Общественно-политический журнал

 

 

Николай Гастелло

Без сомнения, все в школе проходили историю об огненном таране вражеской танковой колонны, о единогласном решении героического экипажа направить горящий самолет на вражескую колонну. Именем Гастелло назывались колхозы и пионерские дружины, заводы и корабли. Для России - это легендарное имя. По старой доброй традиции, прежде чем обсуждать все моменты огненного тарана, обратимся к краткому биографическому очерку:

Отец Николая Гастелло Франц Гастыло перебрался в Москву в начале прошлого века из Белоруссии. Устроился на работу на литейном заводе Московско-Казанской железной дороги. Что бы придать вид благородству происхождения, сменил незвучную фамилию Гастыло на более выразительное - Гастелло. 26 апреля (6 мая) 1907 году родился мальчик, назвали его Николай.

С1914 по 1918 год учился в Сокольническом городском мужском училище. Из-за голода семья в 1918 году переехала в Башкирию, но в 1919 году возвращаются в Москву, где на следующий год он закончил 5 классов. Трудовую жизнь начал в 1923 году. Работал учеником столяра в Москве, затем слесарем на Муромском паровозоремонтном заводе. В 1928 году был принят в члены ВКП(б). В 1930 году семья Гастелло возвращается в Москву и Николай поступает на работу в Первый государственный механический завод строительных машин имени 1-го мая. В 1932 году по специальному набору Московский комитет партии направляет Николая Гастелло в 11-ое Луганское летное училище. Через полтора года он – летчик самолета ТБ-3. В 1939 году становится командиром отряда тяжелых бомбардировщиков.Боевое крещение получил в боях под Халкин-Голом (1939г.), участник советско-финской войны (1939-1940г.). Осенью 1940 года авиационная часть перебазируется к западным границам, в город Великие Луки, а затем – в авиагородок Боровское под Смоленском.

События первых дней войны в советской прессе освещали под звуки фанфар быстрой победы над супостатами. И лишним подтверждением этой быстроты должны были стать подвиги героев, в число которых попал и экипаж капитана Гастелло. Началом компании прославления "советских комикадзе" послужила статья корреспондентов П. Павленко и П. Крылова в газете "Правда":

Цитата:
"На рассвете 6 июля на разных участках фронта летчики собрались у репродукторов. Говорила Московская радиостанция, диктор по голосу был старым знакомым — сразу повеяло домом, Москвой. Передавалась сводка Информбюро.
Диктор прочел краткое сообщение о героическом подвиге капитана Гастелло. Сотни людей — на разных участках фронта — повторили это имя...
Еще задолго до войны, когда он вместе с отцом работал на одном из московских заводов, о нем говорили: «Куда ни поставь, всюду — пример».
Это был человек, упорно воспитывающий себя на трудностях, человек, копивший силы на большое дело. Чувствовалось, Николай Гастелло стоящий человек.
Когда он стал военным летчиком, это сразу же подтвердилось. Он не был знаменит, но быстро шел к известности.
В 1939 году он бомбил белофинские военные заводы, мосты и доты, в Бесарабии выбрасывал наши парашютные десанты, чтобы удержать румынских бояр от грабежа страны.
С первого же дня Великой Отечественной войны капитан Гастелло во главе своей эскадрильи громил фашистские танковые колонны, разносил в пух и прах военные объекты, в щепу ломал мосты.
О капитане Гастелло уже шла слава в летных частях. Люди воздуха быстро узнают друг друга.
Последний подвиг капитана Гастелло не забудется никогда.
3 июля во главе своей эскадрильи капитан Гастелло сражался в воздухе. Далеко внизу, на земле, тоже шел бой. Моторизованные части противника прорывались на советскую землю. Огонь нашей артиллерии и авиация сдерживали и останавливали их движение. Ведя свой бой, Гастелло не упускал из виду и бой наземный.
Черные пятна танковых скоплений, сгрудившиеся бензиновые цистерны говорили о заминке в боевых действиях врага.
И бесстрашный Гастелло продолжал свое дело в воздухе. Но вот снаряд вражеской зенитки разбивает бензиновый бак его самолета.
Машина в огне. Выхода нет.
Что же, так и закончить па этом свой путь? Скользнуть, пока не поздно, на парашюте и, оказавшись на территории, занятой врагом, сдаться в постыдный плен?
Нет, это не выход.
И капитан Гастелло не отстегивает наплечных ремней, не оставляет пылающей машины. Вниз, к земле, к сгрудившимся цистернам противника мчит он огненный комок своего самолета. Огонь уже возле летчика. Но земля близка. Глаза Гастелло, мучимые огнем, еще видят, опаленные руки тверды. Умирающий самолет еще слушается руки умирающего пилота.
Так вот закончится сейчас жизнь — не аварией, не пленом — подвигом!
Машина Гастелло врезается в «толпу» цистерн и машин — и оглушительный взрыв долгими раскатами сотрясает воздух сражения: взрываются вражеские цистерны.
Мы помним имя героя — капитан Николай Францевич Гастелло.
Его семья потеряла сына и мужа, Родина приобрела героя.
В памяти навсегда останется подвиг человека, рассчитавшего свою смерть как бесстрашный удар по врагу.

