Общественно-политический журнал

 

 

"Надо, чтобы людей что-то тряхануло"

На Рождество приехала в гости к племяннице и ее семье в Назарово Красноярского края. Назарово – городок, в котором 52 тысячи жителей. Существует как деревня с XVIII века, но в памяти прилежно учившихся прочно ассоциируется со стройками пятилеток (Канско-Ачинский угольный бассейн, КАТЭК). Википедия перечисляет знатных назаровцев: академик Василий Лыкосов, актриса Марина Ладынина и… Быков Анатолий Петрович (да-да, тот самый). А в продуктовом магазине можно купить разменявшую свой восьмой десяток лет газету «Советское Причулымье» (sik!).

Типичный промышленный город советской застройки. Хрущевки, кирпичные дома постройки 80-х и частный сектор. Потихоньку работают предприятия – от угольного разреза и ГРЭС до молочно-консервного комбината, производящего отличную сгущенку. Племянница, занятая на частном производстве с ночными сменами, получает 18 тысяч рублей. Говорит, что для женщины в Назарово это очень хорошая зарплата: здесь мало кто из мужчин такую имеет.

Сегодня утром жду на остановке городской автобус. Несколько раз у остановки притормаживают легковушки без «шашечек», похоже, нелегальные такси. Видя, что, несмотря на 30-градусный мороз, никто не проявляет к ним интереса, отъезжают. Возвращаясь назад, решаю все-таки воспользоваться услугами частника.

«Сколько стоит проезд?» - спрашиваю в приоткрытое окно.

- Пятнадцать рублей, - отвечает немолодой мужчина с тем темным лицом, какое бывает у людей, работающих физически и на холоде.

Оказывается, что за эти смешные деньги возят только по автобусному маршруту. Вглубь микрорайона местный «бордюрщик» не едет.

- Я не оформляюсь, - объясняет он, – потому что выезжаю, лишь когда основной работы нет: на сигареты, на бензин заработать.

- А сколько у вас тут народ зарабатывает? Нет, лучше ответьте: сколько может заработать в месяц трудолюбивый, знающий свое дело мужчина?

- 10-15 тысяч, - отвечает таксист, подтверждая уже слышанное мною. А есть тут у нас строительная компания, так она вообще по три-пять тысяч в прошлом году людям платила.

- Да, придавили народ донельзя. Если уж у нас на Севере в нефтяном сервисе транспортники, энергетики по 24-27 тысяч получают, то тут и вовсе. А можете сказать, чего ждут люди? На что надеются?

- Чего ждут? Революции.

- Серьезно?! А что может заставить людей выйти на улицу?

- Только война. Чтобы сплотить людей, нужна война или что-то такое, совсем невозможное. Русского человека иначе никак не разбудишь. Почему Европа – чуть что – собрались – и на митинг? А у нас – нет. Потому что первым Сталин, а потом все остальные задолбили людей совсем. Вот и боятся. Мое мнение такое: надо, чтобы людей что-то тряхануло. Только тогда они сплотятся. А иначе так и будем жить.

- А помните, как в прошлом году Путин после своей победы на Манежной площади выступал: «Мы – победили!»?

- «Они» победили. Это да. Но не мы.

- А кто-то вышел бы сегодня защищать власть? Кроме ОМОНа, разумеется.

- Не знаю. Не думаю. – После этих слов водитель поведал историю, как во время его жизни во Владивостоке для разгона протестующих привезли самолетом московский ОМОН: местная милиция против земляков не посшла.

- Ничего, что я у вас время отнимаю? Мы уже минут 15 стоим. А вы и так говорите, что сегодня, в мороз, ничего не заработали.

- Да ладно! - ответил таксист, которому хотелось выговориться.

Спросив о детях, я услышала, что он недавно овдовел, и теперь растит младшего сына один. Узнав об этом, добавила к 15 рублям еще 50: «Купите что-нибудь сыну!»

- Спасибо! – открыто улыбнулся сибиряк.

Ася Шулбаева