Общественно-политический журнал

 

 

Из временных тактических попутчиков пытаются сделать союзников, едва ли не друзей

Александр Володарский Если бы я был конспирологом, то кричал бы, что сброс воды на Кубани был организован умышленно. Не из-за халатности, не по недомыслию, не из-за непрофессионализма, не из-за непонимания последствий, а с полным осознанием всех жертв, хаоса, паники и, главное, с пониманием того, какое влияние окажет эта катастрофа на общество.

Я не конспиролог, поэтому не буду делать таких заявлений. Но нельзя не признать, что Крымск подвернулся властям очень кстати.

Совершенно логично, что многие активные участники протестного движения включились в помощь пострадавшим. В конце концов, это то, чем следует заниматься как из общечеловеческих, так и из политических соображений. Под политическими соображениями я, разумеется, имею в виду не "пиар" (у людей, часто по поводу и без повода употребляющих это слово, должен отсыхать язык), а опыт самоорганизации и работы в кризисных ситуациях. Один из главных аргументов в защиту существования авторитарного режима - это стабильность. Для того чтобы его победить, следует доказать (в первую очередь самим себе), что защищать людей и помогать им можно безо всякой вертикали, причем даже с большей эффективностью. Научиться коммуникации, координации действий, ответственности. "Карнавальную" акцию можно провалить из-за своей необязательности или вытянуть на чистом везении и кураже, не прилагая усилий, - когда же на кону стоят человеческие жизни, такой подход не работает. Ничто так не отрезвляет и не дисциплинирует, как близкое и осязаемое чужое горе, которое может в любую секунду стать твоим. Так что Митя Алешковский с Машей Бароновой и все включившиеся в волонтерство, разумеется, молодцы.

Но любое действие, каким бы правильным, искренним и воодушевляющим оно ни было, иногда имеет и побочные последствия. Я говорю о том "гражданском единении" с румоловцами, нашистами, ОМОНом, православными казаками и прочими силами, которые еще вчера воспринимались в качестве врагов. Можно провести параллель с антипутинскими протестами, в которых существовал столь же противоестественный союз с нацистами, бывшими путинскими чиновниками, олигархами и их обслуживающим персоналом. Под предлогом борьбы против Путина как абсолютного зла на трибуны митингов допускались люди, связанные с самыми разными преступлениями, будь то преступления режима (вспомним, как оппозиционер Гудков еще шесть лет назад одобрял политические репрессии), нацистские убийства (вспомним желание "национал-демократов" включить Тихонова и Хасис в список политзаключенных). Я уж не говорю о подмусаренном бандите Ройзмане, с которым готова солидаризироваться половина Болотной: ну и что, что людей пытает, зато против Путина - значит, хороший и честный человек.

Наводнение в Крымске на какое-то время стало стихийным бедствием более страшным, чем Путин. Раньше в либеральной (равно как и псевдолевой) среде говорили о "хороших парнях националистах", с которыми ни в коем случае нельзя ссориться, чтобы не расколоть протест. Теперь у сторонников широкого объединения появились новые воображаемые друзья: добрые омоновцы и казаки. Как и в случае с фашней, проблема заключается даже не в том, что товарищи делают с ними одно и то же дело. Вполне можно всем вместе протестовать против власти, вполне можно (и даже нужно) вместе помогать пострадавшим от стихии. Только у слова "вместе" есть несколько разных оттенков значения, которые часто некстати путают: "вместе" в значении "рядом" и "вместе" в значении "совместно, единым фронтом". Проблема в том, что из временных тактических попутчиков пытаются сделать союзников, едва ли не друзей. Которыми они, разумеется, не являются и никогда не смогут стать, не отказавшись сперва от своей идентичности. Когда звери, забыв о своем месте в пищевой цепочке, вместе бегут от лесного пожара, это не значит, что идиллия будет длиться и после того, как огонь отступит.

Хищники начнут жрать травоядных. ОМОН будет бить вчерашних волонтеров. РПЦшные казаки будут требовать укрепления инквизиции. Враги остаются врагами. Истинно говорю вам, отравлены ладони, протянутые вам, яд смерти на них.

Но крымская ситуация сыграла на руку власти не только из-за вынужденной коллаборации части активистов. Она переключила внимание людей, потенциально готовых к протесту, с принятых в последнее время законов (о контроле за интернетом, о клевете, НКО). Безусловно, все в очередной раз убедились в лживости, некомпетентности и неэффективности режима. Только вот это не новость, о них все и так знают. Очередная прилюдная демонстрация мерзости власти не станет причиной восстания, осознание этой мерзости и так витает в воздухе.

Сейчас у российских правителей не может быть никакого эффективного "позитивного пиара" или "улучшения имиджа", единственное, на что они способны, - тормозить протесты, еще немного оттягивая неизбежный конец.

Думаю, если бы результаты наводнения были известны заранее, Кремль поступил бы так же.

Александр Володарский

Комментарии

Марк on 16 июля, 2012 - 21:36

Да, это так. Пока страна была отвлечена на трагедию в Крымске, госдума была очень занята и ей не было времени отвлекаться. Она стахановскими методами ковала репрессивные законы, пользуясь тем, что внимание общества совсем в другой стороне. Даже каникулы свои отложили! Отложили не ради наводнения в Крымске, нет - отложили, чтобы использовать момент. Парламентская комиссия?! Да, что-то было за это время, но не по Крымску, а гастроли мерзавцев в Вашингтон совсем с иными заботами - с клеветой на Магнитского, с целью спасти свои активы. А страна? Да хоть потоп!