«Правда», 10 июля 1941 года"

В таком же патриотическом духе вещала и другая официальная пресса:

"В первые дни Великой Отечественной войны командир эскадрильи дальних бомбардировщиков капитан Гастелло стал выполнять боевые задания.
Самолеты эскадрильи совершали по нескольку боевых вылетов в день. 25 июня фашистский бомбардировщик неожиданно на бреющем полете появился над нашим аэродромом и обстрелял его из пулемета. В это время у своего самолета находился Гастелло. Он быстро вскочил в машину на место стрелка и метким огнем сбил врага. Экипаж сбитого бомбардировщика был взят в плен.
26 июня 1941 г. в 4 часа утра эскадрилья 207-го дальнебомбардировочного авиаполка 42-й авиадивизии Западного фронта под командованием капитана Н. Ф. Гастелло наносила бомбовые удары по механизированной колонне врага на дороге Молодечно - Радошковичи. Сбросив бомбовый груз на скопившиеся для заправки горючим вражеские танки, самолет Гастелло возвращался обратно. В пути его самолет был подбит снарядом зенитки. Загорелся бензобак. Объятая пламенем машина не смогла бы дотянуть до своего аэродрома. Капитан Гастелло направил горящий самолет в скопление бензоцистерн и автомашин противника. Самолет взорвался, но врагу был нанесен большой урон. Н. Ф. Гастелло и его экипаж погибли.
Подвиг коммуниста Гастелло в тяжелый начальный период войны стал символом мужества и героизма."

Так или приблизительно так нас учили в школе. И мы не задумываясь принимали все на веру. Ведь учителя не могут врать. А ведь врали, сами того не зная …

С начало о мелких неточностях (если так можно сказать). Почему практически во всех источниках говориться капитан Гастелло и его экипаж. Давайте уж говорить конкретно: капитан Н. Ф. Гастелло, лейтенант А.А. Бурденюк, лейтенант Г. Н. Скоробогатый, старший сержант А. А. Калинин. В учебниках истории, да и в печатных изданиях очень часто указывались разные нумерации авиационного полка: то 27 авиаполк, то 20 полк, хотя на самом деле - 207 дальнебомбардировочный полк. Вы скажите - досадная мелочь? На мелочах очень часто прокалываются. Путают тип самолета: вместо ДБ-3 (дальний бомбардировщик) указывают ТБ-3 (тяжелый бомбардировщик). И по внешнему виду и по конструкции это два совершенно разных самолета. ДБ-3Ф, в последствии переименованный в Ил-4, выпускался с 1938г. до середины 1944г. Полная серия - 5256 машин. Но вернемся к дате 26 июня 1941г.

