Общественно-политический журнал

 

 

 

Грязные руки и холодное сердце

Полковник КГБ Владимир Путин в значительной мере сделал опорой своего президентства КГБ. Представители силовых ведомств занимают сейчас 60 процентов ключевых постов в государстве и извлекают из этого огромную выгоду. Спецслужбы вложили немало сил в вербовку молодежи. 

В первые годы XXI века для удивительно большого числа молодых людей профессия чекиста стала верхом мечтаний. Советский образ людей с «горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками» казался привлекательным.

Важную роль в создании имиджа сыграло влияние ФСБ на телевидении – ведь простые россияне верят в то, что там показывают. А это фильмы, в которых натренированные сотрудники спецслужб ловят вражеских шпионов, или сериалы о доблестных спецназовцах, дюжинами ликвидирующих арабских террористов в т.ч. и за границей. Одним словом, служба в ФСБ – это не только патриотическая обязанность, но и волнующие, нередко экзотические, приключения.

Глава PR-отдела Лубянки Сергей Игнатченко не скрывает, что подобная пропаганда – идея, почерпнутая напрямую от генсека Юрия Андропова: после телепродукции того времени на службу в КГБ пришло много бравых сотрудников, например, Путин, который признавался, что важную роль в его жизни сыграла лента о Комитете «Щит и меч».

На какую почву упало чекистское зерно? Хотя в последнее время появились симптомы пробуждения среднего класса крупных городов, по оценке газеты «Новое время», молодое поколение все больше напоминает «совков» - советских людей. 39 процентов идентифицирует себя с лозунгом: «Единица - ничто, коллектив - все». С другой стороны, для поколения, называемого путинским, главные ценности – это потребление и благосостояние. Так повлияла на них школа и, как добавляют политологи, политическая обработка молодежных объединений властями, обеспокоенными оранжевой революцией на Украине. Силовики оказывали покровительство прокремлевским националистическим партиям и молодежным движениям. Один из экспертов по ФСБ назвал это опасными играми патриотов, т.к. для радикальной молодежи важным элементом образа фээсбэшника стала служба Великой России, оправдывающая действия, выходящие за рамки закона.

Молодые люди хотят быть «крутыми парнями». Такой стиль особенно импонирует плохо образованной и лишенной перспектив молодежи из провинции. Такие, конечно,не сделают карьеры в ФСБ, зато могут быть пушечным мясом, например, в контрактных подразделениях на Северном Кавказе. С согласия ФСБ они пополняют ряды 22 гражданских силовых структур, имеющих собственные специальные части, однако чаще становятся низкооплачиваемыми сотрудниками коммерческих, но подчиняющихся чекистам охранных предприятий, в которых работает более 3 млн человек. Все они оказываются клиентами ФСБ и фактически работают на нее. Неудовлетворенные и не реализовавшиеся в жизни, они становятся самыми верными поклонниками ментальности силовиков, столь близкой сердцу каждого российского скинхеда. Это слышно в дискуссиях на таких порталах как Чекист.ру или Россия Антитеррор и заметно в расистских погромах, направленных против иммигрантов с Кавказа и из Средней Азии.

Официальная зарплата фээсбешника уступает, правда, коррупционным доходам полицейских, заработку проститутки или босса бандитской шайки, но именно ФСБ дает самые лучшие перспективы добраться до властной элиты. Абитуриенты на вопрос о своих карьерных мечтах высоко оценивают службу в ФСБ, ставя выше лишь работу в Газпроме или в недоступной для простых смертных администрации президента.

«Где начать карьеру молодому экономисту из провинции?» - спрашивают родители. «В ФСБ», - в один голос отвечают интернет-пользователи. Аналогичный рецепт предлагает портал Woman.ru для удачного замужества: «Поработай на Лубянке, завяжи знакомства и перейди на работу в консалтинг, банковский сектор или адвокатуру». Для тех, кто хочет остаться на Лубянке, у спецслужб есть интересное предложение. От зарплаты в три раза превосходящей среднюю по стране (плюс бонусы и большая пенсия) до бесплатных квартир и разного рода льгот, собственных поликлиник и санаториев. «Если жизненная стабильность – то в ФСБ», – так звучит лозунг рекрутеров, и поэтому кадровикам, особенно в период кризиса, есть из кого выбирать. 

