Общественно-политический журнал

 

 

О деле Магнитского, Путина и Медведева

Когда мой российский юрист Сергей Магнитский в ноябре 2009 года умер в заключении, я думал, что есть все шансы добиться от российской судебной системы справедливости и осудить виновных в его, как я считаю, убийстве. В отличие от других дел, связанных с нарушениями прав человека, в данном случае была целая гора подкреплённых документами улик, недвусмысленно указывающих на его убийц.

Сергей перед арестом давал официальные показания российским следователям, в которых рассказал, каким образом полиция была причастна к краже наших компаний, а также тех 230 миллионов долларов налогов, что мы заплатили в российский бюджет. Официальные документы полиции показывают, что Сергея арестовали те самые сотрудники полиции, против которых он давал показания. После ареста Сергей за 358 дней пребывания под стражей написал 450 жалоб, детально описывая, как нарушались его права, и кто и что делал с ним в каждый отдельный момент его тяжких мучений. Эти заявления показывают, как конкретные государственные служащие и судьи отказывались откликнуться на его отчаянные просьбы о медицинской помощи, как они фабриковали улики, чтобы держать его взаперти, и как они переводили его из камеры в камеру.

Пока Сергея мучили за решеткой, те российские чиновники, которые утвердили самую крупную из известных в России аферу с возмещением налогов, а также их семьи необъяснимым образом обогатились. 16 ноября 2009 года состояние Сергея из-за неоказания медицинской помощи стало критическим. И лишь тогда администрация перевела его в тюремную больницу. Но вместо того, чтобы лечить Магнитского, они поместили его в изолированную палату, где восемь охранников в течение одного часа и 18 минут избивали Сергея резиновыми дубинками, пока он не умер. Ему было 37 лет. В этой истории нет ничего спорного. Она была самым подробным образом изложена в докладе Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека от 28 декабря 2009 года, а после этого Советом по правам человека при президенте Дмитрии Медведеве 5 июля 2011 года.

К сожалению, вопреки моим первоначальным ожиданиям, никакого правосудия не было. Как раз наоборот. Весь аппарат российского государства занял глухую оборону, защищая каждого причастного к этому делу чиновника. Те сотрудники Министерства внутренних дел, которые арестовали Сергея, лишили его медицинской помощи, а потом замучили до смерти, получили государственные награды и повышения по службе. Следственный комитет Российской Федерации оправдал 58 из 60 человек, против которых налицо были явные доказательства их причастности к этому преступлению. (дело было возбуждено лишь против двоих тюремных врачей, которых обвинили в халатности). Российские суды отказываются принимать к рассмотрению десятки заявлений родственников Сергея, его друзей и активистов, в которых они требуют справедливости. И наверное самым драматичным событием стало то, что вместо предъявления обвинений тем, кто убил Сергея, полиция сегодня начала первое в российской истории посмертное уголовное преследование самого Магнитского. Так далеко не заходил даже Иосиф Сталин.

Еще больше поражает то, что сокрытие преступления осуществляется не тайком, а совершенно открыто. О каждом повороте в этом деле подробно сообщается как в России, так и за рубежом. Левада-центр провел среди россиян опрос, в результате которого выяснилось следующее: 60 процентов респондентов считают, что в медицинской помощи Сергею было отказано специально. Если начать искать имя Магнитского в крупнейшем российском поисковике Яндекс, то вы найдете 18990 информационных статей, опубликованных в России и описывающих каждую мелочь в этом деле и те методы укрывательства, которые используются после его убийства. На YouTube разместили серию видеозаписей под названием "Российские неприкасаемые", где показаны незаконные состояния тех чиновников, которых разоблачал Сергей. Эти кадры посмотрели миллионы россиян.

Факты по этому делу настолько убийственны, что Конгресс США, парламент Канады, Европарламент и национальные парламенты 10 европейских государств пошли на беспрецедентный шаг и начали готовить визовые санкции и замораживать активы тех чиновников, которые убили Сергея. Это первые санкции против России с момента роспуска Советского Союза 21 год тому назад.

В этой обстановке все труднее и труднее понять, почему российское государство так упорствует, занимаясь укрывательством преступников. Чьи интересы оно защищает? Безусловно, не национальные интересы. Бюджет страны в результате этой кражи лишился 230 миллионов долларов (скорее, намного больше, поскольку те же самые чиновники наверняка совершали аналогичные кражи и до, и после этого). Молодежь смотрит на то, что случилось с Сергеем, и хочет в результате уехать из России. На произошедшее с моим юристом смотрят инвесторы и начинают задумываться, стоит ли вкладывать деньги в эту страну. Так почему же власть продолжает защищать убийц и людей, обманувших государство?