Шел пятый день войны. Вся авиация от границы до Смоленска перестала существовать. Некоторая часть была сожжена, большая же попала в руки немцев. Воздушного флота Красной армии больше не было, как, впрочем, и всей армии. На прикрытие Западного направления кидалось все, что могло бы хоть на время сдержать немцев. Именно из-за этого на бомбежку обычной танковой колонны был направлен полк дальней авиации. Не их это назначение, не их профиль. Отсюда и такие потери. Многие списываю потери на слабое техническое состояние и вооружение всего технического парка ВВС РККА. Мол, еще бывший нарком ВВС Паша Рычагов в лицо Сталину бросил: "На гробах летаем" за что и был расстрелян. Не удосуживаясь проверить эти данные, авторитетно заявляют:

"Тихоходные бомбардировщики были идеальной мишенью для немецкой ПВО. И хотя без сопровождения штурмовиков и истребителей ДБ-3Ф вообще не имели права летать на боевые задания, в порядке экстренного исключения отступления от правил сделаны все-таки были. Есть сведения, что в один из дней в небе над Радошковичами было сбито 15 советских бомбардировщиков, экипажи которых практически были лишены шансов на спасение. Естественно, при таких "победах" недалеко было и до хандры. Главное Политуправление как никогда остро нуждалось в героях, личностях-монументах".

 

Но есть и другие мнения, подкрепленные конкретикой:

 

"В начале Великой отечественной войны ДБ-3 и ДБ-3Т принимали активное участие в боевых действиях. Так в ночь на 8 августа 1941 г. 15 ДБ-3Т из состава Первого минно-торпедного полка ВВС Краснознаменного Балтийского флота под командованием полковника Е. Н. Преображенского нанесла удар по Берлину. Бомбовой груз каждого самолета в этом налете составлял 800 кг."

Как видим, ДБ-3 был отнюдь не старой машиной и "гробом", и воевать умел. К утверждению про сопровождение истребителей и штурмовиков, хочется только рассмеяться. Как Вы думаете, бомбить Берлин летали в сопровождении истребителей? А штурмовики тоже нуждаются в защите, первые Ил-2 были без стрелка-радиста и тоже несли большие потери. Назначение ДБ-3 - ковровым бомбометанием уничтожать большие цели. Требование: дальность полета и грузоподъемность. К точности нанесения удара требований не было. А теперь представьте со стандартной высоты полета ДБ-3 танковую колонну. В лучшем случае в поле, а если дорога шла через лес? Броневой защиты как у Ил-2 не было. Командование могло бросить ДБ-3 на бомбежку танков только в том случае, если больше было не кого. Тяжело это осознавать, если шли только первые дни войны. Вот поэтому и опускались до критической высоты, что бы хоть цель была видна. А вылетали на ночную бомбежку, что бы хоть как то снизить потери, ибо днем немецкие истребители им и с аэродрома не дали бы подняться. Поэтому самолет ДБ-3 так низко и летел, что его сбила обычная зенитка охранения. Наиболее пытливые наверное представили себе размеры бомбардировщика дальней авиации. Попасть в такую махину на малой высоте? Немцы это прекрасно доказали.

Давайте восстановим хронологию событий.

Экипаж Гастелло успел сделать всего три благополучных вылета (почему три надеюсь объяснять не надо - в ночь по одному боевому вылету). Раз от раза это делать было тяжелее и тяжелее. В третьем полете ДБ-3Ф был весь разбит, еле летел, а штурман – тяжело ранен, но Гастелло сумел долететь до аэродрома и как-то приземлиться.

В ночь на 26 июня 1941 года капитан Гастелло получил приказ нанести удары эскадрильей по танковым колоннам на дороге в районе Молодечно-Радошкевичи. В тяжелых условиях ночи эскадрилья безошибочно вышла на цель и разгромила немецкую танковую колонну. Но по выходе из боя снаряд вражеской зенитной артиллерии попал в самолет Гастелло и пробил бензобак. Самолет загорелся. Сбить пламя горящего самолета не удалось. Капитан Гастелло и его экипаж направили пылающий самолет на колонну вражеских танков. Был ли у экипажа шанс спастись? Однозначно - нет. Покинуть падающую машину с такой малой высоты практически невозможно. Парашюты тоже не помогут. Даже если и удастся каким-то образом покинуть горящую машину и благополучно спуститься на парашюте, то они будут сразу же схвачены немцами.

