Общественно-политический журнал

 

 

Фигуранты «дела Магнитского» чаще всего отмывали украденные деньги через банки Латвии

По данным юристов фонда Hermitagе Capital, больше трети из $230 млн, похищенных из бюджета РФ «группой Клюева»,в которую входили чиновники налогового ведомства и офицеры МВД, было прокачано через страны Балтии — Эстонию, Латвию и Литву. При этом через латвийские банки отмыто примерно $63,2 млн (через кредитные учреждения Литвы и Эстонии — $13 млн и $10 млн соответственно). Юристы Hermitagе Capital подали жалобу в Генеральную прокуратуру Латвии еще 30 июля 2012 года. Однако 27 августа Управление по борьбе с экономическими преступлениями Госполиции Латвии сочло, что дата совершения противоправных действий — 2008 год — давно канула в Лету, так что и расследовать тут нечего. И лишь после того, как латвийские журналисты подняли шум, а названия вовлеченных в дело банков в конце сентября были озвучены на местном телеканале TV3, Генпрокуратура отменила решение полиции.

В итоге дело № 11816015512 по статье «Легализация преступно добытых финансовых средств, совершенная в больших объемах и в организованной группе» пришлось-таки возбудить. Случилось это 10 октября 2012 года.

Прошло почти пять месяцев. Вроде бы расследование должно идти полным ходом. Ясно, с окончательными выводами спешить не будут. Но предварительные данные и выводы следствия уже вполне можно было бы озвучить. Но нет и этого. Вообще ничего нет. Представитель фонда Hermitage Capital сообщил, что среди шести европейских стран, в которые аффилированные с фондом юридические фирмы подали жалобы в рамках «дела Магнитского», Латвия — единственная, где правоохранительные органы на удивление пассивны: «В соседних Эстонии и Литве идет профессиональная работа. В других странах либо арестованы счета людей, замешанных в этих махинациях, либо есть информация, куда ушли деньги. И только из Латвии у нас по-прежнему нет почти никакой информации».

Продавцы автографов

Согласно данным Hermitage Capital, около $20 млн прошло через две молдавские фирмы: Bunicon-Impex SRL и Elenast-Com SRL. Еще $43,2 млн были перечислены на счета британской Technomark Business, директором которой значится гражданин Латвии Юрис Витманис. Собственник этой компании — зарегистрированная на Кипре Fynel Ltd, которой, в свою очередь, владеет некто Станислав Горин. Помимо Витманиса содиректорами компании являются трое других граждан Латвии — Эрик Ванагелс, Даниэль Бангерс и Мартиньш Рауда. Все эти личности — не новички на страницах газет: ранее они были замечены среди участников весьма крупных госзакупок в России и Украине.

Так, руководимая Ванагелсом, Витманисом и Гориным фирма Olden Group продала в 2008 году Украине вакцину от свиного гриппа как минимум в два раза дороже рыночной стоимости: «Укрвакцина» оценила общий объем убытков от закупки препарата в $20 млн. Еще одна компания Горина выиграла в 2011 году тендер на поставку Украине буровой нефтяной установки на сумму $400 млн. Впоследствии выяснилось, что реальная стоимость оборудования составляла лишь $248,5 млн.

Балтийский центр исследовательской журналистики связывает имена Горина, Ванагелса и Витманиса с массой других афер, среди которых даже поставка оружия в Южный Судан, причем финансовые транзакции проходили все через те же латвийские банки. Кто же эти люди, через которых прошли миллионы «группы Клюева»?

Если верить публикациям в латвийской прессе, 44-летний Эрик Ванагелс — сотрудник латвийской Полиции безопасности, а зарегистрированная им в Новой Зеландии фирма на паях владела компанией «Материальные резервы» (Materiālās rezerves), которая по заданию МВД зарабатывала деньги хранением машин, отобранных у водителей–нарушителей. А Юрис Витманис — бывший сотрудник Parex Banka, который называют одним из виновников латвийского кризиса-2008: банк тогда пришлось санировать, заняв деньги на международном рынке.

В бизнес-схеме замешаны два Ванагелса — возможно, отец и сын. Причем именно Ванагелс-старший, 71-летний пенсионер, играл в ней самую деликатную роль, так же как и Станислав Горин, на поверку оказавшийся никому не известным «бизнес-консультантом». Оба зарабатывали тем, что продавали свои личные подписи (автографы) компании International Overseas Services (IOS), которая более десяти лет реализовывала в Риге офшорные компании — то есть, по сути, выполняли функции подставных лиц. А IOS, в свою очередь, была тесно связана с председателем правления того самого Parex Banka Гинтом Пойшем, хотя по закону банк и его сотрудники не имеют права заниматься продажей офшорных компаний.

Следствие ведут знатоки?

Как показало расследование Hermitagе Capital, коррупционные российские деньги зачислялись на счета шести латвийских банков — Rietumu Banka, Trasta Komercbanka, Baltic Trust Bank (сейчас объединен с GE Money Вank), банк Paritāte (сейчас называется PrivatBank), Aizkraukles Banka (сейчас ABLV) и Baltic International Bank.

Четыре из шести указанных учреждений (Rietumu Banka, Trasta Komercbanka и Baltic International Bank) — банки с чисто латвийским капиталом, что весьма показательно: местным банкам сложно соревноваться со своими богатыми и влиятельными шведско-финскими конкурентами. Банки с местным капиталом обычно не являются крупными игроками на рынке финансовых услуг и не имеют обширной клиентской базы из числа латышей, делая ставку на клиентов-нерезидентов, преимущественно из России и стран СНГ. С десяток латвийских банков в последнее десятилетие разорились, в живых к настоящему моменту остались немногие, и почти все они упоминаются в связи с «делом Магнитского».