А может, Медведев и Путин, которого скоро переизберут, просто не понимают, что на самом деле произошло? В это трудно поверить, особенно в связи с тем, что Медведев, которому его совет по правам человека представил 5 июля 2011 года свои заключения по данному делу, публично признался, что на его взгляд, эти преступления действительно имели место. А что касается Путина, то он как-то очень заметно хранит молчание по этому поводу. Однако трудно поверить, что он не читал ни одной из тех 18990 статей, в которых подробно излагаются все факты.

Возможно, эти два человека не верят газетам, а искренне верят в ту версию событий, которую изложило Министерство внутренних дел – что Сергей был аферистом и умер от естественных причин. Это тоже кажется неправдоподобным. В нормальных странах руководители обычно верят своим собственным чиновникам, но Россия не нормальная страна, и там никто не доверяет МВД. А в данном деле просто слишком много объективной информации, опровергающей версию министерства. Средства массовой информации широко сообщали о том, что заявления с собранными Сергеем доказательствами о чиновниках, причастных к этой афере, были поданы во все государственные следственные органы за три недели до совершения этих преступлений. Если бы они приняли меры, данные преступления были бы предотвращены. Также сообщалось, что те самые государственные служащие, которые совершили в 2007 году кражу на 230 миллионов долларов, были причастны к аналогичным кражам годом ранее. И очень трудно, посмотрев на снимки тела Сергея в кровоподтеках, прийти к заключению, что смерть наступила от естественных причин.

Если же Путин и Медведев не верят Министерству внутренних дел, то не исключено, что такое бездействие объясняется их неспособностью контролировать правоохранительные органы. Именно так первый заместитель премьер-министра Игорь Шувалов объяснил бездействие в деле Магнитского ста руководителям самых важных компаний мира, выступая в январе в Швейцарии на давосском форуме. Он сказал: "Правоохранительные органы сами себе указ и закон".

Да и такое объяснение кажется абсолютно смехотворным. В России существует и действует вертикаль власти. На любое слово Путина реакция следует незамедлительно. Если и есть в мире страна, где звонок от президента или премьера дает быстрые результаты, то это Россия.

А поскольку мы исчерпали все возможные и разумные объяснения, почему власть ничего не делает, возникает один очень неприятный вывод. К этому скандальному преступлению на самом деле причастны и президент, и премьер-министр. Может, непосредственными участниками и выгодоприобретателями они и не являются, но они могли молча позволить своим подчиненным совершать эти действия, зная обо всем, а позднее обеспечили им прикрытие и безнаказанность.

Путин и Медведев вполне могли совершать аналогичные действия самостоятельно, требуя, чтобы система функционировала без перебоев и остановок. Становится все более очевидно, что весь государственный аппарат в России существует не для того, чтобы обеспечивать руководство и предоставлять услуги российскому населению. Нет, он существует лишь для того, чтобы высокопоставленные чиновники крали как можно больше денег, уничтожая каждого, кто становится у них на пути. Путин не может осуждать за кражи своих министров, если крадет сам. Такая система просто не работает.

Наверное, это очевидный факт, известный всем россиянам. Однако до смерти Магнитского было отнюдь не очевидно, сколько еще вреда Путин и Медведев готовы нанести российскому народу, чтобы этот грабеж продолжался. Не думаю, что за последние 12 лет в России был такой скандал во власти, который затронул бы и возмутил каждого россиянина так же, как это сделало дело Магнитского. Нет никаких видимых причин для нанесения столь мощного ущерба, кроме стремления сохранить эту воровскую систему.

Как иностранец, смотрящий на назначенные на 4 марта президентские выборы в России, я полностью понимаю, почему люди выходят на демонстрации. Каждый день в России появляется материал об "очередном Магнитском", об очередной жертве полицейского беспредела и полного беззакония. Каждый день кого-то арестовывают, кому-то угрожают уголовным преследованием за откровенные высказывания. У каждого есть своя версия истории Магнитского, и никто в России не может желать, чтобы такие преступления продолжались. Сейчас каждый задает себе вопрос о том, насколько упорно Путин и Медведев будут сражаться за сохранение этой системы. Если судить по делу Магнитского, то нетрудно предположить, что они не остановятся ни перед чем.

К сожалению, это очень страшная мысль о том будущем, которое ждет Россию, пока этот режим остается у власти.

Уильям Браудер – руководитель фонда Hermitage Capital Management