Общественно-политический журнал

 

 

"Репутация у Московской патриархии отсутствует — у нее есть только криминальное досье"

Священник Яков Кротов об истории с квартирой Гундяева:

Мне кажется, тут есть несколько забавных моментов. Во-первых, что такое богопротивное — не богохульное — поведение? У владыки Кирилла пентхаус с видом на храм Христа Спасителя. Но только оформлено это не на него — это тоже важно помнить — это оформлено на его сестру. В некоторых желтых издания ошибочно говорили, что это его сожительница. Но речь идет, насколько я понимаю, именно о его сестре (сестру Гундяева зовут Елена, а не Лидия, т.е. эта женщина не является его сестрой - ЭР). Это означает, что после смерти святейшего квартира отойдет не Церкви, а каким-то другим наследникам, что уже не очень хорошо и противоречит духу христианского поведения.

Второй момент. Символично, что речь идет о "Доме на набережной" — это символ номенклатуры. И то, что там теперь, вместо Тухачевского, Молотова и других, живет Патриарх — при советской власти это, конечно, вряд ли было бы возможно. А теперь имеет место быть.

Что касается того, что Патриарх столкнулся со священником – Шевченко – человеком гораздо более пожилым, чем святейший Патриарх. И, насколько я понимаю, пребывая в некотором шоке от происшедшего, он не служит.

Видимо, теперь такие истории будут происходить часто. Потому что был какой-то романтический период, в том числе и у номенклатурных властителей, в их отношениях в Церковью. Там не только бывшие коммунисты, которые цинично переметнулись в православие. Но даже циник обычно себя убеждает: "Я вот чуть-чуть верующий... О, я уже много верующий!"

Но там были и настоящие обращения. Я думаю, что здесь стоит предположить, что у Шевченко это была реальная встреча с Богом, какой-то духовный путь — и вдруг такой "облом"!

Как бывший библиотекарь, архивист первой категории и сотрудник именно отдела обеспечения сохранности документов в архиве древних актов, я должен сказать, что акт экспертизы, по которому обеспыливание 900 книг, в основном, довольно поздних — рубежа XIX-XX веков — который в "Ленинке" оценили, кажется, в 20 миллионов, — это неслыханно. Это можно сделать в любой простейшей лаборатории в Исторической библиотеке или в том же Архивном городке на Пироговке за намного меньшую сумму. Так что эту экспертизу, я думаю, можно смело считать заказной и не вполне правильной — не может обеспыливание книг стоить дороже самих книг — раритетов там не названо, по крайней мере, в той информации, которая попала в СМИ.

Значит здесь какая-то расправа полукриминального, рейдерского характера. С одной стороны, жалко Шевченко, конечно, — такие вот потери иллюзий. А, с другой стороны, это все-таки "оперетта из жизни высшего света", или лучше говорить - "высшего мрака". В наших условиях какой же это свет? Это мрак, который выдает себя за свет.

Слава гласности! Я думаю, что при Брежневе тоже таких хохм среди номенклатуры было много, но они не выходили на поверхность, только Тополь с Незнанским о них писали по слухам. А теперь это все-таки проскакивает в газетах, хотя жизнь высшей номенклатуры сейчас закрыта почти на брежневский манер, но кое-что выскальзывает, значит "блажены нищие духом".

- Но как это выглядит, когда Патриарх судится со священником собственной юрисдикции по такому все-таки ничтожному поводу?

- Я не думаю, что это суд из-за денег — Патриарх просто хочет обзавестись еще одной квартирой — дело в этом. И с высокой степенью вероятности он это сделает. Я вообще не думаю, что Патриарх что-то решал. Я думаю, что это сестра Патриарха — с его, конечно, ведома — и сильно ловкий адвокат, который предложил такую схему: наказать соседа и при удачном раскладе отобрать квартиру. Это действительно нравы волчьей стаи. И никаких иллюзий здесь питать не надо. От того, что это все под христианскими лозунгами, ситуация только трагичнее, а не наоборот.

- Вы ведь не предполагаете, что все эти действия могли бы быть совершены без ведома Патриарха?

- Нет, Патриарх, конечно, в курсе. Но надо понимать, что по его масштабам даже пентхауз в "Доме на набережной"... Ну, что такое для него квартира стоимостью в 20 млн долларов? – Это гроши. И, я думаю, что у него гораздо больший масштаб. Я надеюсь, что остальное свое имущество он все-таки хранит за границей — предусмотрительней бывшего министра. Так что здесь ему сестра что-то сказала, что, может быть, попробуем? На что он сказал: дерзай.

- Но это же серьезный удар по репутации?

- Какой это удар по репутации? Чтобы был удар по репутации, должна быть репутация. Репутация закончилась, когда были преданы гласности факты торговли табаком и очень плохим шампанским. Тогда — в середине 90-х — репутация погибла. С тех пор, если кто-то говорит, что репутация есть — этот человек хотел обманываться, сознательно хотел чего-то не знать, и вдруг через его броню пробилась какая-то информация. Это проблема человека в состоянии самообмана. А любой человек сколько-нибудь образованный в современной церковной истории прекрасно понимает, что репутация у Московской патриархии отсутствует — у нее есть только криминальное досье. А по криминальному досье нельзя нанести удар — можно только подшить еще одну страничку.

- Вы имеете в виду всю Московскую патриархию?

- Руководство Московской патриархии — это верхушка варьете.

