Общественно-политический журнал

 

 

Православный ваххабизм

Долго я воздерживался от обсуждения вопросов религии, тактично полагая, что, во-первых, религиозные убеждения-верования являются личным, практически интимным делом каждого, тем более свобода вероисповедания (всем вместе и каждому в отдельности) гарантирована нам статьей 28 действующей Конституции, а во-вторых – согласно той же Конституции церковь у нас отделена от государства (статья 14 п.2).

Из первого вытекают равные права для всех конфессий и религий, как и атеистов. А из второго – церковь не лезет в государственные дела, а государство – в церковные. Эта устойчивая правовая конструкция долгое время устраивала всех, но события последних нескольких лет кардинально меняют ситуацию. Фактически Русская православная церковь начала широкомасштабное наступления на светское государство при молчаливом согласии последнего.

Яркий пример – школа, из образовательной программы которой вымываются естественные науки, заменяемые церковным мировоззрением. Не важна форма, как это делается, важно другое – как результат у нас теперь то тут, то там периодически появляются религиозные фанатики, уходящие в схроны и землянки в ожидании близкого и неминуемого конца света. Ну а как же иначе? Астрономии в школьной программе уже давно нет, и почти половина населения России свято верит в то, что Солнце вращается вокруг Земли.

Религия и образование – две противоположности, потому что вера заменяет знание, делая его ненужным. Ведь вера, в отличии от знания, не требует доказательств, понятие «верить» заменяет понятие «думать». Конечно, думать умеют не все: кто-то от рождения, другой – по складу характера, третий – просто не хочет. Но планомерно навязывать веру вместо знаний, лишая доступ к ним всем, включая и тех, кто хочет – значит насаждать тотальную безграмотность и мракобесие, консервируя нынешнее прозябание нации и формируя ее проигрыш в исторической перспективе.

Казалось бы – церковь отделена от государства. Хочет РПЦ рассказывать детям библейские сказки – пусть за свой счет организует при своих храмах церковные, воскресные и прочие школы. Но она всячески норовит залезть в наши, бюджетные, пока еще светские общеобразовательные школы, чтобы оболванивать наших детей, будущие поколения россиян. Спросите – зачем? Ответ прост – РПЦ живет за счет своей паствы, она по сути является идеологическим паразитом, заинтересованным в увеличении всеми способами своей «сырьевой базы».

В последнее время церковники лезут в жизнь нашего общества в целом и в частную жизнь граждан в отдельности подобно тараканам, отовсюду, со всех сторон. Нам навязывают их мнение о том, какие юбки носить, как стричься, какие песни слушать, что делать с абортами, как вести себя, как и что рисовать, петь, писать, говорить и т.д. и т.п.

При этом священнослужители городят глупость на глупости, демонстрируя убогий догматизм и элементарную безграмотность.

Вот всего лишь несколько примеров из последних, которые, как говорится, на слуху:

 - неприятие РПЦ современного, да и любого «нецерковного» искусства ;

 - характерное высказывание протоирея Всеволода Чаплина о Моцарте: «…он писал однообразные и попсовые вещи» , характеризующие данного представителя РЦП как знатока светской попсы.

 Здесь мы подходим к другим отличительным признакам современной РПЦ – лицемерию и клевете. Причем эти два понятия наша церковь сама объединило в единое неделимой целое. Взять хотя бы историю о часах патриарха Кирилла. Казалось бы, носит мужик дорогие часы. Ну и что? Тем более - не он один. Но деликатность ситуации в том, что этот человек давным-давно взял на себя обет нестяжательства, что дало ему право не только возглавить таких же приверженцев «нестяжательства», но и призывать к этому всех прочих.

