Общественно-политический журнал

 

 

 

ФСБ никем и ничем не контролируется

Пока многотысячные оппозиционные митинги принимают резолюции, содержащие наиболее насущные, безотлагательные требования к властям: освобождение политзаключенных, регистрация кандидатов и партий, проведение свободных выборов. Однако, возможно, недалек тот день, когда на повестке дня встанут сотни других, не менее болезненных вопросов, накапливавшихся на протяжении последних 12 лет. Один из них — коренное реформирование силового и правоохранительного блока и, в частности, реформирование либо роспуск органов ФCБ.

Раньше КГБ, «вооруженный отряд партии», был под ее, партии, контролем. Не всегда эффективным, но все же… 
Однако по мере того как происходило «становление российской государственности» со всеми чеченскими войнами и мутными терактами, Лубянка начала чувствовать себя все увереннее.

В 1999 году «президент всея Руси», озабоченный спокойной пенсией, отдал власть известно кому. Чем это закончилось — тоже всем известно.

Отсутствие бесконтрольных силовых структур — важное условие существования эффективного государства. Не только демократического, но и вообще дееспособного. Необходимо гасить мафиозные инстинкты силовиков. Государство — это отлаженный механизм сдержек и противовесов, разграничения полномочий. А в случае если полномочия не разграничены, нет и профессиональной конкуренции между ведомствами. Так было и есть в странах западной демократии. Так было даже в одиозных системах.

В СССР были могущественные КГБ и МВД, в ГДР — МГБ («Штази») и достаточно влиятельное Главное разведывательное управление Народной национальной армии. Даже в нацистской Германии долгие годы шло противоборство СС и вермахта, и в рамках него конкуренция между эсэсовскими спецслужбами, объединенными в Главное управление имперской безопасности (РСХА), и армейской разведкой — Абвером.

У нас же при всей разношерстности силовиков есть ФСБ, которая, гласно или негласно, в той или иной степени контролирует всех от МВД до армии и которую не контролирует никто.

В развитых демократических обществах за спецслужбами установлен общественный и парламентский контроль. В авторитарных государствах — партийно-идеологический. У нас современных — никакого.

По закону ФСБ подчиняется президенту страны и правительству. Как этот контроль работает на практике — никому не известно. Полагаю, что никак.

Комитет по безопасности Госдумы нашпигован отставными силовиками, в том числе чекистами, среди которых, как известно, бывших не бывает. Для обескровленной и лишенной следственных функций прокуратуры лубянские бастионы тоже не по зубам. Следственный комитет — союзная Лубянке корпорация, именно чекисты осуществляли оперативное сопровождение уголовных дел против подмосковных прокуроров.

С Министерством внутренних дел, как мы уже упоминали, у чекистов тоже все гладко. Милиция и в советское-то время «комитетчиков» никак не могла контролировать, но была хотя бы самостоятельным ведомством, пыталась отбрыкиваться, не признавала в КГБ «старших братьев». Однако это осталось в прошлом. Сегодня Управление «М» ФСБ, отвечающее за гебистский контроль над правоохранительными органами, надежно контролирует МВД.

В частности, именно через Управление «М» решались вопросы с переаттестацией высокопоставленных сотрудников МВД, в том числе офицеров Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПКМВД).Утверждалось, что цена вопроса варьировалась для офицеров новообразованной полиции в диапазоне от 50 до 200 тыс. долларов.

При этом само Управление «М» контролирует только одна структура — Управление собственной безопасности ФСБ, их же коллеги, сидящие в соседних кабинетах, собратья по касте.

В книге Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского «ФСБ взрывает Россию» в качестве эпилога приводится текст президентского указа «О роспуске органов государственной безопасности». Разумеется, такого указа никогда не существовало — авторы книги-расследования дали волю фантазии, описали свое видение того, как честная и справедливая власть должна была бы, на их взгляд, поступить с могущественным ведомством, государством в государстве.

В этом научно-фантастическом документе объявляется о признании деятельности органов госбезопасности «противоречащей законам Российской Федерации, провозглашенным Конституцией РФ, и интересам народа» и о роспуске ФСБ.

При этом авторы книги предполагали, что именно МВД будет осуществлять, так сказать, «оперативное сопровождение» данного указа, претворять его в жизнь. В частности, органы внутренних дел должны были «взять под охрану все служебные помещения органов государственной безопасности и охранять их до особого распоряжения». Министру внутренних дел предписывалось «назначить коменданта (представителя МВД), отвечающего за охрану служебных помещений органов государственной безопасности на всей территории России», а сотрудникам МВД — «жестко пресекать любые акции неповиновения со стороны сотрудников органов государственной безопасности».

Один из пунктов указа: «Общественной комиссии по расследованию преступлений, совершенных органами государственной безопасности против собственных граждан, совместно с МВД РФ в 90-дневный срок со дня публикации указа разработать проект о передаче ряда функций упраздняемых органов государственной безопасности в ведение МВД».

Еще один пункт: «Военнослужащим органов государственной безопасности до их увольнения в запас Вооруженных сил РФ:
а) находиться в местах проживания;
б) в течение семи суток со дня публикации указа встать на временный учет в местных управлениях внутренних дел по месту регистрации, для чего в МВД РФ назначить уполномоченных из числа офицерского состава;
в) в течение суток со дня публикации указа сдать личное табельное оружие, служебные удостоверения, документы прикрытия, ключи и печати уполномоченному в УВД с подробным описанием своих рабочих мест и функциональных обязанностей, названием управлений, отделов и должностей;
г) до увольнения в запас военнослужащим органов государственной безопасности отмечаться лично у уполномоченных УВД по месту регистрации: генералам и адмиралам — один раз в три дня; старшим и младшим офицерам — один раз в пять дней; прапорщикам, старшинам, сержантам и рядовым — один раз в семь дней; для чего уполномоченным в УВД завести специальные учеты;
д) за нарушение данного распоряжения начальникам УВД взыскивать с провинившихся вплоть до ареста на гарнизонной гауптвахте. Неявку на регистрацию рассматривать как невыход на службу;
е) выплату денежных пособий обеспечивать через финансовые органы указанных УВД по нормам довольствия, положенным для военнослужащих, находящихся за штатом, до решения об увольнении».

«Предвосхищать будущее — занятие рискованное, — пишут авторы нашумевшей книги. — Предвосхищать политическое развитие России — тем более. Мы, однако, беремся утверждать, что ошибаемся лишь в дате президентского указа. В том, что данный указ — дело ближайшего времени, мы убеждены абсолютно».

После декабря 2011 года появилась все же надежда, что мы не успеем состариться к тому времени, когда в России появится президент, способный подписать подобный указ. То, что он необходим, — очевидно для всех думающих людей. Есть нереформируемые институты, погрязшие в клановости и коррупции настолько, что чем пытаться изменить их, проще создать новые.

Вопрос в том, на кого обновленное российское государство сможет опереться, осуществляя сложную и болезненную операцию по демонтажу «лубянского замка». Система МВД, которая сама поражена коррупцией, в которую на протяжении десяти лет внедряли чекистскую агентуру, вряд ли будет здесь хорошим помощником.

Роман Попков, Александр Газов