Общественно-политический журнал

 

 

 

Хищные зубы православия в теле России

В 1918 году советская власть практически вышвырнула РПЦ из государства. Но спустя десятилетия попы вернули себе былое положение, воспользовавшись забывчивостью (или глупостью?) российского народа. Остается надежда, что память вернется к людям и попам придется не сладко, пусть и не так как 90 лет назад. А пока давайте освежать эту самую память, что бы понять, почему же так досталось в свое время православной церкви, которая сейчас пытается позиционировать себя невинной жертвой лихих годов.

Какие бы беды не обрушивались на Русь-Россию, они практически никак не задевали РПЦ. Более того, почти всегда она получала из этого определенную выгоду.

Так, в течение всего пресловутого татаро-монгольского ига духовенство было освобождено от каких-либо выплат дани "завоевателям" на основании "Жалованной грамоты" выданной ханом Менгу-Тимуром митрополиту Киевскому и Владимирскому Кириллу в 1267 году, где, в частности, писалось: "Мы пожаловали попов и чернецов и всех богадельных людей, чтобы они правым сердцем без печали молили бога за нас и за всё наше племя и благословляли нас, не надо с них ни дани, ни пошлины - ни ханской, ни ханшиной; никто не смеет занимать церковных земель, вод, огородов, мельниц; никто не смеет брать на работу церковных людей. Никто не смеет взять, продать иконы и другие богослужебные вещи".
Кроме того, от налогов освобождались и члены семей священников, живущих вместе с ними.

Итогом такой милости ханов стало то, что за 200 лет православное духовенство увеличило свое земельное богатство путем основания монастырей (за монгольский период их было построено около 200) и обзавелось значительной рабочей силой (монастырские работники также не облагались налогами, что привлекло к монастырям большое количество крестьян). Так благодаря "злым" монголам была заложена основа материального могущества РПЦ.

После того, как власть Золотой Орды канула в Лету, церковь продолжила увеличивать свои земельные и рабовладельческие потенциалы, получая в свое распоряжение целые села и волости. Так в середине XVII века за 476 монастырями, было закреплено более 80 тысяч крестьянских дворов. И это не считая архиерейских и патриарших владений! А к 1760 году церковным учреждениям принадлежало почти миллион душ, что составляло более 13% всего населения России.

В 1764 году Екатерина II произвела секуляризацию церковных владений, забрав в пользу государства большое количество земель и более 900 тысяч крестьян без всяких выкупов и компенсаций. Одной из причин подобного шага стали частые волнения церковных рабов. Так, например, в 1748 году взбунтовалось 11 тысяч вятских монастырских крестьян, а в 1762-1764 гг. произошло крупное восстание далматовских монастырских крестьян, вошедшее в историю под названием "дубинщина". Все эти многотысячные бунты (так в начале правления Екатерины II бунтовало 100 тысяч монастырских крестьян) происходили не от хорошей жизни. Дело в том, что "доброе" духовенство, кроме облаганий различными повинностями, не гнушалось наказывать свое живое имущество, широко применяя денежные штрафы, порку батогами и плетьми, заковывание в оковы и цепи, различные пытки и истязания и т.п., тем самым, видимо, пропагандируя христианские ценности.

Но даже после екатерининской акции церковь продолжала наращивать свое богатство в виде земель. Так государство взяло на себя обязанность выделять каждому причту (трудовой коллектив при церкви, включающий в себя священников и церковных служителей) от 40 до 140 га земли в зависимости от местности, а каждому монастырю от 140 и более гектаров. Кстати, монастырям к тому же отдавалось минимум по одной мельницы из казенного владения (если была таковая возможность) и место рыбного промысла, а причтам полагалось финансирование из государственного бюджета (в 1902 году, например, на это было отпущено 10,5 млн. рублей).
Кроме того, церковь владела и зданиями не только в виде храмов, но и строениями под склады, гостиницы и даже меблированные комнаты. То есть духовенство занималось наживой на ренте и аренде.

По идее на землевладении и домовладении РПЦ могла бы существовать безбедно. Добавим к этому мзду за различные требы (молебны, панихиды, крестины, венчание и т.п.) и кружечный и кошельковый сборы (пожертвования, собираемые во время служб) и картина рисуется довольно неплохая. Чтобы понять, о каких суммах идет речь, приведу минимальные расценки на требы (а они были обязательны для всех православных) в начале XX века: 50 копеек стоили крестины, 3 рубля - похороны и 5 рублей брали за венчание. Кружечно-кошельковый доход Священного Синода в 1902 году составил более 6 млн. рублей. Конечно, приход, находящийся в малонаселенном и бедном месте капиталов не сколачивал, тем более кружечный и кошельковый сбор принадлежал епархиальным управлениям, а не приходу, поэтому было не редко, что сельские попы влачили жалкое существование. Но неравенство существует во всех классах и прослойках общества, даже в паразитирующей его части. И, само собой, между высшим и низшим духовенством была большая разница по части доходов. Давайте сравним.

Со времен Николая I духовенство стало получать постоянное жалование из государственной казны. Так митрополит Московский 100 лет назад получал только ежемесячного жалования 500 рублей плюс более 300 рублей на питание. Его питерский и киевский коллеги имели зарплаты чуть меньше - около 400 рублей в месяц, но на пожрать им выдавали такую же сумму. А вот рядовым священнослужителям везло меньше. Так "работники" рядовых причтей, которым полагалось жалование, в 1910 году получали примерно следующую месячную зарплату: священники от 12 до 50 рублей, диаконы в среднем 12 рублей, псаломщики от 10 рублей. Это были как бы гарантированные доходы, к которым приплюсовывались мзда за требы и, частенько, плата за преподавание закона божьего.
Для сравнения приведем средние ежемесячные доходы рабочего и крестьянина Европейской части России столетней давности - это 20 и 12 рублей соответственно.

