Общественно-политический журнал

 

Россия и человеческие ценности - совместимо ли это?

На днях председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин решил поговорить с журналистом Сергеем Соколовым, начальником отдела расследований «Новой газеты». Он, как утверждают коллегии Соколова, вывез того в лес — вероятно, не вполне добровольно — и пригрозил смертью, оптимистично заметив, что сам же будет ее расследовать. Так происходили события, если верить самой газете, опубликовавшей письмо главреда Дмитрия Муратова в СК.

(В четверг Александр Бастрыкин на встрече с руководителями СМИ принес публичные извинения редакторам «Новой газеты» - нужно понимать, что вынужденно)

Если же верить Бастрыкину, «Новая газета» лжет, а сам он настолько занят, что не может выбраться на природу уже несколько лет. Иска о клевете, впрочем, он еще не подал. Еще он дал понять (в бескомпромиссном интервью, взятом шеф-редактором «Известий»), что письмо из газеты — попытка выставить себя борцами с режимом, в то время как СК проводит массовые обыски у лидеров несистемной оппозиции. Именно это Бастрыкин считает, очевидно, своим главным делом. А угрожать журналисту — лишь неприятный инцидент, нервы сдали.

Очень хочется верить, что угрозы председателя СК так и останутся угрозами, особенно после того, как редакция газеты сделала их публичными. Возможно, они и не были угрозой, а лишь попыткой воспрепятствовать работе журналиста с применением служебного положения — так, по мнению юристов, квалифицируются эти действия. Я очень надеюсь, что, разговаривая в лесу с Соколовым, Бастрыкин просто раздувал щеки. Раздувал щеки, как это ему свойственно. Потому что когда он начинает действовать, начинаются массовые обыски у невиновных людей, а в Москву съезжаются следователи со всей России.

Характерно, что даже в собственном интервью Бастрыкин описывает людей, квартиры которых 11 июня переворачивали его подчиненные, как «несистемную оппозицию». Он не обвиняет их ни в каких правонарушениях — только в инакомыслии. Едва ли это оговорка, это взгляд на мир. Обыскивать оппозицию, по мнению Бастрыкина, важная функция следственного комитета. Но мало кому приходит в голову винить его за это, а ему не приходит в голову ни оправдываться, ни запугивать журналистов.

Пока общество пыталось бороться с принятием драконовского закона о митингах, Следственный комитет расследовал липовые дела о нарушениях на митингах, грозящие фигурантам не штрафами, а реальными тюремными сроками. Естественно, по старым, гуманным законам. Пока сто тысяч человек прошли без всяких приключений по Бульварному кольцу, трех приятелей, вышедших на улицу Кемерова с белыми ленточками, задержали и предъявили обвинение в организации несанкционированного шествия. Следственный комитет (и полиция) в принципе не слишком уважают право. Угрозы Бастрыкина заставляют всех беспокоиться, но ничего не добавляют к его облику. Общаясь с журналистами «Известий» он говорит такие же немыслимые вещи, как и в тихом подмосковном лесу.

После письма «Новой газеты» многие комментаторы уже успели вспомнить, что у СК плохие отношения с прокуратурой, и даже предположить, что скандал — очередная попытка аппаратных врагов Бастрыкина сместить его с должности. Но все это не важно и не интересно: кто бы не желал его отставки, он содействует общественному благу, так же как недавно сам Бастрыкин ему содействовал, расследуя пытки в казанском ОВД «Дальний». Важно другое: история последних недель напоминает, что как бы ни боролись между собой сотрудники силовых ведомств, депутаты партии «Единая Россия» и чиновники всех мастей, их объединяет общее свойство — полное неприятие идеи прав человека и нежелание соблюдать минимальные приличия.

Глядя на воскресное шествие оппозиции, тоже можно было подумать, что его участников мало что объединяет. Их не роднили ни транспаранты, ни одежда, ни взаимные симпатии. Их итоговый манифест — солянка из идеологий и тактических планов. Но кое-что общее у всех этих людей есть — элементарные человеческие ценности. Это становится ясно, как только Александр Бастрыкин открывает рот.

И если начальник Следственного комитета видит своей главной задачей борьбу с участниками митингов, участникам митингов не стоит забывать, в чем состоит их первоочередная задача. В ее свете многие нынешние лозунги покажутся им неактуальными.

Андрей Бабицкий

Цитата: «Независимое правосудие в России отсутствует. Решение о том, какие дела можно расследовать и какие решения по ним принимать во многом принимаются верхушкой исполнительной власти. Примеров заинтересованности верховной власти в том или ином исходе различных дел много. Какое решение нужно в случае Соколова и Бастрыкина пока неясно», - рассказала эксперт.

 Действия главы СКР вызвали мощный скандал в публичной сфере, говорит Липман. Однако, продолжает она, скандал является следствием не только действий Бастрыкина, но и результатом стремлений неких групп людей добиться отставки главного следователя страны или торжества над ним в рамках аппаратных интриг.

 «Не то, чтобы Бастрыкин неповинен в том, в чем его обвиняют, но в данном случае имеет место использование скандального эпизода с журналистом для придания кампании против главы СКР максимально публичного характера. Это пример аппаратной борьбы, которая в России происходит в большинстве своем скрытно. В данном случае это борьба вышла на первый план и стала совершенно публичной», - сказала Липман.

 «Какое решение будет принято, будет ли Бастрыкин уволен и как скоро? Это мы посмотрим. Это и будет определять исход аппаратной борьбы. Арбитром подобной аппаратной игры будет и всегда являлся Владимир Путин», - резюмировала сотрудник Московского Центра Карнеги.