Общественно-политический журнал

 

Европейская комиссия при Совете Европы признала российский закон «О противодействии экстремистской деятельности» нарушающим нормы права

Венецианская комиссия, представляющая собой международное право, превалирующее над российским, признала преступным политические преследования в России людей, призывающих к национальному самоопределению, что квалифицируется российской властью как «призывы к нарушению конституционной целостности их государства».

20 июня 2012 года Европейская комиссия за демократию через право при Совете Европы (Венецианская комиссия) обнародовала «Мнение» о путинском «законе» № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» ( Opinion on the Federal Law on Combating Extremist Activity of the Russian Federation // European Commission For Democracy Through Law (Venice Commission). 2012. 20 June). Документ принят на 91-й пленарном заседании комиссии 15–16 июня 2012 года.

В документе отмечается, что  формулировки закона «О противодействии экстремистской деятельности» слишком неясны и расплывчаты, особенно в части основных понятий – таких как «экстремизм», «экстремистская деятельность», «экстремистская организация» и «экстремистские материалы», – и дают слишком широкий простор для интерпретаций и правоприменения, что приводит к произволу властей.

В документе Комиссии проанализированы различные аспекты определения «экстремистская деятельность». Так, в то время как в соответствии с Шанхайской конвенцией понятия «экстремизм», «терроризм» и «сепаратизм» включают в себя насилие как основной определяющий элемент, отметили авторы документа, некоторые виды деятельности, определенные в законе о противодействии экстремизму как «экстремистские», не предусматривают элементов насилия.

При этом документ подчеркивает, что экстремистским является лишь «насильственное изменение основ конституционного строя» и «нарушение целостности России», то есть ненасильственная деятельность такого рода не подпадает под определение экстремистской.

Комиссия подчеркивает, что мирная защита права наций на самоопределение не считаются преступлениями, а напротив, рассматриваются в качестве законного выражения взглядов человека.

Относительно определения «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни» Комиссия отмечает, что «академические и политические дискуссии и тексты, не преследующие цели возбуждения розни, не представляют собой уголовного преступления». Однако оба определения, включенные в нынешнюю редакцию закона, не подразумевают связи с насилием или призывами к нему, что приводит к многочисленным злоупотреблениям антиэкстремистским законодательством.

Формулировка «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии» позволяет считать экстремистским любое религиозное учение, направленное на доказательство превосходство определенного мировоззрения. Это может привести к ограничению свободы совести и свободы собраний.

Представляется, что под определение экстремистской деятельности должен подпадать лишь насильственный религиозный экстремизм, постановила Комиссия. (к насильственному религиозному экстремизму как раз подпадает преследование  девушек "Pussy Riot" - ЭР)

Подчеркивается также сложность и запутанность формулировки «публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний», которая входит в противоречие со сложившейся практикой ЕСПЧ, согласно которой в отношении должностных лиц, действующих государственных служащих, других должностных лиц и общественных деятелей открывается более широкое поле для критики, чем в отношении обычных граждан.

Критику Венецианской комиссии вызывает и определение «экстремистские материалы». Данное в законе расплывчатое определение открывает дорогу субъективизму, произволу и злоупотреблениям и приводит к непропорциональным антиэкстремистским мерам.

Определение «экстремистской организации» в законе также не соответствует международным нормам, постановила Комиссия. Законные средства противодействия экстремистской деятельности (предупреждения и предостережения) могут быть направлены только на организации или их руководителей, а член организации или сотрудник СМИ не может быть наказан за факт членства в экстремистской организации.

Специальные инструменты, которые предусмотрены законом для борьбы с экстремизмом – письменные предупреждения и предостережения – и соответствующие карательные меры (ликвидации и/или запрет на деятельность общественных, религиозных или иных организаций, закрытие СМИ), входят в противоречие с рекомендациями ПАСЕ по борьбе с экстремизмом и должны быть соответствующим образом изменены.

Кроме того, Комиссия сделали акцент на формулировках ст. 16 Закона о недопущении экстремистской деятельности при проведении массовых акций.  Венецианская комиссия постановила для России, что организаторы мирных собраний, не связанные с экстремистской деятельностью, не могут нести обязанность за возможные нарушения закона, произошедшие не по их вине.

Венецианская комиссия резюмирует: произвольное применение закона о противодействии экстремизму открывает возможность для введения жестких ограничений фундаментальных прав и свобод, закрепленных в Европейской конвенции по правам человека (в частности, ст.ст. 6, 9, 10 и 11) и нарушает принципы законности, необходимости и пропорциональности.

В связи с этим Комиссия потребовала от России привести законодательства в соответствие с Европейской конвенцией по правам человека и предложила России помощь и содействие в этой работе.

Справка:

Венецианская комиссия, официально Европейская комиссия за демократию через право — консультативный орган по конституционному праву, созданный при Совете Европы в 1990 году. С 2002 года участвовать в работе комиссии могут и страны, не входящие в СЕ. Сессии проходят в Венеции, откуда и неофициальное название комиссии.

Ее членами являются, в частности, профессора университетов, преподающие конституционное и международное право, судьи верховных и конституционных судов, депутаты национальных парламентов, высокопоставленные чиновники. Они назначаются государствами-членами Европейской Комиссии на четырехлетний срок.

В феврале 2002 года, когда к Венецианской комиссии присоединились все государства - члены Совета Европы, она была преобразована в расширенное соглашение, что позволило неевропейским государствам стать ее полноправными членами. В Венецианскую комиссию входят все государства-члены Совета Европы; в 2004 году в Комиссию вступил Киргизстан, в 2005 – Чили, в 2006 – Республика Корея, в 2007 – Марокко и Алжир, в 2008 – Израиль , в 2009 – Перу и Бразилия, в 2010 - Тунис и Мексика, в ноябре 2011 - Казахстан. Таким образом, Комиссия в начале 2010 г. насчитывала 58 стран-членов. В качестве ассоциированного члена в ее работе принимает участие Беларусь. Статус наблюдателя при Венецианской комиссии имеют следующие государства: Аргентина, Канада,  США, Уругвай и Япония. Специальный статус партнера по сотрудничеству, подобный статусу наблюдателя, имеют Южная Африка и Палестинская Национальная Автономия.  

Россия имеет статус постоянного члена в Венецианской комиссии.

Европейская комиссия и Бюро Демократических Институтов и Прав Человека ОБСЕ (ОБСЕ/БДИПЧ) регулярно принимают участие в пленарных заседаниях Венецианской комиссии.