Общественно-политический журнал

 

 

Оскал загнанной крысы

Андрей Илларионов : Возвращаясь к напечатанному – природа «обновленного» политического режима

Из интервью ФИНАМ 23 декабря 2011 г.:
Ваш вопрос касается того, не пребывают ли коллеги в состоянии эйфории. Конечно, отчасти это действительно так... Но в то же самое время надо понимать, и здесь не должно быть никаких иллюзий: никто не собирается эти требования выполнять. Более того, они не собираются уходить...

Власть не считает необходимым реагировать на эти требования, власть не считает необходимым проводить какие-либо изменения, кроме косметических, кроме обеспечения дымовой завесы, которая бы могла отвлечь внимание или каким-то образом ослабить движение протеста. Власть занимается провокациями и дискредитацией, в том числе, и тех, кто организует эти митинги, мы стали свидетелями этого. Но самое главное – власть готовится к реваншу. Власть серьезно готовится к осуществлению крутого виража, когда от вот этой так называемой либерализации и демократизации она развернется в совершенно другом направлении. Это произойдет очень скоро...

Когда вы говорите о реванше, что конкретно вы имеете в виду?

Я не могу сказать, какие конкретно действия могут быть предприняты, потому что там есть много людей, которые являются профессионалами, специалистами в разработке соответствующих мер. Но совершенно ясно, что среди этого набора, длинного набора возможных мер есть разнообразные вещи. Есть несчастные случаи, есть террористические акты, есть некие "международные инициативы" по восстановлению квази Советского Союза под названием ЕврАзЭС или какого-то нового этого союза. И, соответственно, при возникновении какого-нибудь международного конфликта с участием вооруженных сил Российской Федерации понятно, что любые вопросы внутриполитической повестки дня совершенно блекнут по сравнению с этими вопросами. Кстати говоря, это дает дополнительные основания для введения специальных мер или чрезвычайного положения. В том числе, с ограничением действия средств массовой информации, социальных сетей, с интернированием наиболее активных представителей оппозиции и так далее...

...если у сислибов еще есть шанс политического или иного выживания в другой конфигурации политической власти, то для силовиков другого варианта не остается. Они как раз оказались в положении той самой загнанной крысы, про которую тот же Владимир Путин так живописно рассказывал в своих воспоминаниях, опубликованных в начале 2000 года. Они оказались в положении, когда им отступать некуда, потому что примеры всех, от Юлии Тимошенко, находящейся в Лукьяновской тюрьме, до Саддама Хусейна, Мубарака, Муамара Каддафи, являются слишком яркими, слишком убедительными. Они слишком хорошо себе представляют, что произойдет в том случае, если они дадут слабину, и если вдруг власть выпадет из их рук. У них нет другого выхода, кроме как защищаться изо всех сил...

Сейчас пока проходит легкая такая разминка с провокациями, легкая разминка с дискредитациями, а дальше уж извините. Вы вступили в серьезные дела, борьба за власть и политическая жизнь – это не игрушки, это не песочница в детском саду, а это серьезная игра. Поэтому ни на кого не обижайтесь, кроме самих себя...

Неудивительно, что сейчас фактически общеобъединяющим лозунгом общегражданского движения является "Путин должен уйти!". Но "Путин должен уйти" означает, что Путин должен потерять политическую власть. Что это означает для него самого, что это означает для когорты, для корпораций спецслужб, это все прекрасно понимают. Но он не может этого сделать. Он не может этого сделать лично, потому что понимает, что будет с ним после этого. Причем это ситуация, в которой он не может надеяться и полагаться на, скажем так, слово своих коллег. В отличие от него самого, когда он давал соответствующее слово, например, Борису Ельцину, и которое он сдержал, между прочим. По крайней мере, в течение последних двенадцати лет. Но на других он не может положиться, потому что он видел, как дрожат коленки у тех, кто оказался у власти…

Это означает, что мы просто втягиваемся совершено естественным образом в новый политический режим, который уже не является, скажем, таким смешанным, спецслужбистско-номенклатурным, каким он был в течение предшествующих двадцати лет, при преобладании первоначально сислибов и при относительно подчиненной роли спецслужб или при преобладании спецслужб и подчиненной роли сислибов позже. Сейчас этот режим приобретает практически чисто спецслужбистский характер. И другого выхода здесь нет...

