Общественно-политический журнал

 

Победами и жертвами Майдана спешат воспользоваться политики и олигархи. Они своего достигли, дальше им не нужно

Если до какого-то момента о киевских событиях можно было писать только в жанре фронтового репортажа, то теперь, похоже, ситуация меняется. После угрозы введения ЧП и последовавших затем телефонных переговоров Виктора Януковича с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, заявленного после этих переговоров визита еврокомиссаров (было объявлено, что в субботу в Киев приедет Штефан Фюле, а с понедельника нужно ждать Кэтрин Эштон), наконец, после парада областных суверенитетов, в действиях украинской власти стала просматриваться какая-никакая политика.

Хотя еще утром в субботу 25 января казалось, что Янукович пребывает в параллельном мире и ему, как старому Форсайту – «ничего не рассказывают», он вдруг объявил о назначении нового главы Киевской городской администрации. Имя этого человека (зовут его Владимир Макеенко) никому ни о чем не говорило, всех интересовало лишь одно: где будет находиться рабочее место нового мэра, коль скоро администрация ничего не контролирует и здание уже второй месяц в руках активистов. К обеду в Киев пришло известие о захвате черниговской обладминистрации, и почти одновременно стало понятно, что Виктор Янукович внезапно обнаружил себя в политической реальности. Переговоры с оппозицией коренным образом поменяли тональность: если прежде оппозиционеры выдвигали требования, а Янукович отказывался их принимать, то теперь Янукович стал делать оппозиции предложения, от которых, та, кажется, не могла отказаться. Однако все же отказалась.

По крайней мере, отказался Виталий Кличко, которому был предложен пост вице-премьера по гуманитарным вопросам в новом правительстве, а таковое, в свою очередь, предложено сформировать Арсению Яценюку.

Олегу Тягнибоку не было предложено ничего (по крайней мере, официально), так что украинские блогеры весь субботний вечер подбирали для лидера «Свободы» достойное место работы: от главы Комитета по делам национальностей до посла в Москве или Тель-Авиве. Что же до реальных предложений Януковича, то разного рода аналитики моментально стали говорить о чрезвычайно хитрой «разводке» и попытке поссорить оппозицию: действительно, самый высокий пост предлагают самому непопулярному персонажу оппозиционной тройки. Вся эта ситуация была моментально переложена на культовый текст украинского «Гамлета» (от Леся Подервянского):

«Мон шер Гамлєт! Ходімо в кабінєт. Канхвету дам тобі я посмоктати. Канхвета очєнь класна, Тузік вкусний».

Но, по большому счету, если в этой игре и было лукавство, то не столь очевидное. На все это можно взглянуть иначе, с точки зрения здравого смысла: у чемпиона мира по боксу харизмы побольше, чем у «кролика Сени» (так зовут Яценюка обитатели Майдана), но у него нет ни административного опыта, ни экономического образования. Между тем, у Яценюка в послужном списке пост министра экономики Крыма, затем два года работы председателем Нацбанка, работа министром экономики в правительстве Юрия Еханурова (далеко не худшем украинском правительстве), министром иностранных дел и, наконец, спикером украинского парламента. Так что в предложениях Януковича есть логика. Другое дело, что получить под начало украинскую экономику в ее нынешнем состоянии — та еще «канхвета». Но Яценюк, опять же, непопулярен, и ему как будто бы нечего терять — зато он может «закрыть амбразуру» и провести те болезненные реформы, которые могли и должны были провести в 2005-м, после первой победы Майдана, Ющенко и Тимошенко, но, вероятно, побоялись рисковать популярностью.

С другой стороны, на авансцену вышел новый персонаж: буквально сразу после перемены повестки явился к народу (вернулся из Давоса) долгожданный Петр Алексеевич Порошенко (на первом фото справа). Он очень вовремя пропал и не успел растерять очки на Майдане, поучаствовав в бессмысленных переговорах. Зато теперь на коне и заявляет о готовности взять ответственность на себя. Впрочем, он предупреждает, что сам в новое правительство идти не собирается, зато проговорился, что такое правительство сможет «подготовить честные и прозрачные президентские выборы».

