Общественно-политический журнал

 

Жена Бастрыкина владела квартирой в Испании в том же городе, что облюбовал себе ранее Путин

Жена Александра Бастрыкина (одного из 60 правящих воров в законе), Ольга Александрова, владела квартирой в городе Торревьехе провинции Аликанте (Испания), в центре курортной зоны Коста-Бланки (побережье Средиземного моря) с 26 февраля 2007 года по 2 августа 2011 года.

В течение этого времени ее муж Александр Бастрыкин возглавлял сначала Следственный комитет при прокуратуре (СКП), а затем и вновь образованный Следственный комитет России (СКР). Являясь госслужащим, Бастрыкин обязан декларировать всю недвижимость, принадлежащую ему и членам его семьи, однако в его декларациях нет упоминания о недвижимости его супруги в Испании.

«Как правило, в Торревьехе покупают недвижимость не чиновники, этот город — скорее уровень менеджеров среднего звена таких компаний, как «Газпром», которые живут на зарплату. А чиновники, которые не живут на зарплату, покупают недвижимость в Марбелье или Коста-Браве. В Торревьехе квартиры в районе 100 кв. м будут стоить от 80 до 150 тысяч евро», — рассказывает Дмитрий Иванусь, руководитель компании Dilani Business Group, которая специализируется на недвижимости в Испании. Судя по декларациям Александра Бастрыкина, этот разброс цен примерно укладывается в годовой бюджет семьи председателя СКР.

Александрова отказалась комментировать  факт наличия квартиры.
Она сослалась на то, что не состоит на госслужбе, хотя  Александрова является директором "Российской правовой академии" Минюста.

 С августа 2011 года бывшей квартирой Ольги Александровой владеет Людмила Варакина вместе со своим супругом Геннадием. К сожалению, реестр недвижимости Испании не уточняет, на каком основании они стали владельцами квартиры, а также не дает никаких дополнительных сведений об их личностях.

Подробнее здесь

Цитата:

"Новая газета", опубликовав заметку о квартирке Бастрыкина в небольшом испанском городке Торревьеха, почему-то не соотнесла ее с другой своей заметкой, опубликованной двенадцать лет назад - 11 сентября 2000 года:

В Торревьехе в отличие от Сотогранде Путина помнят до сих пор все — вплоть до барменов местных пивных. Один из которых поведал мне о питейных предпочтениях нынешнего президента России (пиво).

Знают Путина и других российских чиновников и испанские законники, которые, наверное, вполне смогут поконкурировать со швейцарцами. Только названия скандальных фирм иные: не «Мерката трейдинг» и «Мабетекс», а «ХХ Трест» и «Кесада и Кесада».

По словам испанских журналистов, имеющих свои источники в местных спецслужбах, а также информатора в Министерстве финансов России, за период с 1993-го по 1995 год команда Анатолия Собчака «увела» из Санкт-Петербурга 22,5 млн. долларов.

Пока официально подтверждается, что только 3 млн. из этой суммы осели в Испании. По неофициальным же данным, вся сумма была израсходована на покупку земельных участков и недвижимости в Испании.

Партнером российских чиновников называют некую испанскую компанию «Кесада и Кесада» и ряд фирм, связанных с ней. И здесь следует обратить внимание на интересный момент. Как только из казны Санкт-Петербурга исчезают 22,5 млн. долл., на счет фирмы «Кесада» тут же переводится около 166 тыс. долларов.

По информации, предоставленной все тем же чиновником Минфина РФ, деньги эти без всякой документальной основы переводил «XX Трест». А в ноябре 1994 года «XX Трест» перевел еще 50 тыс. долл. на счет все той же фирмы, только теперь сформулировал, за что, — «за маркетинговые услуги».

Осенью 1995 года впервые в Торревьехе, на новой территории Никешина, появляется сам Владимир Владимирович. И не один, а в компании с помощником Никешина Петром Андрушевичем.
Новая территория Никешина — это участок земли размером 1000 кв.м с домиком площадью 203 кв.м (не соразмеряйте эту площадь с российскими сотками Подмосковья, дом находится в одном из самых элитных регионов мира — на южном побережье Испании).

Официальный представитель фирмы «Кесада» Антонио Кесада впоследствии откажется от каких-либо отношений его компании с «XX Трестом». И действительно, никаких актов купли-продажи ныне не существует. По всей видимости, документация была уничтожена. Но, как известно, рукописи не горят — сохранился контракт на реставрацию и реконструкцию самого домика Никешина, подписанный также представителем фирмы «Кесада» Хосефой Пилар Кесада.

Местные жители рассказывают, что однажды некий испанец уговаривал их отрицать любое появление русских на этой территории, если хоть кому-нибудь вздумается их расспрашивать. Но все в один голос признают, что «Донья Пепа» (название территории, на которой находятся владения Никешина) — официальная резиденция русских. Тем более что, по словам испанских журналистов Каролины Мартин и Самуэля Утчинсона, в непосредственной близи от «дачки» Никешина находились виллы Собчака и Когана, президента Промстройбанка. (Более того, эти фамилии также известны местным жителям.)