...предстоящее некоторое время... у нас будет режим, который на языке политической науки называется милитократическим. Грубо говоря, к этой группе режимов относится чисто военные режимы либо режимы, возглавляемые корпорациями спецслужб. В истории довольно много примеров военных режимов, возглавляемых военными – генералами, полковниками, майорами, сержантами разнообразными. И в истории почти нет, по крайней мере, среди крупных, заметных держав, заметных стран, политических режимов, возглавляемых представителями спецслужб. Наш режим, видимо, является в этом смысле если не совсем уникальным, то, действительно, одним из уникальных. Потому что другие режимы, авторитарные режимы, жесткие авторитарные режимы, возглавлялись другими лицами. Они возглавлялись военными, они возглавлялись политическими партиями, они возглавлялись этническими группами, они возглавлялись семьями, они возглавлялись группами родственников, они возглавлялись какими-то меньшинствами. В разных странах по-разному. Но вот такого случая, чтобы корпорация спецслужб или, там, часть корпораций спецслужб, или какая-то группа оказалась у руля политической власти – такое, честно говоря, не приходит в голову. Мы неоднократно говорили о том, что спецслужбы в разных политических режимах играют очень существенную роль. Так, например, гестапо играло очень существенную роль в нацистской Германии. Но гестапо не обладало в Германии политической властью. НКВД и КГБ обладали колоссальной властью, колоссальными полномочиями в бывшем Советском Союзе, но ни у НКВД, ни у КГБ не было политической власти. Политическая власть находилась у партии и у ее представителей...

...сейчас мы видим, что находимся на грани запуска насилия. Понятно, что игнорирование совершенно законных требований общегражданского движения и по отношению к тому, что произошло 4 декабря, и по отношению к тому, что планируется 4 марта, также по отношению ко всем другим действиям, которые произойдут двух с половиной месяцев до того, будет запускать процесс эскалации требований со стороны общегражданского движения и процесс эскалации насилия со стороны власти. Причем инициатором эскалации насилия будет власть, потому что именно у нее, у нынешней власти, у нынешнего политического режима в руках абсолютное превосходство в вооруженных силах и средствах, в вооруженных людях, готовых… Как нас учил Егор Тимурович: "Последний полк, готовый стрелять".

Собственно говоря, именно к этому все и подталкивает, вот эта эволюция спирали насилия. Для того, чтобы кто-то отчаянный, оскорбленный от наглого игнорирования совершенно законных требований, каким-то образом позволил себя спровоцировать на насилие, именно это и нужно. Потому что нужен какой-то повод для того… А может, даже и без повода можно применить это насилие. Чем больше насилия будет со стороны общегражданского движения, тем больше оснований будет у режима использовать всю мощь карательных органов, для того чтобы раздавить и тех, кто взялся за оружие или, там, применяет насилие, и тех, кто всегда выступал и выступает за исключительно мирные методы борьбы и сопротивления. Важен повод, для того чтобы использовать вот эту колоссальную мощь насилия, чтобы раздавить, как говорят, гадину общегражданского движения и не допустить его развития. Как долго это может продолжаться – это невозможно предсказать.

То, что произошло у нас – это в известной степени новое явление в ассортименте политических режимов. И надо сказать, что по интеллектуальному потенциалу, по набору допустимых методов – то есть допустимых для них методов – управления, конечно, спецслужбы существенно превосходят военные режимы. У них гораздо более широкий спектр различных методов воздействия на общественное мнение, на управление общественными процессами, массовыми процессами. Спектр возможных действий широк. Поэтому в данном случае, скажем так, наше явление становится достаточно уникальным...

Надо иметь в виду, что даже в том случае, когда это произойдет – а это рано или поздно произойдет, и эта корпорация уйдет от власти, уведут от власти ее, сбросят и так далее – это очень значительная часть российского общества, неплохо подготовленная, грамотная, профессиональная… и не готовая сдаваться. К тому же, сейчас она обладает ресурсами и внутри страны, и за ее пределами (кстати говоря, вот эти зарубежные гранты). Финансовые ресурсы, находящиеся в распоряжении этой корпорации за пределами страны, колоссальны. Не только внутри страны, но и за ее пределами...

Источник

Из интервью «Деловому Петербургу» 13 февраля 2012 г.:
...есть три основных варианта развития событий после 4 марта. Первый вариант, самый крайний, я бы сказал, белорусский, - это жесткий силовой вариант с разной степенью жесткости подавления оппозиции и всех, кто имеет к ней отношение, - как политической оппозиции, так и интеллектуальной. Ряд фактов свидетельствуют о возможности такого развития – кадровые назначения, предложения по изменению закона о неправительственных организациях. Этот вариант является, скажем так, наиболее нежелательным с точки зрения лично Путина, поскольку для него важно сохранить элементы своей легитимности.

Второй вариант заключается в том, что после 4 марта осуществляется постепенное пошаговое ужесточение режима. Применяются последовательные шаги по ограничению активности и устранению одного за другим оппонентов, оппозиционных групп, движений, партий, лидеров, по подавлению тех или иных средств массовой информации, отдельных наиболее ярких личностей. Это наиболее привлекательный для Путина метод, хорошо известный нам по периоду его президентства с 1999 по 2007 годы.

Наконец, есть и третий вариант – вариант постепенной неустойчивой либерализации политического режима. Этот вариант представляется мне наименее вероятным. Наиболее же вероятным представляется второй вариант.

Источник

По теме:

Корпорация тайной полиции

Корпорация спецслужб готовит реванш и эскалацию насилия

Россия на пути к Джамахирии