Известный полярный летчик и штурман Виктор Аккуратов в своих мемуарах приводит один очень интересный исторический факт. Когда во время войны летчики гоняли новенькие американские машины на фронт через Дальный Восток, то было неписаное правило: если по техническим причинам машина теряла управление и падала на тайгу, то летчик не выбрасывался на парашюте - ветки деревьев разорвали бы летчика на куски. У экипажа Гастелло был именно такой случай. Можно почти со стопроцентной уверенностью заявлять, что экипаж и сам Гастелло сознательно не направляли самолет на танковую колонну. Горящая машина падала вниз и была полностью неуправляема. То, что она упала на колону, явилось лишь делом случая.

 

Только вот упала ли она на колонну и чей все таки был этот самолет…

 

Когда возникают такие вопросы, хочется зажать голову руками и бежать, бежать, бежать прочь от назойливых вопросов.

В наградном листе экипажа Гастелло написано:
"26 июня летчик капитан Гастелло Н. Ф. с экипажем - Бурденок, Скоробогатый и Калинин - повел ДБ-3 бомбить ворвавшихся фашистов по дороге Молодечно-Радошковичи. У Радошкович показалась вереница танков противника. Гастелло, сбросив бомбы на скопившиеся на заправке немецкие танки, и, расстреливая из пулеметов экипажи фашистских машин, стал уходить от цели. В это время фашистский снаряд догнал машину капитана Гастелло. Получив прямое попадание, самолет, объятый пламенем, не мог уйти на свою базу. Гастелло развернул горящий самолет и повел его в самую гущу вражеских танков. Столб огня объял пламенем танки и фашистские экипажи. Дорогой ценой заплатили немецкие фашисты за смерть летчика героического экипажа".

Основанием для составления наградного листа служили рапорты старшего лейтенанта Воробьева и лейтенанта Рыбаса, видевших подвиг своими глазами. Только вот старший лейтенант Воробьев прибыл в полк только 10 июля 1941. А как же рапорты, донесения остальных?. Кто-то же должен быть очевидцем. В том то и дело, что очевидцев тоже сбивали и сбивали пачками. Помните, как в один день там же у Радошковичей сбили 15 самолетов. Поэтому на газетных страницах свои тараны Гастелло осуществлял то 26-го, то 28 июня, а по версии "Красной звезды", и вообще 3 июля. Уже 25 июля Николаю Гастелло присваивается звание Герой Советского Союза. 28 августа 1941 года подвиг экипажа Гастелло был повторен экипажем младшего лейтенанта Вдовенко. Приказом МО СССР № 63 от 03.04.1958 г. Герои Советского Союза летчик младший.лейтенант Вдовенко Иван Тимофеевич и штурман лейтенантт Гомоненко Никита Васильевич - навечно зачислены в списки 3 авиационной эскадрильи 121 гвардейского полка. Подвиг Гастелло повторил и летчик капитан Н.Т.Хрусталев 5 ноября 1941 г и многие, многие другие.

 

за дело взялись историки и археологи

 