Вообще, царская Россия кроме выплаты жалований оказывала и другие финансовые поддержки РПЦ. Так через ведомство Святейшего Синода в 1910 году прошло 34.195.217 рублей, которые, кроме зарплаты духовенству, пошли на поддержку монастырей, изготовление церковных орденов и на другие сопутствующие православной жизни расходы. Добавляем к этому различные сборы с паствы, типа уже упомянутых кружечных сборов, различных пожертвований, а также доходы с имений и оброков. Эти статьи ежегодно приносили церкви около 40 млн. рублей. Еще одной доходной статьей у РПЦ были проценты с капиталов, размещенных в ценных бумагах, которые, например, в 1906 году составили около 2,5 млн. рублей чистой прибыли.

И это только верхушка айсберга доходов дореволюционной РПЦ. Кроме общецерковных прибылей не стоит забывать так называемые местные доходы церквей и монастырей. В качестве примера приведем Валаамский монастырь, который в год зарабатывал порядка 200 тысяч рублей на собственных пароходах, процентах от капитала, свечного сбора и т.п. И все это оставалось на месте, у валаамских монахов. Добавим к этому доходы с треб - и перед нами монастырь-миллионер!

Куда же девались все эти деньги? Как их тратила РПЦ, кроме размещения их в ценных бумагах и в вечных вкладах? На строительство храмов? Сомнительно, т.к. тогда почему многие церкви возводились за счет пожертвований паствы или при поддержке государства, когда у РПЦ хватило бы финансов на постройку сотен культовых сооружений за свой счет (на возведение среднего храма требовалось около 150 тысяч рублей, если, например, к началу XX в. капиталы всех церквей Ярославской епархии составляли 5,5 млн. руб., то на эти деньги можно было бы понастроить десятки храмов)? Может на богадельни, больницы и другие благотворительности? Давайте рассмотрим и этот момент.

Вернемся в 1902 год. На тот момент в России существовало 11040 благотворительных учреждений. Из них к Ведомству православного вероисповедания относилось… всего 1697. Ужель слухи о великой благотворительной миссии дореволюционной РПЦ преувеличены? Само собой. Более того, если учесть, что благотворительность церковники осуществляли за счет пожертвований прихожан, то вырисовывается довольно неприглядная картина.

Еще интересно вот что. Общее число приходских попечительств при православных церквах к 1902 году составляло более 19 тысяч, но только половина из них предоставило сведения о своей деятельности, которая в основном заключалась в поддержании церковных строений и содержания церковно-приходских школ. И лишь 4135 приходов содержали богадельни (1027 штук) и больницы (284 штуки). Грубо говоря, три прихода на одну богадельню или больницу. Может больницы были гигантские? Да нет, эти самые 284 больницы были рассчитаны на 2824 места. Вычисляем, и оказывается - в среднем одна больница вмещала в себя максимум 10 человек! С богадельнями та же история - их средняя вместимость оказалась 12,5 пансионера. Масштабы православной благотворительности просто поражают.
Поражают и суммы, которые приходские попечительства при православных церквях бросили на благотворительность в предыдущем, 1901 году, - 667 тысяч рублей. Притом общие их расходы составили 1.808.552 рублей. На что же ушли почти 1 млн. 200 тысяч рублей? На поддержание церковных строений и содержания церковно-приходских школ? По таким мелочам иерархи церкви не особо любили отчитываться, как, в принципе, и сегодня.

К рубежному 1917 году РПЦ подошла крупнейшим землевладельцем и владельцем недвижимости, хозяином многочисленных пароходов, имея в своем распоряжении заводы и мельницы, рыбный и лесной промысел, гигантские капиталы, которые насчитывали миллиарды рублей и незыблемую многовековую власть, которую не могли пошатнуть никакие реформы разных царей и цариц. Хищные зубы православия настолько глубоко и настолько долго были вонзены в тело России, что РПЦ думала, что это на века и поэтому никакие революции не сгонят ее с насиженного места. Когда в феврале свергли царя, попам показалось, что все останется для них как прежде и даже станет лучше, так как наконец-то обрушился двухсотлетний "гнет" самодержавия над церковным мирком (это сейчас попы типа за монархию и Романовых горой стоят). Недаром послание Синода касательно отречения Николая Романова от престола начиналось словами: "Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути…"

И недаром в разных концах Российской империи попы читали проповеди во славу Временного правительства. И поэтому для церковников стали шоком мартовское постановление Временного правительства об уравнивании всех вероисповеданий и изъятие у церкви всех церковно-приходских школ. Но это уже другая история...

Итак, к октябрю 1917 года, несмотря на некоторые урезания в ее положении (хотя Временное правительство в тоже время не отказывало в спонсорской помощи), РПЦ оставалась самой богатой организацией России и, одновременно, самой жадной. Но так как сам бог велел делиться, а попы не хотели это делать, то новой советской власти пришлось к этому принудить жадин, а тут и месть народная не заставила себя ждать - кровопийцы получили сполна. Но это тоже другая история.

Дмитрий Покров