Я не думаю, что избрание Патриарха было избранием. Это было, конечно, назачение Путиным. И все разговоры о конкуренции — это все была дымовая завеса, которую создавали за деньги разные господа... кто в диаконском чине, кто в архиерейском, кто в иерейском — это все был спектакль. Кому-то угодно считать этот спектакль реальностью и заниматься комментариями. А мне кажется, это странно.

Источник

По теме:

Квартира для Гундяева

Истинный аскетизм патриарха Кирилла

Комментарии

homo sapiens on 27 марта, 2012 - 23:38

 

У патриарха Кирилла помимо двух официальных резиденций в Москве (Даниловский монастырь и Чистый переулок) и одной в Подмосковье есть большая квартира в престижном доме в самом центре города. Вообще-то об этом было известно уже несколько лет из регистрационных документов, но непонятно, откуда у монаха, всю жизнь вроде бы отдавшего церкви и обязанного по статусу обходиться без имущества, эта квартира взялась.

Единственное внятное объяснение этому содержится в обширной статье орловского интернет-публициста из припатриархийной Ассоциации православных экспертов Игоря Голикова. Он, в частности, утверждает, что квартира была подарена тогда еще митрополиту Кириллу (Гундяеву) московским правительством. Подобное в принципе возможно, поскольку мэрия иногда проявляла щедрость к нужным персонам - например, в начале 2000-х она фактически подарила (продала за небольшую долю реальной цены) трехкомнатную квартиру вернувшемуся из эмиграции писателю и публицисту Александру Зиновьеву.

Но хорошо бы найти соответствующее решение московского правительства и выяснить, кто его подписал. Не был ли это Владимир Иосифович Ресин, являющийся сейчас сотрудником Московской патриархии? А если так, то не повод ли это для пересмотра того давнего решения и возвращения городу объекта недвижимости ценой в несколько десятков миллионов рублей?

Не стал Легойда опровергать и того, что прописана в этой квартире некая Лидия Леонова, которая и выступает в качестве истицы. От упоминания этого имени Легойда воздерживается, поскольку ситуация сверхщекотливая. Прежняя полуофициальная версия из околопатриархийной медиасреды о том, что это родная сестра патриарха, провалилась. Тот же Игорь Голиков утверждает, что эта "подвижница" - двоюродная сестра патриарха, тридцать с лишним лет путешествующая за ним по городам и весям. Но тут вне зависимости от достоверности источника возникает вопрос: а часто бывает, что одинокий мужчина живет в одной квартире со своей двоюродной сестрой-ровесницей и ведет с ней совместное хозяйство, и как это все тогда называется?

При этом сторонники Московской патриархии (как и, что удивительно, ее оппоненты) не задаются вопросом о том, кто еще прописан в той квартире. Мне фигура Лидии Леоновой напоминает не только благополучно забытую "хорошую знакомую" предыдущего патриарха - блиставшую на патриарших приемах откровенными декольте предпринимательницу (когда-то владелицу абортария, потом - агрессивной транспортной компании к которой у таможни имелись претензии, потом - детского пансионата под официальным кураторством МГУ и Святейшего) Гюльназ Сотникову. Последняя в переделкинской резиденции все-таки, насколько известно, не прописывалась. Здесь вспоминается другая история, нашумевшая два десятка лет назад и очень похожая на нынешний случай.

В 1990 году член Священного синода, экзарх украинской митрополии по имени Филарет (Денисенко) имел хороший шанс стать патриархом Московским. Но не без борьбы выборы выиграл другой кандидат - Алексий. А Филарет, удалившись в Киев, решил отделить украинское православие от московского и стать патриархом незалежной церкви.

Вот тогда-то Москва вынула из-за пазухи припасенный козырь. И в прессу полились откровения детей мятежного митрополита, которых он по официальной версии "воспитывал" вместе со своей "названой сестрой" Евгенией Петровной Родионовой. Епископы украинского экзархата, которые раньше после службы Филарета целовали ручку стоявшей на краю аналоя Евгении Петровны, вдруг разом обнаружили нарушение монашеских обетов и лишили сана своего прежнего предстоятеля. А в 1997 году Архиерейский собор РПЦ анафематствовал несостоявшегося патриарха.

Ну а пока, запасшись, как говорят, попкорном, ждем продолжения истории, где все хороши. Патриарх, поселившийся, возможно, на средства налогоплательщиков в пентхаусе с видом на храм, построенный также на деньги налогоплательщиков, воюет посредством своей сожительницы с бывшим министром здравоохранения и по совместительству немножко священником (получившим, не отрываясь от министерского кресла в Москве, духовное образование аж в Ташкенте и рукоположенным почему-то в Киеве), скопившим за годы работы медицинским администратором на пару квартир (и капитальный ремонт) в престижнейшем доме Москвы.

Меж ними бегает депутат-посредник (как фамилия-то, кстати?), готовый уладить конфликт за какие-то 500 тысяч долларов отступного. Где-то за пределами экрана бывший вице-мэр выбивает шестьсот участков под строительство храмов в спальном районе: "У вас под окнами по утрам еще не звонят колокола? Тогда мы идем к вам!"

Можно предвидеть по мере развития сюжета объявление Дома на набережной резиденцией патриарха Московского с приданием всему дому статуса монастыря и прокладкой фуникулера по типу швейцарского от патриаршего пентхауса к ХХС для наибольшего удобства его святейшества и московской публики.

Что, интересно, может остановить этот балаган?

Николай Митрохин