"Спустя 10 лет после радошковичского тарана, в ознаменование героической даты зампредседателя Совмина БССР тов.Киселев отдает распоряжение секретарю ЦК КПБ тов.Гусарову (по ходатайству директора музея ВОВ) произвести более тщательное исследование места подвига и смерти Героя Советского Союза капитана Гастелло, осуществить раскопки могилы и сбор частей самолета. Представительная экспедиция в составе научных сотрудников, фотографа, специалистов авиадела и судмедэкспертов выдвинулась в Радошковичи для усиления и без того жирной точки над "i".
Долго ли, коротко ли корпели исследователи над расконсервацией братской могилы, однако полученный накануне грядущего перезахоронения Гастелло результат оказался соизмерим разве что со столбняком. Никакого экипажа Гастелло в районе раскопок не было! По восстановленной надписи на документе, хранившемся в пластмассовом футлярчике, было установлено, что здесь покоится прах старшего лейтенанта Григория Реутова. Последующей проверкой все вопросы были сняты окончательно. Реутов, 1918 года рождения, проходил службу в должности воздушного стрелка-радиста в 42-й авиационной воздушной дивизии, и, по данным отдела по учету потерь Советской Армии, значился пропавшим без вести с 26.06.41 г. Благодаря этим данным было установлено, что вместе с ним на борту находились капитан Александр Маслов (командир экипажа), лейтенант Владимир Балашов и младший сержант Бахтурас Бейскабаев. Выполнявший 26 июня 1941 года боевое задание экипаж самолета ДБ-3Ф в полк уже не вернулся, и командование, не имея никаких сведений, посчитало летчиков без вести пропавшими. Агитаторы и политинформаторы были парализованы. Какой Маслов? Откуда? Где народный герой Гастелло? Впрочем, было слишком поздно менять идеалы. В школах штудировались литературные формы героического эпоса, именем Гастелло были названы сотни колхозов, улиц, пионерских дружин и т.п. Проще было повесить на неприятное открытие амбарный замок секретности. Мало того, в 1976 году на месте гибели экипажа Маслова был установлен величественный памятник... капитану Гастелло... Много позже удалось установить, что бомбардировщики капитана Маслова ушли в район Радошковичей двумя часами раньше самолетов Гастелло. Тем не менее и те, и другие оказались в самом эпицентре обстрела. Не исключено, что именно падающий самолет Маслова и привлек внимание коллег Гастелло, поскольку Маслов действительно предпринял попытку тарана. По некоторым оценкам, до шоссе и, следовательно, до главного скопления техники не хватило 180 м. Поэтому особого ущерба рухнувший самолет фашистам не причинил. Тем не менее российское руководство спустя 55 лет после прецедента адекватно отреагировало на всплывшие на поверхность истории новые сведения: указом президента Ельцина Александр Маслов посмертно удостоен звания Герой России. Все же остальные сломя голову бросились искать место падения самолета Гастелло.

В 25 километрах от Радошковичей, среди труднопроходимых болот обосновалась деревня Мацки. За всю историю своего существования Мацки прославились, пожалуй, лишь тем, что 26 июня 1941 года прямо на огород одного из жителей приземлился катапультировавшийся из горящего самолета советский летчик. Самолет, к слову, рухнул неподалеку в болото. Свидетель этого момента, один из героев кинодокументального расследования режиссера Анатолия Алая "Два капитана" (на тот момент ему было 15 лет), отчетливо помнит, что тотчас к дому подкатила немецкая штабная машина, летчика нейтрализовали и увезли в неизвестном направлении. На этом следы пилота теряются.
Анатолию Алаю, предпринимающему энергичные действия по "бомбардировке" архивов, удалось- таки обнаружить очень любопытный документ, чудом уцелевший после тотального истребления всего, что могло бы скомпрометировать имя Гастелло. В руки Анатолия Ивановича попал порядком потрепанный именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 42-й авиационной дивизии с 22.06. по 28.06.41 г. Под №3 в числе прочих значится экипаж 207-го полка в составе командира эскадрильи капитана Гастелло, стрелков-бомбардиров лейтенантов Бурденюка и Скоробогатова и воздушного стрелка-радиста младшего сержанта Калинина. Ничего особенного, если бы не "примечание". "Один человек из состава экипажа выпрыгнул с парашютом из горящего самолета. Кто - неизвестно". Однако из-за технических особенностей строения самолета десантироваться в обход командира даже при желании не мог никто. Иными словами, только Гастелло, став на крыло, мог выпрыгнуть из горящей машины и приземлиться на огороде Агейчиков. Остальным "пассажирам" ДБ-3Ф времени на сборы уже не оставалось.

