Общественно-политический журнал

 

 

 

Возвращение Чаушеску

Румыния – страна контрастов и парадоксов. С одной стороны, ее считают самым  проамериканским членом ЕС, а ее президент Клаус Йоханнис пользуется репутацией НАТОвского ястреба, выступает за усиление его силы в сдерживании и обороне на «восточном фронте». В частности - за увеличение присутствия в Черном море. Бухарест активно поддерживает Инициативу Трех морей - геополитический проект интеграции северных и южных флангов Восточной Европы в качестве противовеса России, подписанный в 2016-м 12 государствами ЕС, включая Австрию.  

И при этом ее буквально трясет и лихорадит от массовых уличных тусовок, которые происходят чуть ли неежедневно и по любому поводу. Причем порой с огромными толпами, как это было, к примеру, в 2017, когда на улицах с обвинениями властей в коррупции высыпло порядка 300 тыс. чел. А общество вот уже второе десятилетие со все большим умилением вспоминает о временах Чаушеску...

Добрые времена

В румынском календаре этого года примечательная дата: 25 декабря минет 30-лет со дня  убийства четы Чаушеску. Расправы скорой и коварной. Казни Николае и Елены  предшествовали масштабные протесты и вооруженные столкновения на улицах румынской столицы. При этом по протестующим стреляли неизвестные снайперы. Тогда погибли около тысячи человек. Этому предшествовали столкнования в Тимишоаре, в ходе которых, якобы, было убито более 60 тыс. граждан.

Но не прошло и пары лет после смены режима, как в стране розовыми венчиками начала расцветать ностальгия. Многочисленные опросы последних лет стабильно фиксируют грезы о социализме и чете Чаушеску, обретающих венчики мучеников. Около половины румын считают бывшего вождя неплохим руководителем, а процент тех, которым кажется, что при нем жилось лучше, чем теперь, зашкаливает до 60-80%. Дошло до того, что сегодня под следствие попадают люди, которые свергали режим.

И это в стране, которую в последней фазе социализма – в 80-е по уровню нищеты и отсталости превышала только Албания. В стране, где еще в памяти нескольких поколений живые воспоминания о режиме строжайшей экономии, обрекшем людей на голод и холод из-за амбициозной позы расплатиться со всеми должниками, не дожидаясь контрольных сроков. А расправа над диктатором, осуществленная руками «самых преданных»,  происходила под радостный вой многотысячных толп по всей стране.

Как обычно в таких ситуациях не только коммунисты, но и вполне либеральные толкователи «переосмысливают» хроники тех событий, внося в них привычную гамму версий и акцентов. В духе теории заговора и в тоне «поиска объективности». И ведь никто при этом как будто бы не врет, не искажает факты. Ибо по прошествию времени о причастности спецслужб извне откровенничают сами их участники. А о том, каким поспешным и юридически нечистым было судилище, судачили еще тогда. Не даром же почти все участники «военного трибунала» очень быстро исчезли в результате самоубийств или ДТП. А главные обвинения о вывозе миллиарда долларов на зарубежные счета и бойне в Тимишоаре,  вскоре были официально опровергнуты и сильно подкорректированы. Более того, главный организатор казни Чаушеску, только что им назначенный министром обороны Виктор Станкулеску, в 2008-м году был осужден на 12 лет, так как выяснилось, что это он отдал приказ приказ стрелять по толпе и организовал побег Чаушеску так, чтобы келейно расправиться с ними.

Многим в Румынии сегодня нравится, какой независимой и дерзкой по отношению к Москве была внешняя политика страны, какой мощный промышленный скачок она совершила в 70-е годы, какое строительство бурлило повсюду. В заслугу Чеушеску ставится то, что добившись симпатий у Запада, он не продул, а инвестировал щедрые кредиты в развитие. И даже умопомрачительные расходы на роскошь и помпу вроде Дворца народов и проспекта весны в Бухаресте с позолоченными поручнями и унитазами списываются на то, что они создавались не ради личных нужд, а как символы величия эпохи. Подобно тому, как планировавшийся Дворец съездов в Москве перед войной. Как и у Сталина, у Чаушеску создается образ бессребренника, который де хоть и окружал себя роскошью, но вся она была государственной и играла прежде всего имиджевую роль.

