Общественно-политический журнал

 

Внутренний взрыв

Название книги – Implosion. The End of Russia and What it Means for America – возможно перевести, как «Внутренний взрыв. Конец России, и что означает для Америки». В ней излагается сценарий развития России, близкий к апокалиптическому.

По мнению автора, Россия 2040-го года выглядит следующим образом: «Десятилетия сокращения численности населения и социальных проблем уничтожили некогда могущественное российское государство, превратившееся в собственную тень.

По мнению Илана Бермана, не менее печален и статус России на международной арене. В 2040 году Китай фактически управляет российским Дальним Востоком. Чтобы компенсировать потери в Азии, Россия пытается восстановить свою власть на постсоветском пространстве, абсорбировав Беларусь и проведя ряд военных кампаний против Украины и других соседних государств.

«2040 год отстоит от нас лишь на четверть века, и хотя ни в коем случае нельзя считать перечисленные выше сценарии неизбежными, они достаточно возможны», – предупреждает Илан Берман.

Илан Берман (Ilan Berman) вице-президент исследовательского центра Американский совет по внешней политике (American Foreign Policy Council), он специализируется на изучении Ближнего Востока, Центральной Азии и России.

Берман – автор нескольких книг. В «Схлопывании» он анализирует современные тенденции в российской демографии, социальной сфере, внешней и внутренней политики российского государства.

Цитата:

Россия быстро движется к монументальной трансформации, которая обещает быть настолько же масштабной, как и развал Советского Союза 20 лет назад. Результат может привести к прекращению существования страны в привычном для нас виде.

Российское славянское население сокращается, пожираемое падающей продолжительностью жизни,  повсеместными наркоманией, алкоголизмом и низким уровнем рождаемости. К середине века население России может сократиться на 25% от нынешних 143 миллионов. Заботясь о своем глобальном статусе, Кремль  помимо нескольких символических жестов и увеличения государственных пособий мало что сделал для того, чтобы изменить эту тенденцию.

Однако демографическая проблема России может оказаться еще серьезней, чем кажется на первый взгляд. Дела у мусульман в стране обстоят относительно хорошо. К 2020-му году мусульманское меньшинство в стране может составить 20% от общего населения. Повсеместная дискриминация, как официальная, так и неофициальная, отдалила мусульман, открыв им дорогу к соблазнам радикального ислама. В результате волнения распространяются от российского Северного Кавказа до самого сердца страны.

Россия испытывает похожие трудности в Сибири и на Дальнем Востоке – территориях, занимающих более 4 миллионов квадратных миль. Население этого региона, которое сейчас составляет менее 26 миллионов людей, – то есть около 6 человек на квадратную милю (это меньше, чем в Вайоминге) – падает. Пока россияне стремятся в более теплые и богатые края, отсталость Сибири и Дальнего Востока усиливается. Этот упадок оказывает разрушительное воздействие на российское экономическое благополучие, поскольку именно на Дальнем Востоке находятся обширные и в основном нетронутые запасы углеводородов.

Пока Россия отступает с Дальнего Востока, ей на смену в регионе приходит растущий и голодный до энергии Китай. Москва и Пекин веками бились за контроль над Дальним Востоком, а демаркация границы между двумя странами состоялась лишь несколько лет назад. Однако это соглашение носит временный характер (срок его действия заканчивается в 2021-м году), и, учитывая благоприятные демографические тренды, Китай стремится усилить российское отставание и собственное наступление.

Он это делает при помощи легальной и нелегальной иммиграции, а также долговременных инвестиций, которые в своем масштабе значительно превосходят кремлевские. В результате будущее Дальнего Востока не определено, а на кону стоит позиция России в роли крупной мировой державы и игрока на мировом рынке энергии.

Эти тенденции уже оказывают безжалостное влияние на российский политический курс. Они усиливают ее агрессивный, неоимпериалистический подход к граничащим с ней странам «постсоветского пространства», чью политическую независимость Кремль не принимает и чей суверенитет Россия постоянно пытается подорвать.

Эти тенденции также создают условия для расширяющейся гражданской войны между российским государством и становящимся все более радикальным слоем мусульман. А на российском востоке, где доминирование Китая быстро становится неизбежным, эти тренды создают условия для растущей конкуренции  – если не прямого конфликта – между Москвой и Пекином.

Все это в свою очередь представляет новую, серьезную угрозу для США и Запада в будущем. Так как большая часть прошлого века определялась подъемом России (в форме Советского Союза), значительная часть века текущего окажется предопределена ее падением и всей той глобальной нестабильностью, которую этот процесс за собой повлечет.