Свидетели утверждают, что в районе Мацков был сбит только один самолет (а не 15, как в Радошковичах), и поэтому ошибки быть не может. Спустя некоторое время после войны среди развалившегося корпуса самолета были обнаружены вещдоки - смертный медальон Калинина и письмо с фамилией Скоробогатова. Идентифицировать труп Гастелло не удалось.
В начале 70-х исследователь огненных таранов Б.Васильев обнаружил в архивах подписанное Жуковым представление к высшей награде воинов, отличившихся в боях против японцев на Халхин-Голе. Значилась здесь и фамилия военкома бомбардировочного полка Михаила Ююкина, который, как оказалось, был первым "воздушным наставником" Гастелло. Еще позже стало известно, что в последнем для Ююкина бою участвовал и его ученик. Попав в заградительный огонь, самолет мгновенно загорелся. Командир приказал экипажу покинуть машину, а сам, тяжело раненный, протаранил японский дзот.

Правда, Ююкина так и не наградили, поскольку члены экипажа спаслись, приземлившись на вражеской территории. Продолжая логическую цепочку, нельзя было представлять к высшей награде кого бы то ни было из состава экипажа Гастелло, стопроцентно зная, что кто-то из летчиков попал в руки фашистов. Тем более если пленником оказался сам Гастелло. В своих мемуарах маршал авиации Скрипко вспоминает, что будучи командиром дальнебомбардировочного корпуса, зная о штабном документе, подписал представления о награде, не имея на это никакого морального права. Ситуация иного выбора не оставляла - о подвиге Гастелло знала уже вся страна.
Парадоксально, но большинство Героев Советского Союза получили свои звания посмертно, то есть на основании свидетельских показаний очевидцев. Более двухсот Героев пропали без вести, и их судьба так и осталась неизвестна. Биографии некоторых военных кумиров строились на исключительности героической личности. Так, упоминая имя Гастелло, советские идеологи считали своим долгом напомнить, что отец Николая Францевича переносил бревно с вождем мирового пролетариата на первом коммунистическом субботнике.
Гастелло не виноват, что стал идолом советской пропаганды. Равно как не виноват Маслов, на 55 лет канувший в безвестность. Два капитана, два боевых друга, две трагические развязки с такими разные финалами... Михей Николай Тихонович, преподаватель, руководитель музея боевой славы СШ №104 г.Минска. Более 30 лет занимается поисковой работой. Собрал обширный материал по фактам гибели Гастелло, Маслова, десяткам других летчиков.

