Общественно-политический журнал

 

"Нэ хочешь в баню – хады грязный!"

«Тарпейская скала находится рядом с Капитолием», - напоминал топографию Рима кто-то из деятелей Французской революции. И вот на наших глазах прогрессивная общественность, которая еще вчера венчала Навального лаврами на Капитолии, поволокла его сбрасывать с Тарпейской скалы. Притом и то и другое совершенно несправедливо.

Сам я наблюдал Навального вблизи один раз, и этого было для меня вполне достаточно.

Дело было поздно вечером 7 мая у памятника героям Плевны. Заметьте – сутки спустя после побоища на Болотной. Когда мне по наивности казалось: Кровавое воскресенье состоялось, Рубикон перейден, точки над i расставлены, теперь уже до каждого должно дойти, что иного пути нет: «К оружию, граждане! Формируйте батальоны! Вперед, вперед, пусть нечистая кровь оросит наши нивы!»

7 мая граждане в количестве нескольких сот человек собрались перед администрацией президента, а когда их оттуда оттеснили – перед памятником героям Плевны.

И вот перед гражданами появляется! Сам! Навальный! Что творилось в этот момент с гражданами – описанию не поддается. Это было какое-то истерическое идолопоклонство. Примерно так, должно быть, немцы встречали Гитлера. «Боже мой, боже мой! – подумал я. – И так ведут себя – самые свободные, самые независимые, самые самостоятельные люди в России! Какой позор!»

Между тем к памятнику стали стягивать «космонавтов» с явно нехорошими намерениями. И тут Навальный показал себя во всей красе. Забравшись на постамент, он стал держать речь со всеми демагогическими ужимками, позаимствованными у американских проповедников и состоявшими в том, чтобы задавать толпе риторические вопросы, вымогая у нее хоровые ответы (как в детском саду!):

- Мы мирные люди?
- Да!
- Мы хотим кровопролития?
- Нет!

Мы пушистые и законопослушные, вещал Навальный. Сейчас мы мирно уйдем отсюда и пойдем на Чистопрудный бульвар. Помните: мы просто гуляем. Мы не нарушаем никаких законов. Не поддавайтесь на провокации. И главное – не ступайте на проезжую часть!

И началась, под водительством Навального, бессмысленная ночная беготня по бульварам. Под утро уже мирные люди вернулись к памятнику. Там я познакомился с Юрием Староверовым. Староверов был мрачен: «Ну, явный слив!» Я еще надеялся, что из этого вырастет что-то стоящее. Хотя и был вынужден признать: «Революция – это все-таки баррикады, а не «не ступайте на проезжую часть!»

Теперь вот народ возмущается, что этот самый Навальный кушал креветки в Кремле в компании жуликов и воров. А я вспоминаю Навального в ночь на 8 мая... и мне становится смешно.

Ребята, с чего вы, собственно, взяли, что блогер и член совета директоров "Аэрофлота" не имеет права ходить на корпоративчики "Аэрофлота"? Вас это так потрясло, как, должно быть, 100 лет назад прогрессивную общественность потрясло бы известие, что Ленин явился на прием в Зимнем дворце. Да только Навальный не Ленин, скорее Родзянко. Родзянко ходить на приемы было не только можно, но даже и положено. Он был, между прочим, гофмейстер Высочайшего двора.

Заметьте - я ничего не хочу сказать плохого о заслугах Навального в деле раскачивания лодки. Заслуги его огромны. Навальный, со своим «Роспилом» и кампанией «Голосуй за кого угодно кроме», наглядно продемонстрировал людям, у которых еще оставались иллюзии насчет разумности окружающего устройства, как оно все обстоит на самом деле. Признаться, мы, радикальные активисты, в свое время недооценили этой стороны его деятельности. Нам казалось: то, что «все воруют» и что «выборы – фарс», есть аксиомы, не требующие доказательств. Оказалось, что для многих это были лишь теоремы, наглядное доказательство которых произвело эффект разорвавшейся бомбы. Примерно такой же, как во Франции накануне революции произвела публикация Неккером бюджета двора.

Но бомба разорвалась, господа! Одна и та же бомба не может взрываться постоянно. Дальше-то что?
И тут оказалось, что дальше – ничего кроме поиска каких-то квартир в Майами и каких-то плагиатов в диссертациях. У никому не известных депутатов никому не нужного, никому не интересного, изначально фальшивого и нелегитимного взбесившегося принтера. И это на фоне откровенной фашизации режима и его перехода к чистому неосталинизму.