Конечно, хотелось бы быть в этом деле примером для пущей убедительности. Когда миряне и рядовые верующие начинают задавать вопросы о богатом убранстве рабочих кабинетов поповских офисов, то тут еще можно ответить, что это все, мол, принадлежит не человеку, а РПЦ, которой это нужно для авторитета. Ладно, это понятно – "куда ж в наше без понтов". Но часы?! И вот тут лицемерие превращается в клевету. Следует официальное заявление, что таких часов нет и не было. И в подтверждение сказанному часы патриарха вымарываются на фотографиях, дабы не смущать верующих. После чего честный патриарх изрекает своей пастве: «Я смотрел на эту фотографию и вдруг понял – а ведь это коллаж!». И в подтверждение сказанному РПЦ, используя светский «Фотошоп», замазывает изображение наручных часов на руке патриарха – мол, вот вам документальная правда.

Ан нет, идеологически чуждый «Фотошоп», как известно, является продуктом рук безбожников и представителей других конфессий – и в отражении на столе часы остались. Я, как человек, уже не первое десятилетие постоянно работающий с «Фотошопом», отношу это к откровенной халтуре – наша РПЦ даже соврать нормально не может…

Обращайтесь в следующий раз ко мне – я не только грамотно вымараю часы во всех местах, но и нимб сверху организую, чтобы у въедливых журналистов и дотошных блоггеров не оставалось никаких сомнений в правдивости слов и святости говорящего.

Будучи пойманной на лжи, РПЦ как-то очень болезненно стало на это реагировать. Протоирей Чаплин, например, заявил, что даже не помнит, какие часы у него на руке и есть ли там они. А ведь хорошо, что патриарха «поймали» на часах, а не на другой какой интересной или нужной детали гардероба – пришлось бы протоирею Чаплину тогда заявлять, что, мол, он даже не знает, есть ли это у него вообще…

А глава пресс-службы патриарха протоиерей Владимир Вигилянский заявил так. «Я считаю, что это неприлично, постыдно рассматривать предметы личного туалета или подарки, или иные вещи, которые носит другой человек. <…> Есть некоторая личная территория человека, залезать в которую считается бескультурьем полным».

 Золотые слова! Так что же церковь лезет, например, в светскую моду, поучая, что, как и где кому носить? Ведь это же, говоря словами самой РПЦ, «неприлично и постыдно». То есть когда их ловят на откровенной лжи, они вспоминают о приличиях. И пеняют на «полное бескультурье». Ну а чего на зеркало пенять-то? Вот так клевета и ложь, как это именуется у нас, у мирян, в светской жизни, в церковной стало всего лишь «технической ошибкой», оплошностью.

 И таких ошибок у РПЦ хватает: то она гордо побеждает тяжелобольных детей, то страдает от нанопыли . Последний случай интересен тем, что является прямым нарушением обета «нестяжательства». Кто бы что ни говорил, но патриарх является собственником квартиры (это не отрицается, не смотря на общую демагогию РПЦ про «клевету на патриарха»), и его квартира участвует в бытовом деле, рассматриваемом в гражданском суде. Здесь есть несколько занятных моментов. Во-первых, посмотрите, с кем у нас судится РПЦ: то с детским медицинским центром, то с заслуженным врачом-кардиологом… Тенденция, однако.

 Второй момент тоже как-то совсем не к лицу всепрощающей церкви, проповедующий христианское милосердие: существовавший вариант мирного, досудебного урегулирования спора был патриархом отвергнут как «некорректный» . Ладно бы люди в цене не сошлись, а то – «некорректный». Вот вам образчик двойной морали – поговорил о прощении и искуплении грехов в храме, а потом снял рясу в раздевалке, вышел на улицу – и сразу «некорректно». Может, этих попов из их церквей в наш светский мир совсем не выпускать – пусть они всегда будут там, где все «корректно»? А научатся вести себя корректно везде – милости просим.

Ну и третий момент – патриарх уверил, что все 20 миллионов рублей, которые сосед выплатил патриарху (как владельцу нанопоруганной квартиры) в качестве компенсации, «пойдут на благотворительность». Вот здесь нам полагается зарыдать от умиления. Ну, хотя бы потому, что сердобольный патриарх «вместо двойной очистки согласился на одинарную», т.е. взыскиваемая сумма должна была быть не 20, а 40 миллионов рублей, а патриарх «попросил по минимуму». В общем, получается, пострадал мужик по доброте своей.