"Противопоставление Гастелло и Маслова несправедливо

"Противопоставление Гастелло и Маслова несправедливо. Они оба совершили подвиги! И Гастелло, и Маслов знали, что рано или поздно их тяжеловесные самолеты будут сбиты! Разве это не показатель героизма? Потери были огромные. За первый месяц войны для пополнения взамен сбитой техники в 207-й полк прибыло 47 самолетов. Из 27 бомбардировщиков, вылетавших бомбить вражескую бронетехнику летом 1941 года, в район Радошковичей вернулся только один! Пятого июля остатки практически начисто разбитого 207-го авиаполка перебрасываются под Орел, а в сентябре полк расформирован. Из 148 членов экипажей 207-го авиаполка установлены места гибели только 12! Так что героями были все военные летчики. Разговор, скорее, о другом. Почему вплоть до 1951 года Маслов числился пропавшим без вести? Потому что предполагаемое место гибели Гастелло никто не исследовал, будучи уверенным, что именно здесь находятся останки героического экипажа. То, что в могиле Гастелло оказался Маслов, было шоком. Сразу возник вопрос: а где, собственно, погиб Гастелло? Пропал без вести? То, что в мацковском болоте нашли отрывок письма Скоробогатова, члена экипажа Гастелло, - еще не доказательство. Нужно искать более весомые аргументы. По моему мнению, спектр поисков нужно существенно расширить. В Радошковичах в прошлом году нашли летчиков, перезахоронили на гражданском кладбище, вроде бы даже известны их фамилии, но местные власти все держат в тайне. Зачем недосказанность? Ее и так более чем достаточно. Чем руководствовалось командование, присваивая Героя Советского Союза только Гастелло, а не всему экипажу? Почему Ельцин своим приказом присвоил Героя Российской Федерации всему экипажу Маслова, а президент Назарбаев к тому же продублировал приказ в отношении Бейскбаева? И почему бы экипажу Маслова не занять свое место в главном зале боевой славы республики? Поиск новых поворотов в развенчании кого бы то ни было нужно заканчивать. Точка - раз и навсегда". Гурная Ирина Александровна, дочь Александра Маслова. С 1956 года живет и работает в Минске. "Для меня отец всегда был героем. Я с детства мечтала летать, как он, прыгала с парашютом. Я хотела быть во всем на него похожей, хотя практически его не помню. До 1951 года он считался пропавшим без вести. Мама рассказывала, что с семьей Гастелло они были очень дружны, особенно когда жили в Ростове. Они были воспитаны совершенно на других принципах, и то, что отец говорил: "В руки живым не сдамся", - это не дешевая патетика. Люди верили в идеалы. Никто не хотел погибать, но плен иногда воспринимался хуже смерти. Поэтому я негативно отношусь к тому ажиотажу, который возник и вокруг моего отца в том числе. Молодежи это неинтересно. Старикам от осознания развенчания культа Гастелло больно. Кумиры падают один за другим. Для тех, кто боготворил Гастелло, наступило разочарование. Кто ничего не знал, тому новые факты до лампочки. У нас и без того полно безыдейщины. Но я считаю, что памятник в Радошковичах нужно обобщить. Пусть это будет неперсонифицированная память обо всех летчиках, погибших во время войны. В большинстве своем они осознанно летели на смерть и заслуживают одинаково высоких почестей".
(газета "Свободные новости", 1999г.)

Приблизительно в этом духе высказался и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев:

Цитата:
"Хочу выполнить еще одну очень почетную миссию, - сказал затем Президент. - Мы, казахстанцы, всегда знали о подвиге Абдирова, который в марте 1943 года направил горящий самолет в колонну фашистов. Но оказалось, что был и второй наш земляк. В июне 1941 года бомбардировщик капитана Маслова возвращался, отбомбившись, на базу и был подбит. Самолет развернулся назад и пошел на таран фашистской колонны. Все знали о подвиге Николая Гастелло, а о команде капитана Маслова не знали, хотя о нем было известно еще в 50-е годы, - заметил Нурсултан Назарбаев. - Но время было такое - если есть подвиг Гастелло, значит, никому другому не дано. Сейчас правда открылась - среди членов экипажа Маслова, не оставивших самолет и совершивших таран, был наш земляк Бахтурас Бейскбаев.Президент Российской Федерации Борис Ельцин в ознаменование этого подвига присвоил ему звание Героя России. В Казахстане Бейскбаев был, согласно указу Президента, награжден орденом "Халык Кахарманы". Все поиски родственников Бейскбаева не дали результатов - село, где он родился, сегодня находится под Капчагайским водохранилищем. Поэтому обе эти высшие награды я хочу передать нашему историческому музею. Тем самым мы сделаем то малое, что можем сделать для человека, который отдал свою жизнь за наше счастье, за наш сегодняшний день, - сказал г-н Назарбаев. - Думаю, что его имя будет также присвоено школам, улицам и другим объектам. Самое главное, что его подвиг и эти посмертные награды послужат патриотическому воспитанию молодежи в любви к отчизне, своему государству."

Орден Отечественной войны стал наградой для трех членов экипажа капитана Н.Ф. Гастелло, совершивших вместе со своим командиром знаменитый огненный таран. По последним данным, 503 раза был повторен подвиг капитана Николая Гастелло и его экипажа, который 26 июня 1941 года совершил наземный таран, направив свой подбитый горящий самолет на скопление боевой техники фашистов. В документах военных лет зафиксировано 600 воздушных таранов. 34 летчика применяли воздушный таран дважды, а Герои Советского Союза Л. Борисов, В. Матвеев, Н. Терехин, А. Хлобыстов - трижды.