Общественно-политический журнал

 

Сирия - последний оплот России на Ближнем Востоке

Москва пытается защитить от всего и вся режим Башара Асада только для того, чтобы не потерять последнего исторического «клиента» на Ближнем Востоке.

Отчаянные усилия российской дипломатии по спасению Башара Асада, на котором лежит ответственность за смерть более двух тысяч оппозиционеров, объясняются тем, что разрыв оси Москва-Дамаск стал бы настоящей катастрофой для Кремля. Еще с советских времен Москва поддерживает привилегированные отношения с сирийским режимом. Если он исчезнет, Россия потеряет хорошего и верного клиента своих оборонных предприятий и последний опорный пункт на Ближнем Востоке, а также любую возможность сыграть значимую роль в регионе и даже остаться... великой державой.

Обеспокоенная падением режима Муаммара Каддафи в Ливии Россия усиливает давление на президента Сирии для того, чтобы он сделал жест доброй воли и дал гарантии населению страны и международной общественности. Российская дипломатия требует от Башара Асада без промедления начать реализацию реформ, которые он пообещал во время выступления в Университете Дамаска 20 июня. В то же время Москва продолжает всеми силами защищать его в Совете безопасности ООН, чтобы избежать санкций и возможного повторения ливийского сценария.

Такая поддержка в адрес дискредитировавшего себя кровавого режима объясняется экономическими, военными и геополитическими соображениями, а также страхом того, что «право на гуманитарное вмешательство», которое допускает операции внешних сил для защиты оказавшегося под ударом со стороны властей мирного населения, может быть однажды применено и в России.

СССР установил дипломатические отношения с Сирией в 1944 году, когда страна только обрела независимость. С приходом к власти в 1963 году партии «Баас», главной моделью которой также был коммунизм, сотрудничество двух государств стало более тесным. До такой степени, что Дамаск позволил Черноморскому флоту обосноваться в Тартусе, который стал единственной советской военно-морской базой за пределами СССР.

После периода нестабильности в 1990-х годах, который последовал за распадом Советского Союза и переориентацией российской дипломатии на Европу и США, в 2000-х годах отношения Москвы и Дамаска вновь стали прочными с приходом к власти Путина. Результатом стало значительное повышение двухстороннего товарооборота. Как доказательство того, что сохранение прочных связей с Сирией было решением Путина, в 2005 году он согласился забыть о 70% оставшегося с времен СССР сирийского долга в 12 миллиардов долларов в обмен на обещание Дамаска купить российское оружие на сумму в 10 миллиардов.

11 мая 2010 года Медведев отправился в Дамаск, что стало первым визитом главы российского государства в Сирию с момента распада СССР. По этому поводу был подписан целый ряд соглашений: договоры по связи и авиаперевозкам, а также несколько программ совместных действий в области науки, технологии, энергетики (крупные российские нефтегазовые компании «Татнефть» и «Сибнефть» работают в Сирии с 2005-2006 годов), туризма и экологии.

Цитата:

"Газпром" планирует поставлять газ в Сирию и Ливан через газопровод, построенный при участии "Стройтрансгаза", одним из владельцев которого является подельник Путина Геннадий Тимченко. "Газпром" и "Татнефть" претендуют также на освоение сирийских месторождений.

Разумеется, важнейшая область сотрудничества России и Сирии - это оборона и вооружение. В 2007 году Дамаск подписал с Москвой контракт на приобретение «знакового» оружия: баллистических ракет малой дальности «Искандер», истребителей-перехватчиков Миг-31 и 72 крылатых ракет «Яхонт». Договор подвергся яростной критике со стороны США и Израиля, однако министр иностранных дел России жестко выступил в его защиту. 

Голосование в Совете безопасности ООН по вопросу требуемых Западом новых санкций против сирийского режима, лишило бы Москву, которая и так уже потеряла Иран и Ливию, последнего и самого верного крупного клиента на Ближнем Востоке. Таким образом, Россия тянет резину и выступает против любой представляющей опасность резолюции, что дает Башару Асаду время подавить народное восстание. «Пока не объявлены санкции, пока нет распоряжений, указаний правительства, мы обязаны выполнять наши контрактные обязательства, чем мы сейчас и занимаемся», - заявил генеральный директор российского госпредприятия «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин. Добавить тут нечего.

Официально Россия оправдывает свою позицию по вопросу Сирии опасениями насчет дестабилизации страны с последующим эффектом домино для всего региона и возможного прихода к власти в Дамаске радикальных исламистов. Тем не менее, на самом деле все объясняется страхом того, что если в Сирии произойдет смена режима, Москва окажется на Ближнем Востоке в роли бессильного зрителя. А это стало бы тяжелым ударом для Путина и Медведева. «Нельзя забывать о том, что Россия всегда рассматривала Сирию как зону своих интересов в регионе», - считает директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Сирии принадлежит ключевая роль в регионе: она является единственным союзником Ирана, контролирует палестинский ХАМАС и поддерживает тесные связи с ливанской «Хезболлой». Столь желанное Москвой возвращение в Ирак также невозможно без Дамаска, который поддерживает прекрасные отношения с новыми иракскими властями.

Последний, но не менее важный элемент - это очень активное просирийское лобби в Москве. Оно присутствует как в военно-промышленном комплексе, так и в Министерстве иностранных дел. 

Источник