В самом деле, речь теперь идет о возможности досрочных выборов, о пересмотре Конституции и возвращении к принятым в конце 2004 года положениям о парламентской республике. Если прежде Янукович говорил только «нет», то теперь, когда он готов говорить «да, да и да» — похоже, оппозиция в растерянности и уже не знает, за что хвататься: все такое вкусное…

В принципе то, что происходит сейчас в рядах «системной оппозиции», больше всего похоже на дискурс «после победы», суетливый и во многом опасный. Несистемная оппозиция, вернее Майдан, пока еще повестки не меняла. Баррикады никто разбирать не намерен. Здесь идет война, здесь празднуют новые победы и хоронят погибших. Здесь разыскивают пропавших без вести — а таких более десятка и среди них лидер Автомайдана Дмитрий Булатов.

ИННА БУЛКИНА

 

Останавливаться нельзя. Украине необходимы досрочные парламентские и президентские выборы

Президент Украины попытался расколоть протестное движение. При этом он сам оказывается под все большим давлением. Политический кризис могут урегулировать только досрочные выборы.

Лицемерные предложения принимать нельзя. Лидеры оппозиции на Украине не повелись на очередную уловку украинского президента. Отклонив его приглашение войти в состав правительства, они поступили разумно. Они не могли согласиться занять руководящие посты в правительстве при коррумпированном главе государства, который до сих пор цепляется за свою власть и, по всей видимости, надеется, что сможет расколоть оппозицию и протестное движение.

Президент Виктор Янукович все еще не готов уступить главному требованию и объявить досрочные выборы. Не меняет своей позиции он и по другим пунктам. Не соответствующие демократическим принципам законы, которые ограничивают свободу слова и собраний, а также препятствуют работе общественных инициатив, возможно, будут переработаны. Но об отмене этих неприемлемых законов, которые ведут страну в направлении диктатуры, речи не идет. Арестованных демонстрантов Янукович намерен отпустить лишь тогда, когда центр Киева будет полностью освобожден от протестующих граждан.

Это не серьезное предложение, которое могли бы принять оппозиция и протестное движение. Тем более что спецподразделения МВД все еще готовы в любое время разогнать протесты и пролить кровь демонстрантов. В то время как Янукович делал свое притворное предложение оппозиционным политикам, министр внутренних дел Виталий Захарченко драматическим образом ужесточил тон в отношении демонстрантов. Министр, которому подчиняются спецподразделения, назвал участников протестов "экстремистами", которые должны быть в любой момент готовы, что против них могут применить силовые методы. Министр не подумал о том, что одному из тех, кого он называет экстремистами было предложено стать его шефом.

Но при этом само украинское руководство все больше оказывается под давлением. Массовые протесты разрастаются из Киева на всю страну. Руководители областей и администраций крупных городов на западе и в центральной части Украины настроены критически по отношению к киевскому руководству. Мятежные настроения усиливаются и в других городах. Нарастают протесты даже на востоке страны, где президент до сих пор пользовался поддержкой населения. Позиция Януковича становится все более шаткой.

 Судя по всему, давление на президента растет и с совершенно другой стороны. Тревожные настроения распространяются в кругах обладающих влиянием на политику промышленных олигархов. Они беспокоятся о возможных последствиях политического кризиса на украинскую экономику и их безнес. Борьба за власть в очередной раз парализует всю страну, экономика которой и без того находится в упадке. 

Насилию в Киеве необходимо положить конец. Нельзя допустить, чтобы Украина оказалась ввергнута в состояние хаоса, а тем более в гражданскую войну. И объявление досрочных выборов - единственный способ это предотвратить. Оппозиция должна добиться досрочных парламентских и президентских выборов.

 Кроме того, безотлагательно следует позаботиться о выводе из центра Киева спецподразделений милиции и безоговорочного немедленного освобождения всех задержанных, которые по сути, являются не правонарушителями, а пленниками режима, опустившегося до сговора и сотрудничества с криминальными группировками.