Общественно-политический журнал

 

 

Межклановая грызня

Financial Times пишет о том, что новое российское руководство по всем признакам выглядит парализованным внутренними разборками. 

Главной задачей Путина, похоже, будет поддержание баланса сил между соперничающими политическими кланами, которые его окружают. Его стратегия сдержек и противовесов несет мало пользы для России, а в долгосрочной перспективе загоняет его в угол в той же степени, в которой требует поддержания его верховенства.

Многие министры сохранили свои посты. Некоторые из тех, кто ушел, получили работу в Кремле, что подразумевает возникновение параллельного правительства. Наиболее значительной перетасовкой стала замена оппонента либеральных реформ Игоря Сечина на посту ответственного за энергетику на Аркадия Дворковича, медведевского союзника. Однако Сечин был тут же направлен в совет директоров "Роснефтегаза" - компании, управляющей государственными активами в энергетических компаниях. Он также встал во главе "Роснефти".

Ничуть не похожие на отстранение от власти, новые назначения Сечина могут еще более усилить его возможности по контролю над нефтяным сектором и таким образом ослабить влияние Дворковича. Более того, несколько указов, в срочном порядке изданных Путиным, совершенно спутали программу приватизации государственных предприятий.

Это политические игры, а не продуманный экономический курс, в то время как России, наоборот, нужно больше экономических мер и меньше политических игр. Без приватизации и конкуренции госкапитализм никогда не уступит место динамичному частному сектору, способному содействовать диверсификации экономики и уменьшить зависимость страны от экспорта нефти.

Нет ничего удивительного, что рынок российских акций на этой неделе двигался как на "американских горках". Соперничество вокруг Путина дает пищу и рост для двух бедствий: неопределенности относительно дальнейших событий и перспективу постепенного паралича. Оба они омрачают надежды на серьезные реформы, необходимые России.

Подобная ситуация нежизнеспособна. Если Путин не объявит ясный курс, события заставят его действовать вопреки его желанию. Чем дольше он продолжает свое выступление канатоходца на туго натянутой проволоке, тем труднее ему будет определять дальнейшей ход, чтобы не свалиться вниз.

Источник