Общественно-политический журнал

 

ГБ в интернете: дезинформация, провокации, вбросы, манипулирование общественным мнением

В январе 2012 года Служба внешней разведки (СВР) объявила три закрытых тендера на сумму свыше 30 млн руб., цель которых — выработать новые методики мониторинга блогосферы. Главная задача — "массовое распространение информационных сообщений в заданных социальных сетях с целью формирования общественного мнения".

Тендеры на исследования с кодовыми обозначениями "Шторм-12", "Монитор-3" и "Диспут" были проведены в январе-феврале 2012 года. Государственный заказчик — ФКУ "Войсковая часть N54939" — запросил разработать программы для "исследования методов разведки интернет-центров и региональных сегментов социальных сетей" (шифр "Диспут") на 4,41 млн руб., "исследования методов негласного управления в интернете" (шифр "Монитор-3") на 4,99 млн руб., а также провести научно-исследовательскую работу по разработке "средств продвижения специальной информации в социальных сетях" (шифр "Шторм-12") на 22,8 млн руб.

Воинская часть N54939, командир которой Александр Бычков выступил заказчиком по всем трем тендерам, входит в систему СВР.

Непосредственным исполнителем по всем трем конкурсам стала компания "Итеранет". Ее гендиректор Игорь Мацкевич  - в прошлом — первый заместитель начальника Института криптографии, связи и информатики Академии ФСБ.

Интернет давно привлекает внимание спецслужб. Российские власти настаивали на  запрещении на законодательной основе — под эгидой ООН —государствам использовать интернет для "подрыва политической, экономической и социальной систем других государств", а также для "манипулирования информационными потоками в информационном пространстве других государств, включая дезинформацию" .

Цитата:

На ГБ работает и Касперский:

Концепция интернет-безопасности, которую отстаивает Касперский: "цифровые паспорта" для определенной деятельности в интернете, государственное регулирование социальных сетей для удушения протестных движений. Касперский говорит: "Свобода - это хорошо. Но нехорошие люди могут использовать эту свободу в дурных целях, чтобы манипулировать общественным мнением". (манипулировать общественным мнением должны только "хорошие люди" из ГБ, сослуживцы Касперского - ЭР)

 Идея частичной отмены приватности в интернете снискала популярность во многих кругах, в том числе благодаря Касперскому. Россия и Китай добиваются, чтобы Международный союз электросвязи (МСЭ) получил лидирующую роль в регулировании интернета. Они хотят передать власть от преимущественно американских НКО, сегодня координирующих доменные имена и предлагающих технические стандарты, к сообществу правительств разных государств, которые представляет МСЭ.

У Касперского и официальной Москвы поразительно похожи взгляды на кибербезопасность. И Касперский, и кремлевские чиновники хотят ограничить распространение зловредной, как они полагают, информации, в том числе слов и идей, провоцирующих недовольство и протест против режима.

Касперский говорит, что в "Фейсбуке" и в "ВКонтакте" люди могут манипулировать другими, дезинформируя их и сохраняя анонимность. Роль социальных сетей в протестных движениях он считает элементом кампании дезинформации, которую антиправительственные силы развернули, "чтобы манипулировать толпами и менять общественное мнение". Почти те же аргументы приводит Николай Патрушев, секретарь Совета Безопасности РФ, бывший директор ФСБ. 

Эксперты отмечают, что разрабатываемые по заказу СВР программы универсальны в своем применении. "В тексте тендера на систему "Шторм-12" прямым текстом сказано, что миллионы рублей спецслужбы желают истратить на создание системы вброса через заранее зарегистрированные в соцсетях аккаунты. Основным препятствием на пути работы системы являются средства защиты соцсетей от спама,— сказал  интернет-эксперт Антон Носик.— Часть денег будет потрачена на нейтрализацию этих защит".

С ним согласен и еще один эксперт в области интернет-технологий, просивший не называть его имени. "Практически стопроцентная вероятность, что адресатами, "клиентами" этих работ в будущем могут стать российские социальные сети и их пользователи, а также зарубежные сети и ресурсы типа Facebook и Google+, к техническому контролю за которыми у российских спецслужб доступа нет, а вот делать внешний мониторинг событий и активностей, а также изучать функциональность ресурсов и искать дырки в их защите для борьбы с политической оппозицией, активно пользующейся зарубежными сетевыми ресурсами, им вполне по силам",— говорит он.

По мнению эксперта, подобные программы могут быть весьма эффективными, особенно если речь идет о вскрытии прав администраторов, веерных рассылках или заражении компьютеров ботами. "Еще в рамках нескольких подразделений бывшего КГБ СССР — нынешнего ФСБ России велись научные и научно-практические работы по разного рода "социальным проектам", которые как раз и описываются "близко к тексту" в содержании этих тендеров, но применительно к интернету и современным социальным сетям,— напоминает он.— Соответствующие "научные" центры — многоэтажные "свечки", которые стоят на проспекте Вернадского за зданием МГУ и метро "Университет. Там были темы с насаждением межрасовой розни и тем самым снижения боеспособности ВС США, с внедрением и последующими провокациями для раскола советского диссидентского движения, с недопущением распространения нежелательной информации в случае стихийных бедствий и общественных беспорядков и, наоборот, обеспечением распространения ложной, но "полезной", нужной информации".

Источник

Цитата:

Главный редактор Граней.Ру Владимир Корсунский полагает, что главное в данном случае – деньги. По его словам, на «эту роль пробовались многие». «В частности, ребята Васи Якименко (экс-главы прокремлевского движения «Наши») сидели, писали за копейки отсебятину, забивали форумы и ленты «нашенскими» комментами. А теперь это перевели на себя военные. Они поняли, что на этом можно срубить денег, и срубили».

Недоумения по поводу того, почему подобной тематикой занялась СВР, у Корсунского, однако, не возникло. «У наших спецслужб, какой бы разведкой они не занимались, одна из приоритетных задач неизменна – отслеживать оппозицию и всячески с ней бороться, – пояснил он. – В частности, в задачи СВР всегда входило отслеживание зарубежных друзей нашей оппозиции, каналов связи, и Бог знает чего еще».

По словам Корсунского, если Кремлем поставлена задача – раскрыть заговор, значит, его раскроют, даже если никакого заговора никогда и не было.