Общественно-политический журнал

 

 

Национальные проблемы образования

Разлетевшиеся по всем СМИ слова Путина об этническом происхождении Бориса Акунина застали меня в Тбилиси, где 19 января я от имени европейского шахматного фонда Каспарова подписал с Министерством просвещения Грузии договор о внедрении новых компьютеризированных шахматных программ в систему школьного обучения. Последний год я много работал над реализацией этого долгосрочного проекта — презентации программы "Шахматы в школе" прошли для руководителей образовательных ведомств в Англии, Франции, Турции, ОАЭ, ЮАР и Бразилии. Помимо этого в сентябре программа была представлена в Европарламенте, где сейчас совместно с Европейским шахматным союзом мы активно ведем сбор подписей евродепутатов за придание "Шахматам в школе" общеевропейского статуса.

Интерес к шахматам как к междисциплинарному предмету, позволяющему ученикам младших классов лучше подготовиться к восприятию усложняющейся школьной программы, логично вписывается в планы по глубокой модернизации школьного образования. Несмотря на кризис, бюджеты на образование в цивилизованных странах зачастую меняются в сторону увеличения. Скажем, в Турции на программу всеобщей компьютеризации школ заложено на ближайшие три года 3,2 миллиарда евро. Во Франции расходы на образование значительно превышает бюджет Министерства обороны. Наша страна, увы, выбивается из этой мировой тенденции — неоспоримым приоритетом путинского режима является финансирование всевозможных силовых структур.

Грузия неслучайно стала страной, первой запускающей нашу программу. Необходимыми условиями реализации этого амбициозного плана являются достаточный уровень компьютеризации школ и наличие шахматных экспертов, способных подготовить школьных учителей, а также оказывать квалифицированную помощь в процессе обучения. Грузинские школы ударным образом компьютеризируются, как впрочем и все остальные общественные институты, а что касается шахматных традиций, то Грузия по-прежнему занимает одно из самых заметных мест в мировой шахматной жизне.

В своей заметке "Тбилисские впечатления", написанной почти год назад, я рассказывал о роли, которую в далекие 70-е годы сыграли тбилисские турниры в моей шахматной биографии. И сейчас, выступая в шахматном клубе НТН — Нона (Гаприндашвили), Тигран (Петросян), Нана (Александрия) — я снова окунулся в атмосферу того времени — старые шахматные фигуры, шахматные часы советской эпохи, производившиеся на родине Зюганова, и, конечно, съехавшиеся из разных концов Грузии тренеры, большинство из которых начинало преподавать шахматы еще во времена СССР. Они с каким-то недоверием слушали рассказ о том, что современная компьютерная программа будет вот-вот запущена, и настойчиво спрашивали президента Шахматной федерации Грузии Гию Гиоргадзе, действительно ли Министерство просвещения будет оплачивать переводы учебных материалов с русского и английского на грузинский.

Но грузинскую прессу в большей степени волновали не вопросы использования советского шахматного наследия в модернизации системы школьного образования, а мое мнение по поводу высказывания Путина о грузинских корнях Бориса Акунина. Моя реакция вряд ли сильно отличалась от многочисленных комментариев в российском Интернете. Бытовое хамство, которое Путин никогда не считал нужным скрывать (бандерлоги, контрацептивы и т.п.), является естественным продуктом неконтролируемого потока путинского сознания, работающего в моменты кризиса исключительно в примитивном режиме "свой-чужой".

Правда, мэтр отечественной "журналистики" с усердием исполняющий роль "правильного грузина" при просвещенном диктаторе, так и не сумел вырваться из тисков жесточайшей самоцензуры. По мнению председателя комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Николая Сванидзе, этот грязный националистический выпад Путина не является причиной для каких-либо далеко идущих выводов.

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, а потом тема-то такая: он же его не осудил.
К.ЛАРИНА: Нет. Это было хуже.
Н.СВАНИДЗЕ: Ну а что? А разве у него отец – не грузин?
К.ЛАРИНА: Он этим пытался объяснить его подлую оппозиционную сущность. Понимаешь?
...
Н.СВАНИДЗЕ: Путин никогда националистом не был, у него этого нет. Но у него и нет на этот счет внутренних противопоказаний, он этого и не боится, судя по всему. Иначе бы он таких вещей не говорил.

При этом, комментируя деятельность Алексея Навального, Сванидзе с металлом в голосе говорит о необходимости присматриваться к молодому политику, заигрывающему с националистами.

Кстати, в Грузии в этом году тоже пройдут выборы, парламентские. Грузинская оппозиция, уже было отчаявшаяся свергнуть режим Саакашвили, недавно вдруг воспряла духом. Бывший российский олигарх, а ныне богатейший человек в Грузии Бидзина (Борис) Иванишвили, начал активно финансировать новое объединение оппозиционных сил. Интересно, но действия грузинского миллиардера, открыто заявляющего о своих претензиях на власть, почему-то находятся в фокусе внимания грузинской прессы, но не прокурорских и налоговых проверок.

Как часто бывает, политические баталии разводят по разным углам ринга даже старых друзей. Зураб Азмайпарашвили, бывший моим секундантом на трех матчах на первенство мира в 1987, 1990 и 1993 годах стал сегодня активным сторонником Иванишвили. А уже упомянутый Гия Гиоргадзе, помогавший мне вместе с Зурабом на матче в 1990 году, продолжает оставаться верным действующей власти. Что впрочем не мешает им совместно работать на благо грузинских шахмат.

В связи с этим складывается устойчивое впечатление, что успехи реформ и модернизация страны возможны только в том случае, когда общество преодолевает разруху в головах и когда выполнение профессионального долга перестает корректироваться соображениями сиюминутной политической выгоды.

Гарри Каспаров