Или потому, что присужденные 20 млн. рублей это компенсация, т.е. возмещение уже понесенных расходов, но она теперь из-за «блоггерской клеветы» пойдет на благотворительность, т.е. мимо кармана потерпевшего собственника. Проще говоря, как ни крути, а двадцатки лимонов – как не бывало. И у соседа на одну квартиру стало меньше. Т.е. если верить сказанному, то проиграли все участники тяжбы. Так кто же выиграл? Ах, ну да, ну да, благотворительность…

Вот только сдается мне, что весь этот «благотворительный туман» призван скрыть самое банальное «использование служебного положения» вкупе с «административным ресурсом» для удовлетворения личных амбиций и сведения соседских счетов. И ведь что интересно: факты – упрямая вещь, как не изворачивайся, поэтому здесь РПЦ уже не говорит о «клевете», а всего лишь (словами главы синодального Информационного отдела РПЦ Владимира Легойды ) о «грязных пиар-технологиях»: «Сами инициаторы, насколько я понимаю, особо и не скрывают, что вбросили эту тему в информационную среду именно потому, что в правовом поле у них нет оснований для положительного для них решения возникшей проблемы. Проблемы, к которой патриарх не имеет отношения...»

Ну, во-первых, имеет, еще как имеет – он собственник квартиры. А во-вторых – оставим правовое поле, оно может быть всяким, и у нас – в особенности. А вот как с совестью-то быть? Она ведь одна. Да и библейские заповеди – это не наши законы, двойной трактовки не допускают.

В общем, до места в калашном ряду пока далеко…

Но стоит ли удивляться? Ведь церковь должна быть вне светской жизни, а наша открыто вмешалась в предвыборные баталии, поддержав представителей «Единой России». В ряде зарубежных стран, где безгранично Церковь уважаема, она стоит выше сиюминутных политических дрязг, заботясь о душах людей. А наша не побрезговала выступить в качестве идеологического отдела администрации Президента, выступив на стороне .... Как говорится, «рыбак рыбака…»

Вот так мы и в религию смогли привнести российскую специфику – за границей постоянные скандалы с попами-педофилами, у нас – с роскошью, дорогими часами и квартирами. За границей «каков поп, таков и приход», у нас «какова власть, таковы и попы».

 И здесь считаю необходимым озвучить еще один важный аспект – взаимовыгодное сращивание РПЦ и государства, игнорируя Конституцию. Государство, точнее, власть, уже давно использует РПЦ в своих целях. Но с недавних пор и РПЦ открыто использует инструменты, механизмы и институты власти в своих корыстных целях. В частности, судебную систему. Об использовании суда в интересах отдельных церковных персоналий уже сказано на примере квартиры патриарха. Можно вновь привести уже упоминавшийся пример судебного возврата собственности, принадлежавшей церкви до 1917-го года.  Это событие почему-то очень недооценено в СМИ. Но посудите сами – наше общество еще до сих пор никак не может успокоится результатами приватизации двадцатилетней давности, а РПЦ создает судебный прецедент пересмотра отношений собственности 95-летней давности! А ведь если эта правовая мина, только что подложенная нам клерикалами, рванет – никто не уцелеет…

Но РПЦ идет дальше, открыто начиная преследовать своих идеологических противников – недавним примером может служить судебная травля активисток из скандально известного женского объединения Pussy Riot, которым с прямой подачи и под давлением РПЦ грозят многолетние сроки тюремного заключения. Я не оправдываю того, что они сделали – я сам посещаю церкви и храмы самых разных религий в разных частях света исключительно как турист, да и то очень редко.

