Общественно-политический журнал

 

 

 

Простим или нет? Всё ли?

В лагере на "Баррикадной" в среду вечером ко мне подошел Паша Елизаров с симпатичной блондинкой Юлей, которая хотела со мной познакомиться. До этого я несколько раз читал ее твиты. Развиртуализовались.

 А сегодня узнал, что раньше блондинка Юля была мировым судьей Юлией Сазоновой и это она в ноябре 2007 года осудила на 5 суток ареста меня, Гарри Каспарова, Сашу Аверина и других — 10 человек тогда получили "сутки" за участие в "Марше несогласных" на проспекте Сахарова. Мне было отказано в адвокате, а все постановление строилось на лживых рапортах омоновцев Мелова и Утушкина, которые меня и в глаза не видели (суд их не опрашивал). В общем, все в лучших традициях отечественного правосудия.

Я тогда подробно писал про судебное заседание: "Судья Сазонова — блондинка лет 25-30, серьезная и циничная. “Отличница”, как ее охарактеризовал Саша Аверин. Во время процесса она явно думала о чем-то постороннем, лишь изредка что-то черкая на листке бумаги".

И вот сейчас Юля Сазонова — активная участница протестов, пишет в Твиттере про полицейский произвол и преследования оппозиционеров. С ней дружит добрая половина столичной политтусовки (во всяком случае, вроде никто еще не отвернулся). И такие метаморфозы случаются с людьми!

У меня в связи с этим смешанные чувства. С одной стороны, хорошо, когда люди переходят на нашу сторону. Буквально вчера мы обсуждали на той же "Баррикадной", что раскол элит — обязательное условие мирных революций. Отмщения моя душа не жаждет, я вообще человек не злопамятный: вот даже и не вспомнил бы фамилию судьи, если бы она сама не сказала. И вообще, я верю, что человек может меняться к лучшему.

Но что-то здесь не так. Может быть, дело в лозунге "Не забудем, не простим", который мы часто скандируем на митингах. Всё-таки — простим или нет? Всё ли? Пять суток — это немного, можно не придавать значения. По 5 суток для 10 человек — это 50 суток. Значит и судью Азарову, закрывшую вчера Яшина на 10 суток, тем более надо будет простить. И Кирьянен, давшую по 15 суток Навальному и Удальцову. А судью Иванову, продлившую арест Pussy Riot? А Данилкина? А омоновцев, бивших безоружных людей дубинками? А "нашистов", устраивающих провокации? А сотрудников центра "Э", фабрикующих уголовные дела? А председателей УИКов, фальсифицирующих выборы? А депутатов ПЖиВ, принимающих антинародные законы? А чиновников, пилящих бюджет? А журналистов, снимающих лживые репортажи? Ведь рано или поздно почти все они перейдут на сторону оппозиции (или сделают вид, что перешли).

Поймите меня правильно. Я не призываю к вендетте, "никому не хочу ставить ногу на грудь" и заставлять каяться. Но и перевернуть страницу, сделав вид, что ничего не было, тоже нельзя. Ведь было же. И продолжается прямо сейчас. Практически каждый день судьи рассматривают дела оппозиционеров, полицейские разгоняют акции протеста, журналистам заказывают чернуху... У всех у них есть выбор, но большинство предпочитает играть по правилам системы, потому что это выгодно. Так же и Сазонова играла по правилам, пользуясь взамен всеми благами своего "придворного" статуса (например, зарплата мирового судьи в Москве, если не ошибаюсь, составляет около $3000 и перспективы трудоустройства открываются самые радужные). Потом по какой-то причине она порвала с этой системой — и правильно сделала. Лучше поздно, чем никогда. Но есть множество юристов, которые с самого начала не шли работать в суды, потому что не хотели становиться винтиками этой машины. А есть — их немного — те, кто даже внутри системы старался не совершать зла (кстати, справдливости ради: в свое время Сазонова оправдала участников антипризывного марша).

Каждый несет ответственность за решения, которые он принимает в своей жизни. И лично мне хотелось бы услышать от Юли Сазоновой ответ за ее решения. Пока единственное, что я слышал: 5 суток Каспарову она дала из-за того, что ей мешали сосредоточиться журналисты. Этой нелепице я поверить не могу, тем более что на моем заседании никаких журналистов не было. Можно же прямо сказать: позвонили оттуда-то и пригрозили не продлить полномочия. Или отобрать квартиру у старушки-матери. Или наоборот — посулили что-то. Или просто I was young and needed the money была наивной конформисткой, а теперь на многое открылись глаза. Или, возможно, она считает, что все сделала правильно. Только пусть скажет правду: как так вышло? Тогда и можно будет переворачивать страницу.

Олег Козловский

Комментарии

vik on 20 мая, 2012 - 17:16

Согласен с Козловским. Без раскаяния не понять мотивов человека. Просто перейти из одного вагона в другой недостаточно. Такому человеку невозможно доверять и более того - он продолжает оставаться человеком совершившим зло, а значит должен за него ответить. Я тоже незлобливый и не призываю к вендетте, но делать общественную звезду из бывшего подлеца или человека подлость совершившего, является мягко сказать аморальным. Если человек легко идет звездить также, как ранее совершал подлости, то это означает, что у него нет чувства раскаяния перед самим собой, а иначе бы его стыд не пустил. Но он идет в общество, объявляет себя изменившимся и раскаявшимся! Но мы слышали лишь его объявление, но не его раскаяние.

Кто-то может сказать, что жестоко не дать возможности человеку начать все заново и искупить свою ошибку или вину. Нет, это не жестоко.

Во-первых, пусть и начинает все действительно заново, а не использует свою уже сделанную подлость как трамплин в своем "заново".

Во-вторых, абсолютно все люди не имеют возможности вернуться на исходные жизненные позиции. Это касается и возраста и здоровья и потери близких и многого и многого другого. Это не жестокость жизни, а ее естественность, данность. Почему же мы должны делать исключения для подлецов?

SanchasH (не проверено) on 20 мая, 2012 - 22:39

Очень интересно. И очень сложно... Пока это ”бегство” не приняло массовый характер, можно разобравшись простить. Но в общем, правильные слова-мы всех ”героев” помним, и многое им аукнеться. А сейчас каждый человек в нашем протесте дорог, каждый на счету...