Общественно-политический журнал

 

 

Стабильности ждать не приходится

Россия подводит итоги года массовых протестов - сбавивших обороты, но запустивших процесс, рождающий новые вызовы власти.

Годовщину первого многотысячного митинга на столичных Чистых прудах, где число пришедших протестовать против фальсификаций на парламентских выборах в десятки раз превысило ожидания, полтора десятка демонстрантов встречают в тюрьме.

Лояльность и эффективность бюрократической вертикали проходят проверку на прочность развернутой Кремлём "антикоррупционной" кампанией, воспринятой как попытка перехватить лозунги у оппозиции и припугнуть ближний круг.

Второй прошлогодний митинг протеста, собравший уже несколько десятков тысяч человек, заполнивших 10 декабря площадь неподалеку от Кремля, вверг некоторых его обитателей в панику.

"После митинга на Болотной площади была максимальная растерянность, - рассказал на условиях анонимности человек, знающий Путина лично. - Я видел людей, которые говорили: завтра нас из Кремля на вилах вынесут".

Рейтинг Путина плавно снижается, отток капитала из России составляет десятки миллиардов долларов, а отношения с Западом из-за преследования недовольных снова обострились.

Оправившись от шока, власти ответили серией репрессивных законов, уголовных дел, нападок на прессу и свободу интернета. Комментаторы расценили это как политическую реакцию, а Запад напомнил Москве об обязательствах в сфере демократии и защиты прав человека.

После первых арестов и болезненного увеличения - в сотни раз - штрафов за нарушения на митингах, ряды протестующих поредели, хотя к осени по-прежнему насчитывали десятки тысяч.

Оспариваемый Кремлем вывод о неизбежности революции вследствие масштабного гражданского неповиновения сделали те же эксперты из Центра стратегических разработок, кто в прошлом году за несколько месяцев предсказали начало массовых протестов из-за недовольства российского среднего класса.

...Вызовы сейчас лежат в другой плоскости, сходятся во мнении бывшие соратники Путина. В свете отмечаемого социологами растущего недоверия к власти ухудшение в экономике - например, из-за падения цен на нефть - может быть катализатором политического кризиса.

"Сочетание низкого престижа властных институтов, масштабного недовольства социально-экономической и политической ситуацией, а также растущего ощущения несправедливости государственного устройства создает психологическую основу для роста напряженности в обществе", - говорится в докладе Центра гражданских инициатив экс-министра финансов Алексея Кудрина.

Так и не избавившаяся от нефтяной зависимости российская экономика, коррупция и зависимая от властей судебная система служат одной из причин оттока капитала - за девять месяцев Россию покинули $58 миллиардов, а по итогам года этот показатель может достичь $70 миллиардов.

Лев Гудков из социологического Левада-центра говорит, что хотя доверие к власти продолжает медленно, но необратимо размываться, особенно в столице и крупных городах, высокая цена на нефть даже в условиях экономической стагнации позволяет Кремлю покупать относительную лояльность традиционно ждущего помощи сверху большинства в 143-миллионной постсоветской стране.

По его словам, мощная пропагандистская машина Кремля навязывает массовому сознанию представление о безальтернативности Путина, а также поддерживает постоянные иллюзии относительно того, что он выполнит то, что обещал. За год поляризации "сильнее обозначилось и консервативное, антиреформистское, антимодернизационное относительное большинство - население в малых и средних городах", сказал Гудков на круглом столе в октябре."Которое боится перемен, боится нового, поскольку эти люди ясно сознают, что они неконкурентны, как и предприятия или организации, в которых они заняты".

Социолог назвал этот слой опорой путинизма:"Этот сегмент общества - примерно 45 процентов населения. Для них риторика Путина о господдержке, о необходимости дотаций для тех, кто работает на госзаказ, о технической модернизации и социальной помощи бедным - бальзам на душу, поэтому там поддержка режима сохраняется и будет сохраняться".

...Владелец маленькой московской студии звукозаписи, 39-летний Артем Колпаков год назад вопреки уговорам жены отправился с работы на Чистые пруды, где тысячи людей скандировали "революция!".

Приобретя опыт гражданского сопротивления, он понял, что результатов ждать долго."Глупо было предположить, что все сразу поменяется", - сказал он."Ломать - не строить. Строить гораздо сложнее. Сейчас люди будут переосмысливать тактику, потому что одними кричалками ничего не добьешься".

Лидеры протеста попытались оформить возникшее на базе неприятия Путина стихийное единение носителей полярных политических взглядов в Координационный совет, куда вошли 45 человек. В первых альтернативных выборах "теневого правительства" приняли участие около 80.000 избирателей.

Совет объявил одной из первых задач отправку добровольцев в формирующиеся весной на пять ближайших лет участковые избиркомы, где происходят основные фальсификации голосования.

Многие лидеры протеста принципиально отказываются идти на выборы. Они называют не раз раскритикованное Западом голосование в России индустрией политического мошенничества с предсказуемым результатом.  

 Кремль не раз пытался сымитировать двухпартийную модель американской демократии, но попытка создать послушную "альтернативу" "Единой России" уже дважды терпела поражение: как со "Справедливой Россией", так и c партией "Правое дело", отданной под начало миллиардера Михаила Прохорова.

Кутивший на европейских курортах Прохоров по указанию Кремля сменил имидж плейбоя и к началу думской кампании объявил о приходе в политику. Либеральные лозунги и умеренная критика Кремля помогли ему стать вторым на президентских выборах в Москве, где Прохоров потеснил коммунистов и сыграл роль протестного кандидата "рассерженных горожан".

Источник