Но давайте зададимся вопросом – если я захожу в католический или буддистский храм, разве я должен оставлять свои убеждения за дверью? Нет, я иду вместе с ними, как бы это не нравилось настоятелям, монахам или другим посетителям этих мест. Правда, я не устраиваю шоу, но это уже вопрос воспитания. А с другой стороны:

От действий Pussy Riot кто-то погиб? Нет.

Физически пострадал? Нет.

От действий Pussy Riot нанесен материальный ущерб? Нет.

В храме из-за них или после них выпала нанопыль? Тоже нет.

Так что же случилось, господин Гундяев? Люди выразили свое мнение, которое посчитали для себя приемлемым, в месте, в котором для других подобное самовыражение считается неприемлемым. Но прямого, количественного ущерба нет, это столкновение идеологий, веры, общественного мнения, вопрос взаимной терпимости и пробелов воспитания. А это уже вопрос совести, вроде громкого чтения «своего устава в чужом монастыре». Вы считаете, что они что-то там осквернили? Ну так прокляните их, предайте анафеме, отлучите от церкви, используя свои церковно-религиозные формы, средства и методы.

Но вы это не можете, потому что, перефразируя протоиерея Вигилянского, «вне правового поля у вас нет оснований для положительного для вас решения возникшей проблемы». А в правовом поле – это «злостная хулиганка», не более, о чем и заявил министр юстиции Александр Коновалов на Восьмых сенатских чтениях в Петербурге: «Как юрист, я готов оценивать это трезво и рационально. Не думаю, что они заслуживают сурового наказания. Просто наказания заслуживают, судимости, наверное, да. Вряд ли – реального лишения свободы» . И кстати - а почему бы РПЦ, как с часами патриарха, не признать выступление Pussy Riot «технической оплошностью»? Ну, захотелось девчонкам самовыражения, но промазали с местом действия? С кем не бывает?... Почему обязательно «аутодафе»? Попробуйте с ними словом божьим. Или оно без полиции уже не действует?

Поэтому в данном случае я расцениваю это как очередную попытку сведения счетов церковников с представителями светского общества и не вижу никакой принципиальной разницы между Pussy Riot и московской квартирой №2 на улице Серафомовича, принадлежащей патриарху Кириллу, упоминаемого в материалах судебного дела как Владимир Гундяев. И если хочется, чтобы всегда люди думали как о патриархе, то не нужно попадать в судебные документы под гражданской фамилией.

 Но даже и тогда, видя все эти нелицеприятный истории, в которые оказались замешаны РПЦ и ее представители, я не касался этой темы. Но принятие Московской патриархией РПЦ циркуляра №01/1662 от 03.04.2012 , открыто призывающего верующих бороться  с «антицерковными силами» и «ложными ценностями агрессивного либерализма», в корне меняет ситуацию. Ведь давайте посмотрим – кто является этими враждебными для РПЦ силами? Это те представители нашего общества, кто трезво смотрит на вещи, поступки и деяния РПЦ и четко указывает ей на ее место, отведенное Конституцией РФ. Выступая против них, РПЦ тем самым выступает против существующего правового порядка, закрепленного Конституцией российской Федерации, т.е. в этом смысле РПЦ выступает против Конституции. Со всеми вытекающими…

Следующий вопрос: почему любые ценности, идущие вразрез с церковными, по определению зачисляются в «ложные»? Кто дал право РПЦ являться высшим арбитром в светском обществе, отделяя «зерна от плевел», «правильные» ценности от «ложных»? Церковь, разумеется, может иметь свое мнение по любым вопросам, но оно не может априори считаться истиной в последней инстанции. Причем по любым вопросам, вплоть до трактовки священных текстов. Потому как проколов масса. Ведь можно вспомнить и сожжение Джордано Бруно, и гонения Галилея, и тысячелетний антинаучный бред о Земле как центре мироздания.

И, между прочим, заявление Остапа Бендера: «Бога нет – это медицинский факт!», - в самом деле, скажем так, не опровергается современной наукой, и является не «ложной ценностью агрессивного либерализма», а ценностью отечественной литературы и нашей культуры. Кстати, а почему именно «либерализма»? Ответ прост – РПЦ и здесь отрабатывает заказ власти.

