Общественно-политический журнал

 

Угроза убийством ст. 119 УК РФ

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —
наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Это здорово, что Бастрыкин с Муратовым замирились. И здорово, что мужественный Соколов может вернуться в страну и к своей важной работе. Я бы тоже не прочь прильнуть к такой высокопоставленной ручке, почувствовать на ладони легкое царапание от гигантских каратов на кольце, деликатно повернутом камнем вовнутрь, подивиться новым потрясающим часам, как бы невзначай выглянувшим из под рукава кителя, изготовленного на заказ из уникальной монгольской шерсти.

Я тоже мечтаю об этом сладостном ощущении высокой причастности. И здорово, наверное, сидеть на каком-нибудь таком совещании и внимать откровениям вперемешку с наглым враньем, и думать: "Как здорово, что я связан со всеми джентльменским соглашением не разглашать ни правду, ни ложь. Надо почаще к ним ходить, меньше можно будет разглашать. Это ведь как же здорово придумано: ходить к власти, чтобы можно было побольше скрывать. И как же это скучно - ходить к ней, чтобы потом рассказывать другим".

Но я лишен этой возможности - думать о таком, высоком. И еще вот это ощущение собственного могущества: всех поставить на уши и в пикеты, возбудить негодование, сочувствие, волну, короче. А потом - бабах! - и гордо замириться. И плевать, был ли мальчик в лесу. И плевать, если теперь любой майор из расследователей может затащить в лес девчонку, которая ему не дала, или предпринимателя, который ему не дал, или районного журналюгу, который его, конечно, оклеветал. Ведь я его прощу.

Сатаров Георгий

Цитата:

В общем, итог дня такой. Сергея Соколова теперь нельзя вывозить в лес и угрожать расправой. Зато всех остальных журналистов - можно. Потому что с сегодняшнего дня это уже не уголовное и должностное преступление, а так, типа бытовое хамство. Это подарок, преподнесенный Дмитрием Муратовым журналистскому цеху, который стоял за него в пикетах.

Гессен Маша

Цитата:

Я правильно понимаю, что если мы, например, с парой-тройкой крепких ребят из "Солидарности" завезем ночью Бастрыкина в лес, пообещаем отпилить ему голову, а потом скажем, что чего-то перенервничали, и извинимся, то нам за это ничего не будет? Попробовать, что ли?
(Живо представляю себе одиночные пикеты следователей из СК под окнами моей редакции)...

Рыклин Александр

Цитата:

"Лесная история" перестала быть фактом личных отношений между Сергеем Соколовым и Александром Бастрыкиным. Она перестала быть даже частным делом "Новой газеты" и СК. Это стало общим делом, публичным, и взаимные извинения фигурантов этой истории ничего не меняют.

Дима Муратов, будем надеяться, выгородил Сергея Соколова, а наше дело – дожать Бастрыкина. Мы его извинений не принимали, да он их нам и не приносил. Нам не все равно, что гражданина нашей страны председатель Следственного комитета угрожал убить, да еще не в пылу допроса у себя в кабинете, а в задушевном разговоре на свежем воздухе. Уже не важно, был это Соколов, Петров или Иванов; уже не важно, был это журналист, рабочий или бомж; уже не важно, кто кого извинил.

Подрабинек Александр

Цитата:

Ощущение жуткого позора. Дегтем вымазали, в перьях вываляли и пустили по кругу - вали, свобода слова, танцуй. Конечно, это можно было предположить. Но так не хотелось. Короче, встретимся в лесу. Все там будем.

Ларина Ксения

Источник