Общественно-политический журнал

 

 

Доверие к Путину падает и уже не может подняться

В последнее время в чиновничьих кругах все чаще стали перешептываться о том, что рейтинг Путина устойчиво снижается вот уже несколько месяцев и находится сейчас едва ли не на самой низкой отметке с 2000 года. Если посмотреть на данные последнего опроса Фонда "Общественное мнение", то мы увидим, что рейтинг доверия президенту упал до 41%, в то время как даже в период массовых протестов в декабре 2011 года он не опускался ниже 44%. Так можно ли говорить о кризисе доверия к власти?

Включенные в работу Кремля политтехнологи не видят поводов для паники и говорят в частных разговорах, что это типичный рейтинговый "откат" после выборов, когда спадает мобилизация электората. Один знакомый со Старой площади и вовсе сказал мне: "Не обращай ты внимание на эти рейтинги. Главное, что протестная активность по-прежнему на спаде. Народ сидит тихо. Оппозицию потихоньку дожимаем, все под контролем".

Однако так считают далеко не все. Коллега, бывающий на совещаниях ответственных лиц на самом верху, сказал на днях, что обеспокоенность там все-таки растет, так как курс, взятый Путиным после выборов и направленный, условно говоря, на "подмораживание" политической системы, не вызывает энтузиазма у населения. "Ставка на консервативные ценности, на ужесточение политики власти в целом пока не срабатывает, - говорит он, - такое ощущение, что мы работаем в пустоту".

Знакомый социолог обратил внимание на интересную особенность с рейтингом Путина, связанную с тем, что у него действительно нет никакой положительной динамики вот уже с мая. "Вспомни, сколько было действий, которые должны были вызвать позитивный эффект – борьба с коррупцией, закон Димы Яковлева, гражданство Депардье, запрет чиновникам владеть счетами за границей - однако ни одна инициатива не привела к всплеску поддержки. Напротив, рейтинг топчется на месте и медленно снижается".

По мнению знакомого политтехнолога, не исключено, что народ, который еще год назад обеспечил Путину внушительную победу в первом туре, сейчас начал уставать от него. Мне же кажется, что дело не столько в усталости, сколько в том, что за этот год власть начала говорить с обществом на другом языке, чем раньше, и, неожиданно даже для нее ее самой, ее перестали понимать. Она говорит о тех же сиротах, но ее не слушают. Пока не отторгают, но того доверия, что было раньше, уже нет.

Да и как тут доверять. Даже некоторые в нашем ведомстве перестали понимать логику власти в случае, например, с внесенным Путиным в Думу законопроектом, фактически возвращающим советский институт прописки. На самом деле, за это ли голосовали в марте прошлого года те из нас, кто поддержал Путина? За это ли голосовали пенсионеры, которых теперь будет ждать штраф до пяти тысяч рублей, если он сдали квартиру иногороднему и не зарегистрировали его по своему адресу? А думал ли кто-то в марте, что год спустя всерьез начнут говорить о переименовании Волгограда в Сталинград?

Коллега по департаменту, голосовавший за Путина, сказал мне в сердцах: "Послушай, я голосовал за него, но, глядя, что произошло за этот год, похоже, что я выбрал не Путина, а какого-то Зюганова, или Жириновского". Непонимание того, почему власть начала принимать решения, которые пару лет назад и представить было нельзя, и есть, вероятно, главная причина того, почему рейтинг Путина начало тянуть вниз.