Теперь Собчак заступается за блогера. «Вам всем нужны герои, которые за вас будут умирать, жертвовать ВСЕМ. За вас. А вы сами-то?» - вопрошает она. И ведь она права! Каков приход, таков и поп – а никак не в обратном порядке. Ну представьте себе, что 14 июля 1789 года Камилл Демулен, вместо того чтобы призвать парижан к оружию, возгласил: «Неккер отставлен, Париж окружен войсками, двор готовит Варфоломеевскую ночь патриотам - а потому давайте мы в знак протеста будем мирно и законопослушно гулять по бульварам, не поддаваясь на провокации!» Боюсь, что такая речь никак не предотвратила бы взятия Бастилии, зато Демулен закончил бы свою политическую карьеру на ближайшем фонаре. Я же в ту ночь чувствовал, что если крикнешь: «Хватит бегать, становимся в сцепку, сопротивляемся, это наш город, Россия без Путина!» - от тебя все отшатнутся как от провокатора. Другое дело, что этот объективный факт ничуть не снимает ответственности с вождей. Вожди были обязаны делать все, чтобы повышать градус протеста, а не снижать его. Поп все-таки должен быть выше прихода, и только гламурным проституткам простительно считать, что можно быть лидером гражданского протеста, ничем при этом не жертвуя, а наоборот, получая массу новых лулзов.

По сути говоря, произошла комедия ошибок. Мы приняли блогера, расписывающего в своем уютненьком, кто, где, как и сколько украл, за Дантона. Мы приняли гулянья с шариками за акции гражданского неповиновения. А теперь мы возмущены, что блогер и член совета директоров "Аэрофлота" ведет себя как блогер и член совета директоров "Аэрофлота", а не как герой "Овода". По какому праву? Навальный таков, каков он есть. Но кто же вылепил из блогера лидера «протеста», как не мы сами?

Павел Шехтман

Цитата:

Моя  заметка о Навальном вызвала шквал критических комментариев. Эти комментарии мне показались достойными особого разбора, как наилучшая иллюстрация к заметке и отражение того печального состояния, в котором находится наша общественность.

Но сначала о тех возражениях, которые я считаю заслуживающими серьезного рассмотрения.

Говорят так: «В 2012 году не было революционной ситуации – потому Навальный лишь делал для протеста все, что возможно делать в данных объективных обстоятельствах, – и слава ему за это».

Тезис этот исходит из представления о революционной ситуации как о чем-то совершенно отдельном от нас, что то ли падает с неба, то ли рождается под кустом. Все это подкрепляется идеей неизбежной якобы экономической детерминированности революционной ситуации. Только если раньше, вслед за Лениным, причину видели в «обострении нужды и бедствий трудящихся масс», то теперь, вслед за Токвилем, гораздо тоньше – в относительном спаде после подъема и как результат – обманутых ожиданиях.

Это напоминает нам, между прочим, что непосредственной движущей силой революций является все-таки не экономика, а социальная психология. А вот что является причиной тектонических сдвигов в социальной психологии? Причины могут быть как экономического характера, так и чисто политического. Революция 1830 года во Франции и недавняя революция на Украине произошли на пике экономического подъема.

Потому что революционная ситуация – это то, что находится внутри нас. Это когда у большой массы людей появляется чувство – «так жить нельзя, будь что будет, а с существующим порядком должно быть покончено». Люди начинают ощущать моральную невозможность жить прежней жизнью и готовы умереть, но добиться своих целей. Я сам пережил этот момент 19 августа 1991 года и не забуду его никогда.

Вторая сторона революционной ситуации – кризис верхов. Правящая элита теряет свою сплоченность, теряет веру в свою легитимность, теряет всякое целеполагание. Именно это известный специалист по революциям Н.Ленин сформулировал классической формулой «низы не хотят жить по-старому – верхи не могут управлять по-старому».

