Она началась с «Письма 40 академиков», опубликованного в «Правде».

Сахаров вспоминал: «Утром Люся достала газету, и мы своими глазами увидели печально-знаменитое заявление 40 академиков во главе с президентом Келдышем. Потом мне рассказывали разные истории, касавшиеся сбора подписей под этим письмом. Некоторые из подписавших объясняли свою подпись тем, что они считали (им „разъяснили“), что подобное письмо — единственный способ спасти меня от ареста. Капица, как я слышал, отказался подписать. Зельдовичу не предлагали. Академик Александров (будущий президент) уклонился от подписи. Когда ему позвонили домой с предложением присоединиться к письму, кто-то из домашних сказал:
— Анатолий Петрович не может подойти, у него запой». далее➤

Судьба немецкого перебежчика, сообщившего о начале войны

21 июня 1941 года в восемь часов вечера ефрейтор Альфред Лисков вошел в воду реки Буг и поплыл на восток. Сзади оставался темный берег с командиром роты обер-лейтенантом Шульцем, со стоящими под деревьями мотоциклами, с уже подвинутыми к берегу реки понтонами, с замершими на обочине дороги танками. Впереди тоже был темный берег, его черная полоса приближалась с каждым гребком; Лисков был уверен, что там не спят.

Одинокий пловец медленно преодолевал реку и переходил из одной своей жизни в другую. Столяр на мебельной фабрике Вилли Тацика в маленьком городке Кольверк, убежденный коммунист, член Союза красных фронтовиков, сотни раз стоявший на митингах со сжатым кулаком правой руки, он готов был драться с фашистами на баррикадах, но вместо этого был одет в серую форму с нашивками, пронумерован, учтен и микроскопической деталькой включен в огромный механизм вермахта, которому через восемь часов, на рассвете 22 июня, предстояло сняться с места и двинуться вперед.

Но деталька не захотела; ефрейтор Лисков покинул расположение части, вошел в воду и поплыл в Советский Союз, чтобы предупредить его о том, что война начинается. далее➤

Как и зачем вдруг нашлись секретные документы пакта Молотова - Риббентропа

Сенсационную новость заметили немногие. Между тем это действительно событие - впервые опубликованы фотографии оригиналов советско-германского договора о ненападении, известного широкой общественности как пакт Молотова - Риббентропа, и секретного протокола к нему.

Ранее историкам были доступны только копии этих документов, сохранившиеся в немецких архивах. Официальная Москва, для которой, начиная со смерти Сталина, история фактического союза с нацистами была одной из самых неприятных тем, всегда утверждала, что поскольку оригиналов нет, то и пакт как бы ненастоящий. Мол, кто его знает, что произошло на самом деле в те душные августовские дни 1939 года? Вячеслав Молотов сошел в могилу, продолжая утверждать, что никаких секретных протоколов не существует. далее➤

Почему сенсации не случилось

Само существование этого секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между СССР и Германией, известному как пакт Молотова-Риббентропа, в Москве многие десятилетия отрицали. Этот договор обговаривал территориальные и организационные детали раздела Восточной Европы: к Советскому Союзу отходили часть Польши, прибалтийские страны и Бессарабия, а Гитлер, получив, что называется, "карт-бланш", спустя всего неделю после его написания напал на Польшу. Так началась Вторая мировая война.

Надо сказать, что секретным этот протокол, о котором не сообщили даже Верховному Совету СССР, который ратифицировал Договор о ненападении, в сущности, никогда не был. Уже на следующий день после его написания один из немецких дипломатов, которого ужасала мысль о войне, сообщил о нем своему американскому коллеге. далее➤

Сначала был коммунизм, а потом — фашизм

Одним из поводов к публикации данных размышлений стала статья известного публициста Сергея Кара-Мурзы «Немецкий фашизм и русский коммунизм — два тоталитаризма», вышедшая в сборнике «Коммунизм и фашизм: братья или враги?» (М.: Яуза-Пресс, 2008). Необходимо сказать, что данная статья и весь упомянутый сборник — одна из первых попыток начать серьёзный разговор на эту неприятную для россиян тему.

Статью Сергея Кара-Мурзы вполне можно рассматривать как философское обоснование довольно распространённой позиции, высказанной в комментарии сенатора Бориса Шлегеля на заявление Парламентской ассамблеи ОБСЕ, оценивающее сталинский и гитлеровский режимы как тоталитарные и античеловечные. Однако Шлегель настаивал на том, что нельзя «поставить знак равенства между преступлениями нацизма и коммунистических режимов, в первую очередь сталинскими репрессиями… Есть зло тут, есть зло там, но нельзя сравнивать Гитлера со Сталиным. Нельзя сравнивать ГУЛАГ с Освенцимом. Это разные идеологии и разные причины, почему люди туда попали» (см. «Время новостей», 18.12.2009, с. 3). далее➤

Посмотреть в глаза Сталину или Молчание леди Черчилль…

8 мая 1945 года. Раннее утро. Посольство Великобритании в СССР. Окна распахнуты, британский гимн сменяет нью-орлеанский джаз, смех, канонада пробок от шампанского.

В рассветной Москве пока тишина.

Помолодевшая, высокая, спортивная (всего месяц назад она отпраздновала свое шестидесятилетие) - Клементина Черчилль легко встает на стул в большом зале посольства с бокалом: 
— Пьем за победу! За победу!

Ее слова встречают криками. Все обнимаются, хохочут, плачут, пьют. Выжили. Пережили. Страшные шесть лет позади. 

7 мая в 02.40 по среднеевропейскому времени в Реймсе подписан Акт капитуляции Германии. Капитуляцию подписали немецкий генерал Альфред Йодль, от лица союзников ее приняли американский генерал Беддел Смит и советский генерал-майор Иван Суслопаров.

Сталин эту дату и капитуляцию не признАет. Маршала Жукова он заставит подписать еще один акт капитуляции, с Кейтелем, на сутки позже.

Москва взорвется ликованием только через сутки. далее➤

Страницы