Общественно-политический журнал

 

 

 

Время Путина стало временем деградации российского общества, а вслед за ним и российской журналистики

Со времени, когда в российской столице собрался многотысячный митинг в поддержку журналистов фактически уничтоженного тогда телеканала НТВ - и до нынешних событий, до митинга против «лгущего НТВ», продемонстрировавшего непритязательную фальшивку о недавних оппозиционных митингах, прошла целая эпоха. Эту эпоху называют временем Путина, но она была еще и временем деградации российского общества. Вслед за обществом деградировала и «большая» российская журналистика, превратившееся в нечто среднее между пропагандой и чиновничьей рутиной.

Вслед за журналистикой изменялись и люди, продолжавшие оставаться в проржавевших механизмах. На НТВ, да и на других российских телевизионных каналах немало сильных информационщиков, блестящих аналитиков - ну и что с того? Какое это, в самом деле, сейчас имеет значение? Бессмысленным серым людишкам, окопавшимся в Кремле, не нужны ни сильные информационщики, ни блестящие аналитики. Им нужны администраторы и пропагандисты. Именно эти качества журналистов культивируются, именно такая молодежь постепенно заменяет тех, кто еще помнит время, когда пожарные тушили пожары, а не жгли книги.

«Первое» НТВ, кстати, создавалось человеком, продолжающим находиться в системе российского государственного телевещания - Олегом Добродеевым, которого моя коллега Елена Рыковцева после его перехода из ставшего сомнительным канала на госслужбу метко назвала «бывшим Олегом». Все российское телевещание - заповедник таких вот «бывших»: чтобы сохраниться на должностях, они фактически уничтожили то, что сами создавали в лучшие свои годы, заменили суть - картинкой, репортаж - агиткой, новость - «дезой». Они добились того, что мыслящий человек стал предпочитать небольшой телеканал «Дождь», не имеющий эфирного вещания, их многомиллионно-бюджетному показу: потому что противно. Они смогли сделать так, что все живое в России вообще отказалось от телевидения. Ничего не напоминает?

НТВ во всем этом распределении функций играет особую роль как раз потому, что этот принадлежащий государственному «Газпрому» телеканал по-прежнему считается частным - и поэтому может показывать то, что Кремль не хотел бы ассоциировать со своим прямым вмешательством. Поэтому сенсационные репортажи должен готовить как бы частный телеканал - чтобы нельзя было предъявить чиновникам ни одной претензии. Рассказ о коррумпированном Лужкове? На НТВ. О преступлениях Лукашенко? На НТВ. И о российской оппозиции тоже, как видим, именно на НТВ - государство как бы и ни при чем, его руководители узнают о происходящем вместе со всеми остальными телезрителями.

Но с лозунгом «НТВ лжет» стоило бы выходить не к телецентру Останкино, а к Кремлю или к московскому «Белому дому». Потому что те, кто уверен, что телевидение существует для того, чтобы лгать, находятся именно в правительственных кабинетах или в президентской администрации. Телевизионные начальники лишь исполняют высочайшую волю, и от их замены ничего не изменится. И мало что изменится от бунта телевизионного коллектива - если возможен массовый бунт тех, кто пришел работать, прекрасно зная сложившееся положение вещей. Потому что коллектив НТВ уже бунтовал - и его просто разогнали, а оставшихся укротили. Чтобы телевидение действительно изменилось, потребность в честности должна появиться в самом обществе. Именно эта потребность и изменяет суть журналистского предназначения, вновь превращая пропагандиста и агитатора в того, кто хочет говорить правду.

Виталий Портников