По сведениям наших испанских коллег, кредиты на покупку всей недвижимости выдавались «XX Тресту» по личному приказанию Собчака. А 3 млн. долл., официально «осевших» в Испании, — это лишь та сумма, которую можно проверить.
Еще, пожалуй, можно назвать шесть денежных перечислений, сделанных только с декабря 1993-го по ноябрь 1994 года через «Банко де Валенсия» «XX Трестом» фирме «Кесада». Общая сумма этих перечислений — 214695 долларов.
Контракт на реконструкцию и реставрацию «Доньи Пепы» сопровождался выплатами сначала 50 тыс. долл., а потом 16 300 долл.

25 июля 1994 года на одном из счетов банка «Каха Мадрид» появились 450 800 долл. как оплата за услуги в оценке и взятие на себя обслуживания отеля «Ла Палама».

Финская фирма «Финнапи Эспанья», находящаяся в Торревьехе и не регистрировавшая никакой деятельности со дня основания (глава фирмы — некто Йорма Антеро Пиппонен), с марта 1994-го по май 1995 года получила перечисления на сумму 258 тыс. долл. и 88 тыс. марок. Эти деньги пошли на оплату бытовых расходов штата «XX Треста», откомандированного в Испанию, бытовые услуги, курсы испанского языка.

Кстати, несмотря на то что официальные строители этих домов — российские и испанские фирмы, местные жители уверяют, что на стройках трудились в основном офицеры Российской армии. Строители часто были недовольны хозяевами, случались даже побеги. Об этом сплетничают местные жители и рассказывают сами беглецы, предпочитающие пересечь границу с Португалией и искать работу где-нибудь в районе Лиссабона — также на строительстве домов, но уже не питерских чиновников, а португальских клерков.
Как мне рассказал один бывший полковник Вооруженных сил СССР, сотрудник военной контрразведки, ныне работающий на лиссабонской стройке, убежать из Испании его заставило свинское отношение со стороны россиян-работодателей: невыплата зарплаты, конфискация документов, постоянный шантаж. «Я почувствовал себя, как русская проститутка в Турции».

Но как бы то ни было, отель «Ла Палама» уже действует. Официально Никешин предложил в 1996 году  Путину создать на базе этого отеля что-то типа санатория для ветеранов войны. Вышло соответствующее распоряжение мэрии Санкт-Петербурга, которая и взяла на себя все расходы. Одними из первых «ветеранов», отдохнувшими в Испании, стали питерские чиновники и руководители «ХХ Треста»...

«ХХ Трест» — корпорация, зарегистрированная 20 октября 1992 года в комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, который возглавлял тогда Путин. Президентом корпорации стал Сергей Никешин, депутат петербургского Законодательного собрания и зампредседателя его бюджетной комиссии.

Далее «XX Трест» становится «придворной» строительной фирмой, получившей не без посредничества Путина льготные кредиты и ссуды на 23 млрд рублей городского бюджета, из которых, по данным ревизоров КРУ, только 1 млрд ушел на нужды города. Мы уже писали об этом и о личной связи Сергея Никешина и Владимира Путина (см. «Дело В. Путина», «Новая газета» № 11(д), 2000 г.)

По данным российских СМИ, в ноябре 1995 года по личному распоряжению Путина из бюджета города Санкт-Петербурга было выделено свыше 200 тыс. долларов «ХХ Тресту» на реконструкцию православного женского монастыря в Израиле. Деньги эти, оказавшись у «XX Треста», ушли на покупку земельных участков и недвижимости в Испании. И у «ХХ Треста» в местечке Торревьеха появился гостиничный комплекс «Ла Палама».

Так что можно точно сказать: В.В.Путин не будет отчитывать своего однокурсника (Бастрыкин был старостой его группы в ЛГУ) за квартиру в Торревьехе. Вряд ли можно считать совпадением, что оба они выбрали для покупки недвижимости один и тот же испанский городок. Причем одна крупная испанская газета подсчитала, что с 1996 по 2000 годы Владимир Владимирович посетил Торревьеху 37 раз. Тоже ведь был госслужащим.
Кстати, там же обосновался и Филипп Денисович Бобков, бессменный руководитель Пятого управления КГБ СССР. Имеет право: пенсионер.

Андрей Мальгин

Цитата:

"Лучше бы эти люди продали свои виллы на средиземноморском побережье Франции или Испании. Только тогда им пришлось бы объяснить, почему вся недвижимость оформлена на подставные фамилии и на юридические фирмы. А мы бы, наверное, задали вопросы: откуда деньги? Ну да бог с ними!"

Путин В. В., президент России, 2000 год
(на встрече с семьями погибшего экипажа «Курска»)

По теме:

Преступники в законе, шобла неприкасаемых