Впрочем, ФСБ ведет некоторых людей еще с институтской скамьи. Два года назад она заключила договор с одним из известных технических вузов, в котором был создана соответствующая специализация. Избранные студенты оканчивают дополнительные курсы в ведомственных вузах и в течение нескольких лет находятся под опекой наставников – чаще всего выходцев из КГБ. Предпочтение отдается юристам, экономистам, информатикам, лингвистам и представителям отдельных технических специальностей. Почему? Эффектом президентства Путина стал государственный капитализм, в котором силовики превратились в «олигархов в погонах», руководящих холдингами ключевых секторов экономики. Фээсбэшники пронизывают всю экономику, и им нужны образованные комиссары для контроля за гражданскими менеджерами.

ФСБ не занималась мелкими операциями, в сферу ее интересов попадали только крупнейшие компании, лучше всего с заграничным капиталом, которые позволяли осуществлять перевод коррупционных доходов в заграничные оффшоры. Не секрет также, что речь шла в основном о газовых, нефтяных и военно-промышленных концернах. Именно в их наблюдательных советах и советах директоров кроются настоящие перспективы, престиж и доходы фээсбэшников.

Разумеется, не всех, а только тех, кто принадлежит к третьему, высшему кругу посвященных. В КГБ была в ходу шутка: кто работает в доходной заграничной резидентуре? Жены, дети и любовницы товарищей из Политбюро, а по ошибке – крохи от оперативного состава. Так происходит и в современном ФСБ. Сколько там сотрудников? От 200 до 350 тысяч. Подавляющее большинство руководства – это бывшие офицеры КГБ или (все чаще) молодые люди, связанные с этим кругом. 

Типичный пример из современности – Андрей Патрушев - сын бывшего начальника ведомства, а ныне главы Совета безопасности России. В 26 лет он был уже заместителем руководителя нефтяного (контролирующего эту отрасль) подразделения управления «П» - от слова «промышленность». Вскоре он стал советником Игоря Сечина - председателя совета директоров концерна «Роснефть»,  кагэбэшника и влиятельного соратника Путина. Андрей успел стать кавалером ордена, вручаемого «за успехи в многолетней работе». Офицер ФСБ Петр Фрадков – это, в свою очередь, сын бывшего премьера. Он является членом совета Внешэкономбанка – одной из важнейших финансовых структур России. Они оба окончили элитную Академию ФСБ, кузницу руководящих кадров силовой корпорации, дающую пропуск в дальнейшую карьеру.

Важнейшая задача спецслужб – сохранение закрытости касты и ее влияний в стране. Цели государства оправдывают средства, но первым неписанным принципом остается лояльность к собственной корпорации. Второй принцип – это постоянный поиск и уничтожение врага. И именно такие заветы кагэбэшники перенесли в политику и экономику: если с партнером нельзя договориться, у него следует просто отобрать бизнес, в чем убедился, например, Михаил Ходорковский.

Однако брожения в обществе затронули и спецслужбы. По мнению Андрея Солдатова, оперативный состав, не входящий в «семейный» круг, все более открыто восстает против феодального самоуправства начальников. Что думают об этом простые сотрудники, неизвестно, но опрос, проведенный среди московских полицейских, показал, что майоры и полковники против силовой расправы с оппозицией.

Как будет действовать ФСБ в отношении волны гражданских протестов? Социолог Михаил Афанасьев называет силовиков самой консервативной корпорацией власти, которая не заинтересована в каких-либо переменах. Ее верхушка, несомненно, будет поддерживать правящий тандем. Николай Патрушев уже предложил ввести цензуру в Интернете, который имел решающее значение в организации оппозиционных акций. Другой ястреб, генерал разведки Сергей Иванов, занял кресло руководителя президентской администрации – ключевой пост в Кремле. 

Готовится ли Кремль ужесточить политический курс? Возможно, хотя в российской истории бывало, что спецслужбы организовывали контролируемую либерализацию. Третий отдел Тайной канцелярии – тайная полиция царя Александра II – противостоял сопротивлению придворных консерваторов, писал проект конституции. Но тайные службы больше всего заботятся о собственных интересах. ФСБ, наученная примером печального конца КГБ, может начать играть лишь за себя. Как сказал один из лидеров оппозиции Лев Пономарев, ради защиты своих привилегий чекисты первыми могут предать Путина и созданную им систему.

Источник