Общественно-политический журнал

 

Журналисты никогда так дерзко не вели себя. Вырос градус неприятия того, что делает власть

Владимиру Путину пришлось отвечать на неприятные вопросы, так или иначе, связанные с российско-американскими отношениями.

  Эксперты считают, что Путина застала врасплох тональность прошедшей пресс-конференции.

 Первый вопрос, прозвучавший на пресс-конференции, касался «закона Сергея Магнитского» и запрета гражданам США усыновлять российских детей.

Путин заявил, что Госдума ответила адекватно, но добавил, что депутаты «недовольны не усыновителями, а американскими судами».

 «Большинство американских усыновителей ведут себя порядочно и правильно. Депутаты недовольны не усыновителями, а американскими судами, которые освобождают преступников, издевающихся над малолетними россиянами. Российских экспертов не допускают на процессы над ними, власти отдельных штатов могут не допустить российских представителей в суд. Дурочку включили просто, и все», – сказал Путин.

Цитата:

В ответах Путина на вопросы о поправке много демагогии и лжи.

Судебные заседания в США открыты для публики, в том числе и для представителей российского правительства. Чтобы участвовать в процессе, надо иметь адвокатскую лицензию соответствующего штата. Я слежу за каждым подобным процессом и ни разу не видел информации о том, что адвокат, представляющий интересы правительства РФ, не был допущен к процессуальным действиям.

Нет, это вы включили дурочку.

  Он заявил, что «закон Магнитского» является «недружественным актом», а россияне в большинстве своем «относятся плохо к иностранному усыновлению».

Цитата:

Закон Магнитского защищает интересы российских граждан, т.к. направлен против конкретного списка воров и убийц, которых покрывает правящая шайка.

Как относится к  к иностранному усыновлению большинство российских граждан, не знает никто, т.к. в стране нет ни одной социологической службы, не работающей на кремлёвскую пропаганду. 

 При этом Путин заявил, что в США якобы «люди сидят без предъявления обвинения», в некоторых американских тюрьмах «продолжаются пытки», а за «секретные тюрьмы» ЦРУ так «никто не наказан».

Цитата:

Когда американские следователи не нашли состава преступления в действиях российских талибов и началась процедура их депортации в Россию, этому сопротивлялись до последней возможности как они сами, так и их родственники в России. Один из них писал матери, что условия в тюрьме Гуантанамо лучше, чем в самом лучшем российском санатории. А когда депортация все же состоялась, им вменили в вину незаконный переход границы (не из-за границы в Россию, а из России за границу), наемничество и участие в преступном сообществе и посадили отнюдь не в санаторий.

 Впоследствии Путин еще несколько раз возвращался к теме запрета на усыновление американскими гражданами российских детей и тюрьмам в США в контексте дела Сергея Магнитского.

 «Главная тема, которая больше всего волнует местную элиту и журналистов –  это "закон Магнитского", и ответ на него российских властей. Волей-неволей,  Путин должен был говорить об отношениях США и России в этом ключе», –  рассказал политолог Игорь Бунин.

 По словам политолога Андрея Пионтковского, «антиамериканские тирады Путина» в контексте отношений России и США не были запланированы, а, скорее, стали эмоциональной реакцией на законопроект о запрете международного усыновления, предложенный российскими депутатами.

 Политолог отметил, что вопрос о детях задавался шесть-семь раз, причем даже самыми лояльными журналистами государственных СМИ.

 «Как правильно было сказано журналистом на пресс-конференции, запрет на усыновление российский детей – это своего рода людоедство. Это обречение самых беспомощных россиян на смерть», – сказал Андрей Пионтковский.

 Тема раздражения российских властей на вступление в силу в США «закона Магнитского» шла красной нитью пресс-конференции Путина, считает политолог Александр Кынев.

  «К этой теме возвращались постоянно. Конечно, Путин готовился к вопросам на данную тему, но не в таком количестве и не в такой тональности. Я думаю, что главным элементом пресс-конференции было не то, как прозвучали темы, связанные с "законом Магнитского" и российским ответом, а то, как часто и в какой форме они звучали», – считает политолог.

