Общественно-политический журнал

 

 

 

То, что происходит с китайскими крестьянами, имеет ключевое значение для нашего общего будущего

Две недели назад крестьяне Укани, рыбацком селе в процветающей южной провинции Китая Гуандун, захватили власть в своем селе и изгнали местное руководство. Из-за того, что на их жалобы долгое время никто не реагировал, они рискнули жизнью, забаррикадировав дороги и дав отпор полиции. Главной причиной таких выступлений стала продажа деревенской земли, находившейся в коллективном владении, застройщикам, что привело к обнищанию большинства жителей деревни, обогатив при этом ее руководство.

Поскольку протесты в Укани вызвали резонанс в международной прессе, один из партийных чиновников провинции под давлением Пекина вмешался в ситуацию и быстро уговорил жителей села пойти на перемирие на приемлемых для них условиях. На этой неделе премьер-министр страны Вэнь Цзябао заявил, что «Китай дальше не может приносить в жертву земельные права фермеров ради сокращения расходов на урбанизацию и индустриализацию».

Таким образом, правительству Китая снова удалось решить трудную задачу и справиться с народными волнениями. Интерес мировой общественности к этой ситуации угас.

Но это серьезная ошибка. Как и руководству Китая, мировой общественности стоит пристально следить за Уканью и десятками тысяч других случаев народных волнений, которые ежегодно происходят в сельской местности Китая и большинство из которых возникают в результате захвата земель. Почему? Потому что то, что происходит с китайскими крестьянами, имеет ключевое значение для нашего общего будущего.

Сельское население Китая находится в самом низу глобальных товарных цепей как китайских, так и межнациональных корпораций. Не ограничиваемые никакими нормативными актами, эти компании используют землю Китая и труд сельских жителей для разрушительного с точки зрения окружающей среды и социально неприемлемого производства товаров, потребляемых во всем мире. В то время как потребители во всем мире пользуются недорогими товарами и прибылью корпораций, настоящую цену за это платят самые незащищенные слои китайского населения.

Инцидент в Ухани свидетельствует о шаткости основания, которое должно обеспечивать подъем Китая до вершин экономической сверхдержавы: это основание создано на неразрешенной борьбе за землю с сотнями миллионов людей. Все, что меняет качество жизни сельского населения Китая в худшую сторону, потенциально может иметь влияние и на ныне хрупкую мировую экономику, покрывая рябью весь мир.

Имея возможность лично наблюдать в течение почти 30 лет исследований сельской местности Китая, я убедился, что захваты земель стоят в центре китайского экономического «чуда». Местные власти отнимают у населения землю под строительство недвижимости, промышленных объектов, дорог, дамб и электростанций.

Связи в правительстве и партии, необходимые для того, чтобы завладеть основной частью недвижимости в центрах городов и пригородах, позволили сделать огромные состояния на застройках земель. Восемь из десяти самых богатых китайских миллиардеров заработали свои состояния вследствие захвата земель.

Подобные захваты территорий происходили также во внутренних районах Китая, где контроль органов центрального государственного управления довольно слаб. Из 1,1 миллиона гектаров земли, переданной застройщикам, согласно данным Государственного совета Китая, 700 тысяч гектаров было отнято незаконно. Результатом стало то, что примерно 75 миллионов крестьян полностью лишились земли и присоединились к более чем 200 миллионам сельских жителей, которые ежедневно перемещаются по территории Китая в поисках работы.

Потеря земельных территорий лишает многие сельские семьи, которые до сих пор составляют большинство населения Китая, доступа к тому количеству земли, которое необходимо, чтобы обеспечить им пропитание. Жители Укани столкнулись не только с тем, что 400 гектаров коллективной земли были проданы застройщикам, но и с тем, что общие места рыбного промысла были также проданы крупной компании по производству морепродуктов. Это резко сократило средства к существованию многих жителей деревни. Их гнев и отчаяние характерны для многих сельских районов по всему Китаю.

Захват земельных территорий является неотъемлемой частью растущего социального неравенства в Китае. Несмотря на мощные популистские речи правительства, а также значительные инвестиции в сельские районы, имеющие своей целью справиться с народным недовольством, сегодня Китай по уровню неравенства в стране может соперничать с самыми бедными странами мира. 400 миллионов китайцев, живущих в нищете, сталкиваются с постоянными угрозами своему существованию из-за захвата земель.

Пекин успешно подавляет ежедневные восстания по всей стране, зачастую делая козлами отпущения местных чиновников, однако правительство страны не может решить главную проблему: экономическое развитие страны выстраивается на непрочном основании незаконных захватов территорий, разорения окружающей среды, социальной поляризации и вытекающей отсюда незащищенности беднейших слоев населения страны. Пока эти основные проблемы не будут решены, инцидент в Укани будет лишь предвестником будущих катастроф. 

Источник