Общественно-политический журнал

 

 

Природа политического режима в отражении «Индекса мигалок»

Одним из наглядных индикаторов распределения власти в нынешней России является т.н. «индекс мигалок» (предложен Институтом экономического анализа в 2006 г.). Наличие проблескового маячка на служебном автомобиле выступает важнейшим символом принадлежности чиновника к высшей властной касте – фактически так же, как пурпурная тога магистратов в Древнем Риме.

Несколько дней назад – 19 мая 2012 г. – В.Путин подписал указ «Об упорядочении использования устройств для подачи специальных световых и звуковых сигналов, устанавливаемых на транспортные средства».

Власти попытались привлечь внимание общественности к факту т.н. «снижения» числа автомобилей с «мигалками». В действительности же теперешнее их число (569) лишь приблизилось к их числу 15-летней давности (по постановлению правительства от 4 февраля 1997 г. их было 560).

Однако даже эта новая цифра (569) лукава – в нее теперь не входят автомобили ФСО, исправно включавшиеся в соответствующие документы предыдущих лет, но исчезнувшие из нынешнего указа. А их, спецавтомобилей ФСО, всегда было немало. Так, по постановлению правительства от 1 декабря 2006 г. таких машин было «всего» 150 – причем эта цифра не включала «транспортные средства, обслуживающие лиц, подлежащих государственной охране». В нынешнем же указе автомобили ФСО – как обслуживающие лиц, подлежащих государственной охране, так и иные – просто не указаны. Сколько таких машин оставил сейчас Путин для ФСО – неизвестно.

Да и сам факт выхода президентского указа по этому вопросу весьма примечателен. Раньше такие решения принимались исключительно постановлениями правительства. А вот теперь, впервые, – указом президента. Очевидно, такой важный символ (и, очевидно, инструмент) собственной власти Путин решил более не выпускать из своих рук.

Не менее важным является и распределение «мигалок» (и, следовательно, властных полномочий) между т.н. «тремя ветвями власти». Удельный вес «мигалок» в распоряжении представителей законодательной «власти» от их общего числа остался едва различимым – на уровне 2,3%.

А вот представителям судебной «власти» повезло меньше. В общем числе «мигалок» им ранее доставалось от 1,7% до 0,5% от всех современных «пурпурных тог». А теперь – ничего. Иными словами, по нынешним бюрократическим понятиям, судебная власть с 1 июля 2012 г. перестает быть сколько-нибудь реальной властью.

Что же касается исполнительной ветви власти, то теперь это – уже не «ветвь», а фактически одинокий толстый «баобаб» практически без каких-либо ветвей – ее представители распоряжаются почти 98% от общего числа «мигалок».


В общем числе всех спецавтомобилей удельный вес тех, какими пользуются представители гражданских ведомств, за 12 лет упал вдвое – с почти 46% в 2000 г. до чуть более 23% в 2012 г.


Зато еще более подросла и так колоссальная доля «мигалок» в распоряжении силовиков (ФСБ, МВД, Минобороны, СВР, ФСКН, Генпрокуратуры, Следственного комитета). Их удельный вес в общем числе автомобилей с проблесковыми маячками вырос с половины до трех четвертей (74,3%).


«Индекс мигалок» – яркая иллюстрация природы нынешнего политического режима, в котором реальные символы власти и сама власть даже формально не принадлежат ни представителям судебной системы (0 машин), ни законодателям (13 автомобилей), ни даже правительству (28 машин).

Власть в сегодняшней России принадлежит корпорации силовиков (423 «мигалки»).

Андрей Илларионов