  По мнению заместителя директора Института США и Канады Валерия Гарбузова, беда российских законодателей заключается в том, что они вообще втянулись в конструирование ответных мер.

  «"Закон Магнитского" касается очень ограниченного круга лиц, и был воспринят как недружественная акция в отношении всей России. Психология депутатов – это все же не психология обычных граждан, и здесь они нашли общее друг с другом — запретить американцам усыновлять российских детей», – считает политолог-американист.

Валерий Гарбузов, по своей должности обслуживающий власти, "забыл упомянуть", что законы пишутся в администрации президента, а нелегитиная дума штампует то, что велено, и "воспринимает", как велено.

Цитата:

Государственная дума России знает только один закон – закон подлости. И принимает его во все новых вариациях.

На сетевой странице законопроекта отлично видно, как в течение одного дня депутаты, задрав штаны и юбки, наперегонки спешили внести себя в список "инициаторов" закона. Они соревновались в сервильности, точно участвовали в конкурсе на лучшего мерзавца.  

В ходе пресс-конференции Путин также ответил на вопрос о том, не повлияет ли отрицательно антиамериканская или антизападная риторика на экономику России, и не придется ли «перезагружать «перезагрузку»?

 Путин объяснил, что, по его мнению, «перезагрузка» – это не российский термин. Он сказал, что Москве и Вашингтону надо не «перезагружаться», но нужно развивать нормальные отношения, которые, по мнению Путина, ухудшились после американского вторжения в Ирак в 2003 году.

 Путин также повторил российскую позицию относительно опасений Москвы, что развитие системы ПРО может представлять в будущем угрозу международной стабильности и национальной безопасности его страны.

 Вместе с тем, Путин заявил, что он является сторонником развития российско-американских отношений – как и его коллега, нынешний президент США.

 «Просто нужно набраться терпения и искать компромиссы», – отметил Путин.

  По мнению Андрея Пионтковского, путинские слова о возможной угрозе России со стороны ЕвроПРО являются «обычной пропагандистской, кремлевской байкой».

 «Тема ПРО была приплетена для создания антиамериканского драйва среди населения. Но если эти сказки о ПРО большинство населения воспринимает, то свою катастрофу с законом об усыновлении Путин никаким антиамериканизмом спасти не смог», – считает политолог.

По мнению Александра Кынева, пропаганду комментировать трудно. Тем не менее, хотя в  ответах Путина, по словам политолога, было много «передергиваний, недостоверной информации и недосказанности», пресс-конференция стала событием гораздо более ярким, чем недавнее его послание к Федеральному собранию.

 Политолог считает, что общее настроение пресс-конференции демонстрирует, насколько вырос градус неприятия того, что делает власть.

 «У Путина, безусловно, есть политическая интуиция, и не почувствовать это он не мог. Вопрос в том, будет ли какая-либо реакция, будут ли выводы, – полагает Кынев. – А выводы могут быть следующими: по каким-то вещам будет попытка ситуацию из совсем ненормальной привести в более цивилизованную, иначе ситуация может стать еще хуже, если реакция властей будет излишне раздраженной».

 По мнению Игоря Бунина, значительная часть журналистов заняла негативную позицию, и задавала Путину очень неприятные вопросы.

  «У меня сложилось такое впечатление, что Путин все же задумался... Он несколько раз сказал, что не читал закон о детях, что его нужно еще посмотреть. Вполне возможно, что Путин постарается каким-то образом от закона дистанцироваться, но думаю, что закон в этой или же иной форме будет подписан», – сказал политолог. (глупейшее враньё - не читал закон, разработанный в администрации президента и защищающий его личные интересы).

 Андрей Пионтковский назвал «беспрецедентной» атмосферу, сложившуюся в ходе общения президента с представителями СМИ.

 «Журналисты никогда так дерзко не вели себя на пресс-конференции с первым лицом страны», – считает российский политолог.