Если говорить о декабре 2011 года, то верхи определенно «не могли», а легитимности у власти не было ни на грош. Во главе государства стояло пустое место, но это пустое место окружала группа, до глубины души возмущенная «рокировкой» и готовая ей сопротивляться. Великий и ужасный Путин был не более чем главой правительства, которого «президент» назначил росчерком пера и теоретически росчерком же пера мог и отставить. Законодательного органа не существовало. Институт «выборов», который должен был обеспечивать легитимацию власти, только что дискредитировал себя по полной программе. Я помню, как вечером 6 декабря разговаривал с участковыми в отделении – и они тряслись от негодования, вспоминая наглые фальсификации, творившиеся у них на глазах. В этой ситуации никто – ну абсолютно никто – не был готов умирать за интересы кооператива «Озеро». В «элите» просчитывали варианты избавления от Путина.

Но что же в это время творилось на площади? Я уже писал, что вместо чаемого «к оружию, граждане!» встретил сентенции следующего рода: «нам не нужны революции – нам нужны честные выборы!» «покажем им, как нас много!», «Путин скоро сам уйдет, как Ельцин. Зачем ему власть? Он и так достаточно наворовал – пусть уезжает куда-нибудь на Багамы пользоваться наворованным».

Мне казалось, что эти люди искренне хотят свергнуть режим, но только пока не понимают, что избрали слишком слабые средства. Что жулики и воры не уйдут от власти, просто завидев белые шарики. Что, имея дело с жуликами и ворами, странно клясться в своей законопослушности, в ответ ожидая от жуликов и воров(!), что они тоже будут обходиться с тобой по строгим правилам закона. Ничего, решил я, когда все эти гулянья с шариками не приведут ни к чему, когда гуляющие получат дубинкой по голове – вот тогда наконец...

Получили дубинкой по голове. И что?

И вот тут-то начинается самое интересное, что я и вычитал в частности в комментариях к моей заметке:

1. Что мы все делали правильно, не пожелав выйти под дубинки, а выйдя вместо этого в разрешенные загоны, а если из этого ничего не вышло, то что же поделаешь – сила солому ломит.
2. Вожди наши и учители тоже делали все правильно, вместо организации Майдана и кампании гражданского неповиновения водя нас по болотным митингам, и вообще они вне критики, ибо они Богом данные нам вожди и иных у нас нет, а кто скажет иначе - тот враг и агент гэбухи.
3. Нам не нужны революции, потому что революция – это ужас-ужас.

Никакого представления об ответственности лидеров за результаты своих действий. Хуже того – никакого представления о собственной ответственности за результаты собственных действий.

И тут задаешься вопросом: если люди, не являющиеся клиническими идиотами, не желают учиться не только на чужих, но даже и на своих ошибках, то, может быть, они вовсе и не ошибались? В том смысле что избранные ими средства вовсе и не противоречили их истинным целям. Потому что целью их не была рискованная ликвидация путинского режима (каковая ликвидация, замечу, а вовсе не грабеж награбленного и не расстрелы в подвалах ЧК и понимается под политологическим термином «революция»). Может, их истинной целью было лишь некоторое самовыражение? Безопасное и чисто для сохранения достоинства в собственных глазах? Чтобы когда внуки спросят: «Дедушка, где ты был, когда Путин уничтожал Россию?» - можно было гордо ответить: «Я был на проспекте Сахарова с белым шариком и креативным лозунгом в руках».

Теперь, когда прежние формы сублимации протеста приелись – да и опасными становятся, – появились новые. Всем миром разоблачать никому доселе неизвестных тружеников и тружениц Охотного борделя, обнаруживая, что они, оказывается, не декларируют всех доходов со своего промысла! Краем сознания при этом все-таки понимая, что всякие Пехтины и Яровые – не более чем бессловесные карты, которые Великий Кукловод всегда может сдать и перетасовать по своему усмотрению. Но азарт псевдоборьбы захватывает. Так собака кусает палку, воображая, что ведет отважный поединок со своим обидчиком.

А между тем тьма сгущается, репрессии усиливаются, режим становится все безумнее и безумнее и тень модернизированного Сталина все более отчетливо вырисовывается на небосклоне. И кто является главным виновником этого? Наш, прости Господи, креативный класс, который оказался настолько бездарен, настолько дрябл и труслив, что не сумел постоять за свои... не говорю идеалы – попросту интересы. Теперь они успокаивают себя тем, что все равно бы проиграли – но ведь они даже не попытались купить лотерейный билет!

А потому, господа хорошие, и не жалуйтесь на новые фокусы взбесившегося принтера и лично товарища Путина. Ведь вы же не хотели революции, правда? Не хотели – и не получили. Как говорил девушке грузин в старинном анекдоте: «Нэ хочешь в баню – хады грязный!»