Циркуляром призывается совершить при каждом кафедральном соборе епархий РПЦ 22 апреля молебен и стояние «в защиту веры, поруганных святынь и ее доброго имени». Как представитель светского общества замечу, что «доброе имя» обеспечивается не циркулярами. Его вообще нельзя директивно насадить сверху, оно возникает снизу, воздаваясь по делам и деяниям. Вы творите, а мы тут сами оценим, добрые дела это или нет, идут ли они на пользу обществу и заслуживают ли они того доброго имени, которое «Фотошопом» не нарисуешь.

Появление документа, который призывает «защитить веру» в многоконфессиональной стране с большими атеистическими традициями, можно расценивать как прямое подстрекательство к межрелигиозной нетерпимости, к разжиганию межрелигиозной розни. Судя по циркуляру, деградация на пути мракобесия неумолима – следующим шагом могут стать призывы к сожжению светских книг, хотя бы процитированной выше книги Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев», и открытой борьбе на ведьм – не будем забывать, что в истории христианства, помимо Библии, в качестве практического руководства был и монашеский труд «Молот ведьм». Еще двадцать лет назад он был библиографической редкостью, но в будущем – кто знает…

Этот циркуляр можно рассматривать и как некий манифест, не только указывающий на конкретных врагов церкви, но и объявляющий «всеобщую мобилизацию» против светского общества, его думающей части. Той, которую реально беспокоит положение дел в стране, которая ставит порой неудобные вопросы и ищет на них конструктивные ответы.

И исходя из циркуляра №01/1662, наша церковь – это совершенно не то место, где эти ответы можно найти. Ведь в РПЦ никто не хочет (или не умеет) честно и прямо отвечать на вопросы даже самим себе: в реальности «проблема часов» возникла из-за того, что «часы на руке» были, но была сделана неуклюжая попытка соврать, что их как бы не было, а общество поймала клеветников (внутри РПЦ!) за руку.

Так всегда было в истории – все источники церковных проблем (течения, расколы, еретики и проч.) всегда следует искать не вне, а внутри самой церкви. Потому что, не смотря на «крышу» в виде Бога, Церковь всегда является делом рук человеческих, и возглавляется конкретными людьми. А человек по своей природе слаб – вот и возникают "квартирно-часовые" вопросы… И сразу клерикалы начинают бесноваться от того, что наиболее образованная часть общества почему-то не отождествляет Бога с РПЦ, отдавая последней ей заслуженное. Ведь посредники – они и есть всего лишь посредники…

Но наши - агрессивные. Если с социальной точки зрения РПЦ является ультраконсервативной, в образовании – реакционно-регрессивной, то в общественно-политической сфере она из ортодоксальной постепенно начинает трансформироваться в экстремистскую. Пока она еще в начале пути. Но лед тронулся... Добавлю – при полном попустительстве государства.

Не нужно думать, что «ваххабизм» как ортодоксальное религиозное явление – это где-то очень далеко. Нет, теперь в виде агрессивности клерикалов эта наша доморощенная разновидность христианства уже у нас под боком.

Р.S.: Интересно, а почему РПЦ нашу Конституцию не причисляет к «ложным ценностям агрессивного либерализма»?

Ведь насколько крамольно-еретически это должно звучать для нынешних представителей РПЦ:

Статья 13, п.1: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие»;

Статья 13, п.2 «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве <…> обязательной»;

Статья 13, п.5 «Запрещается <…> деятельность <…> общественных объединений, цели или действия которых направлены на <…> разжигание <…> религиозной розни»;

Статья 14, п.2 «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»;

Статья 17, п.3 «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц»;

Статья 28 «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Статья 29, п.1 «Каждому гарантируется свобода мысли и слова»,

Статья 29, п.2. «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие <…> религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда <…> религиозного <…> превосходства».

Вадим Лукашевич