Общественно-политический журнал

 

 

Российские власти оплачивают кампании против добычи сланцевого газа в Европе

Россия - это нефтегосударство, выстраивающее свое влияние за счет контроля европейского энергетического рынка. Путинский режим зависит от продажи углеводородов.

Если бы добыча сланцевого газа путем фрекинга могла осуществляться в Европе в коммерческих масштабах, цена на природный газ снизилась бы, и это могло бы заставить Россию начать зарабатывать себе на жизнь - с радикальными политическими последствиями.

Значение запрета на фрекинг во Франции, мораторий в Болгарии и, возможно, в Чехии - не экономическое.

Выручка "Газпрома" от продажи газа во Францию, Болгарию и Чехию относительно невелика. Если Болгария и Чехия начнут эксплуатировать собственные резервы сланцевого газа, им все равно придется часть газа импортировать. Священный Грааль для "Газпрома" - это общеевропейский запрет или мораторий на технологию. Чем больше стран примут такие ограничения, тем более вероятно их рассмотрение Евросоюзом.

Задача, с которой столкнулся "Газпром", - убедить страны отказаться от технологии, которая помогла бы им сэкономить массу средств, создать собственные рабочие места и поддержать свою политическую независимость. Эта задача похожа на ту, с которой Советский Союз столкнулся после Второй мировой войны.

Но на этот раз движущей идеологией стал не антикапитализм, а энвайронментализм, защита окружающей среды. Путин стал активным защитником экологии других стран. "Газпром" и Россия прямо и опосредованно, через фирмы по связям с общественностью и экологические организации, оплачивают создание широких коалиций с местными природоохранными организациями.

В долгосрочной перспективе большинство правительств все равно начинают действовать в собственных интересах. Тем не менее, нынешняя политическая борьба может существенным образом отсрочить разработку местных ресурсов и дать России передышку, чтобы найти новые рынки за пределами Европы.

Источник