Объемная жалоба Hermitagе Capital не только приводит названия замешанных в деле банков, но и представляет платежные поручения и даже номера паспортов фигурантов «дела Магнитского» с латвийской стороны. Тем не менее правоохранительные органы Латвии информацию британских юристов до сих пор не подтверждают. А если точнее, вообще никак не комментируют ход следствия.

Не совсем понятно и какая конкретно структура в Латвии занимается «делом Магнитского». Источник в латвийских правоохранительных органах полагает, что расследование Управления по борьбе с экономическими преступлениями — лишь «вывеска для народа»: «Трансграничные преступления, в которых задействованы резиденты многих государств, расследует не Госполиция, а Бюро по защите Сатверсме (Сатверсме — Конституция Латвии) и/или Полиция безопасности». Эти структуры — самые закрытые в Латвии, их деятельность не подлежит огласке, комментариев они не дают. В этом случае представители Госполиции и генпрокуратуры просто «не в теме», так как реально следствие ведут не они.

Халатность или умысел?

Впрочем, вопрос, почему расследование идет так медленно, остается открытым. Причин тому может быть масса: от прямой заинтересованности латвийских чиновников до банального непрофессионализма. Так, источник в банковской отрасли Латвии, пожелавший сохранить анонимность, признает, что Латвия никогда не сталкивалась с расследованиями подобного рода: «К швейцарским коллегам обращаться вроде как стыдно, а у самих просто кадров нет, чтобы расследовать чисто сработанные махинации». Впрочем, Эстония и Литва тоже с масштабным отмыванием средств раньше не сталкивались, к тому же все транзакции, банки, номера счетов и персоналии перечислены в сопроводительных документах Hermitagе Capital.

«Латвия — это такой прибалтийский финансовый центр, нас сложно сравнивать с нашими соседями, — обиделся на сравнение с Эстонией и Литвой президент ассоциации коммерческих банков Латвии Мартиньш Бичевскис, — латвийский финансовый рынок гораздо больше, у нас огромное сальдо и с Россией, и с Европой». А экс-глава той же ассоциации Теодор Тверийонс объяснил, что и банки ни в чем нельзя винить: «Если на счет поступила даже крупная сумма, но сопровождающие ее документы в полном порядке и она не выбивается по объему из среднестатистических транзакций, происходящих ежемесячно, у кредитного учреждения нет оснований для беспокойства. О том, что это «грязные» средства, узнать невозможно, ведь никто в пояснении к платежу не указывает: «Отмывка денег».

Но даже простой анализ транзакций показывает, что банки, безусловно, могли, более того, должны были вовремя забить тревогу и отправить в правоохранительные органы так называемый «Отчет о подозрительной активности» (Suspicious Activity Report, SAR). К примеру, именно такую бумагу должны были бы срочно составить сотрудники PrivatBank, когда на счета их клиента Technomark Business ежедневно стал поступать повторяющийся платеж в $615 тыс. — покуда на счете не накопились $43,2 млн. Плательщик — московское ООО «Дрим Косметикс» — переводил деньги «за ремонт складов». Причем латвийским банкирам ничего не стоило обнаружить, что получатель представлял по месту своей регистрации в Англии нулевую отчетность: эта информация есть в открытом доступе. Почему PrivatBank не сделал этого? Халатность или умысел? Латвийские следователи этого пока не сообщают.

Справедливости ради нужно заметить, что похожие истории есть в банках всех стран, которые попали в поле зрения юристов Hermitage Capital и их коллег. Но вот, к примеру, в той же Швейцарии, объем финансового рынка которой несопоставим с латвийским, прокуратура смогла отреагировать оперативно, заморозив счета одного из фигурантов «дела Магнитского» Владлена Степанова.

Впрочем, некоторые эксперты сходятся во мнении, что за нерадивостью следователей может стоять политическая воля — не расшатывать едва оправившуюся от кризиса латвийскую банковскую систему, сильно зависящую от российских клиентов. Да еще в канун присоединения Латвии к еврозоне, которое произойдет 1 января 2014 года. Немаловажно и то, что практически весь крупный бизнес в Латвии, в отличие от Эстонии или Литвы, контролируется русскими латвийцами, которые так или иначе связаны с российским капиталом.

Не стоит отбрасывать и версию коррумпированности самих правоохранительных органов. Так, бывший министр внутренних дел Латвии, а ныне депутат Сейма (местный парламент) от оппозиционной партии «Центр согласия» Янис Адамсонс полагает, что давление на следствие оказывают должностные лица, которые сами замарались в сомнительных сделках и не хотят, чтобы эти факты всплыли в ходе расследования. Их имена он называть отказался, сославшись на то, что «суды ему не нужны», но стоит вспомнить, к примеру, того же Эрика Ванагелса, работающего в Полиции безопасности.

Юристы Hermitage Capital тем не менее смотрят в сторону Рижского взморья с надеждой. «Латвия стоит перед выбором: или провести профессиональное расследование, наказав виновных, или оказаться под прессингом Европейского союза, — сказали The New Times в фонде Билла Браудера. — Мы убеждены, что Рига рано или поздно выберет первый путь».

Источник