Общественно-политический журнал

 

 

"Грузин, бля, грузин!"

"Грузин, бля, грузин!" - так бывший президент Украины Леонид Кучма отзывался об оппозиционном журналисте Георгии Гонгадзе на знаменитых пленках, записанных в его кабинете майором-охранником Николаем Мельниченко. Пленки эти, став достоянием гласности, вызвали шок у соотечественников Кучмы, стали поводом обвинять его в причастности к убийству журналиста и поражаться уровню президентского интеллекта.

 Но справедливости ради стоит сказать, что Леонид Данилович поливал Гонгадзе грязью в тиши своего кабинета, не рассчитывая на обнародование разговоров. И даже в этих разговорах трудно найти намек на то, что, по мнению президента, именно грузинское происхождение журналиста стало причиной его оппозиционности. В страшном сне не могу себе представить встречу Леонида Даниловича с журналистами, на которой он распространялся бы о грузинском происхождении своего критика: ну неприлично же!

А вот Владимир Владимирович... А вот Владимир Владимирович - ксенофоб. Ну что, с другой стороны, удивительного? Он, как и все мы, вырос в ксенофобском государстве. Государстве, которое, конечно же, называло себя безмерно интернационалистским, но на самом деле было средоточием самых темных предрассудков. Государстве, в котором были "дело врачей" и выселение кавказских народов, процентная норма для евреев и лишение родины крымских татар. Государстве, которое до сих пор решает, каким алфавитом кому пользоваться, вокруг какой культуры и веры всем нужно объединяться.

При этом в государстве парадоксальном - здесь до сих пор принято ругать кавказцев и до сих пор многим хочется ползти на полусогнутых вначале к ручке, потом к мощам, а потом и к портретам Иосифа Джугашвили. Потому что тот, кто сажает нас миллионами в ГУЛАГ, расстреливает, сечет и имеет во все щели, - он, конечно же, не грузин. Он Хозяин. А грузин - это тот, кто сомневается.

Жизнь в этом ксенофобском государстве предполагала, что порядочные люди будут всей этой мерзости сопротивляться, а их соседи станут в то же время наниматься на работу в КГБ, ползать на пузе по Москве и считать защиту всего этого человеконенавистнического кошмара, по недоразумению называющегося государством, делом всей своей жизни. При этом делом отнюдь не бескорыстным. Потому что вначале пайки, загранкомандировки и джинсы, а потом кооперативы, компании, резиденции и миллиарды.

При этом совершенно логично, что каждого, кто не уверен в их бескорыстии, и уж тем более каждого, кто думает, что они защищают мерзость, эти замечательные соседи подозревают в мотивах. Какие могут быть мотивы? Простые, посконные, понятные каждому. Грузин, еврей, педераст, денег нету, жена ушла. Вот он и злится - на весь мир, на русский народ, на Путина. А мы, как люди конкретные, должны эти мотивы изобличить - чтобы каждому было понятно, почему замахиваются на святое.

Я не могу назвать себя поклонником литературного таланта Бориса Акунина, но только после выступления Путина мне наконец пришло в голову, что я могу объяснить это грузинским происхождением автора. А Пастернака, например, я буду любить за то, что он еврей. А Проханова не любить за то, что он русский. Конечно, у меня появятся проблемы - с Толстым там, с Достоевским, с Пушкиным (впрочем, может быть, выяснится, что Пушкин - эфиопский еврей, тогда я его быстро опять полюблю), - но я быстро их разрешу, потому что буду жить в одном мире с Путиным - простом и понятном.

И не нужно подозревать, что Путин притворяется, использует низменные инстинкты обывателя. Ничего подобного - он и в самом деле так думает. Он и есть обыватель, вот в чем ужас-то. И его совершенно недопустимые в приличном обществе слова не вызвали никакой реакции у участников встречи не потому, что они боятся, а потому что тоже, тоже так думают. Ну в конце концов, коллеги, мы же с вами работали со многими из этих людей. И знаем, что они, как и Путин, тоже лучшие ученики развалившейся, но недогнившей системы. Тоже ксенофобы, антисемиты, пустозвоны и фанфароны, поднявшиеся наверх только потому, что такая система нуждается в приспособленцах, а не в профессионалах, в имитаторах, а не в деятелях.

Так зачем же им протестовать против того, во что они свято верят? Против понятного каждому факта, что с ними воюют грузин Акунин, еврей Быков, проходимец Навальный и Божена понятного поведения. А они, простые русские люди, всей Барвихой защищают Россию от этого иноземного кошмара и разврата, оплаченного Саакашвили и Госдепом (впрочем, это одно и то же).

Именно такая модель мира позволяла всем этим знатным ничтожествам столетиями насиловать и унижать Россию, компрометировать страну, развращать народ - и жиреть на крови, слизи и лжи. Но не хочется думать, что все это будет продолжаться до бесконечности.

Виталий Портников