Другой лейтмотив – угодники. Дескать диктатора сгубили его сподвижники и подельники, подхалимажем и дурными советами развившими в целеустремленном и неплохом  в общем-то человеке дурные черты. При этом часто вспоминаются последние его крики, обращенные к  «предателям».

Знакомый феномен

Отчего же такая блажь по тем годам? Думаю, для россиян особой загадки в этом нет. Ибо им хорошо знаком этот синдром абберации памяти и чувств. Феномен, в котором в один коктейль сбивается несколько ингредиентов.

Во-первых, избирательный позитив памяти. Людям свойственно забывать плохое и лелеять, преумножать хорошее. Как страна рванула в 70-е при Чеушеску помнят. А какими репрессиями и экономической разрухой этот рывок обернулся в 80 и 90-е предпочитают если не забыть, то смягчить.

Во-вторых, эхо тоталитарных режимов отдается после демократических перемен чаще всего в негативах, которые не только долго не лучшают общую ситуацию, но и делают ее еще хуже. Тут сплетаются и экономические раны наследия, и инерция отношения к труду, к личной ответственности, и привычные почерки в стиле управления у армии рядовых руководителей. И в том состоянии, в каком в 90-м Румыния вступила в «капитализм», отказ от элементарного регулирования уже обрекал многих в еще более адское состояние. Согласно расчетам Еврокомиссии, около 40% населения Румынии относятся к беднякам. По одним методикам подсчета, Румыния является самой бедной страной в ЕС, по другим — занимает второе место по уровню бедности после Болгарии. Социология показывает, что в стране царит тотальный пессимизм.

В-третьих, присутствует и самая туманная составляющая - психотип  рабской ментальности, синдромы личностей, ценящей патернизм власти и оправдывающих насилие. Они присутствуют в любом обществе, различаясь своими долями. А те, в свою очередь, складываются – формируются, закаляются, колеблются в процессе исторического генезиса. Как все это происходит – тема спорная и аморфная.

Дело о Румынской революции

Впрочем, в отличие от России, где реабилитация Сталина пока проходит лишь в «умах и сердцах», в Румынии ренессанс Чаушеску превратился в уже настоящий «Нюрнберг» над теми, кто над ним расправился. В ее генпрокуратуре во всю раскручивается дело, названное « Румынская революция декабря 1989». Претензии по нему предъявлены таким персонам, как первый президент после свержения режима, 89-летний Ион Илиеску, экс-премьер Петре Роман и еще двух чиновникам. И обвинения шьются нешуточные – ни менее, ни более, как в «преступлениях против человечности».

Бывшие руководители « Фронта национального спасения» призываются к ответственности за то, что создали в стране атмосферу «тотального психоза», что привело к анархии и силовому производу, в резултате чего в течение нескольких дней были убиты 862 человека и более 2  тыс. травмированы.

Этому предшествовали появившиеся еще в 90-е годы расследования, опровергнувшие цифру в более, чем 60 тыс. погибших в Тимишоаре и подкорректировавшие ее до 1,3 тыс. Параллельно стала браковаться версия о «стихийном» характере декабрьской бучи и заменяться свидетельствами о ее организаторах. О том, что, якобы, направляли ее две оппозционных группировки – из отставных генералов и бывших чиновников, «обиженных» Чаушеску, и из действующих генералов армии и госбезопасности. Противоречия между ними, будто бы, и стали причиной вооруженных столкновений 23-28 декабря 1989. Появились свидетели, которые рассказывали, что трупы для съемок жутких сцен раскапываемых «братских могил» свозились заранее из моргов или ранних погребений. Это подтвердили немецкие документалисты во главе с режиссером С.Брандштеттером, снявшим фильм «Революция по заказу», который был в декабре 2004 показан по румынскому ТВ. В нем «революция» изображается как совместная операция ЦРУ и КГБ. При этом демонстируются признания их сотрудников, свидетельства участников.

Вот такая диалектика. Румыны с холодком относятся к России и Сталину, но чтят своего Отца народа. Ностальгируют по социализму и вот уже который год пытаются смести власть соцдемов. Но при этом на манифестациях размахивают, наряду с румынскими, американскими, евросоюзными, канадскими и т.п. флажками.

Владимир Скрипов