Общественно-политический журнал

 

Избыток предложения на рынке газа

Тема газа была ключевой на встрече в Нормандском формате в Париже. Несколько важных новостей пришло с европейских фронтов и в середине ноября. Начнем с хороших. Во-первых, Европа подготовилась к решающей российско-украинской газовой войне, причем свой вклад внесла Америка. Война вряд ли грянет этой зимой, ибо русским слишком долго пришлось уламывать Данию, чтобы получить согласие на прокладку трубы в ее водах, поэтому пуск «Северного потока 2» откладывается на следующее лето.

Диверсификация импорта газа

И все же лучше подстелить соломки, имея дело с Россией. Поэтому страны ЕС накопили на зиму беспрецедентно много газа, их подземные хранилища заполнены на 96-98% и это абсолютный рекорд. Импорт СПГ, сжиженного природного газа, тоже бьет все рекорды и к началу ноября достиг 30 млн. тонн, что на 80% выше, чем в прошлом году. Франция, Испания и Италия увеличили закупки на 50-75%, а Британия, Нидерланды и Греция втрое. Благо, мощностей в Европе хватает, регазификационные терминалы обычно загружены не более чем на треть.

Во-вторых, стало известно, что с 2022 года Польша отказывается от контракта с «Газпромом». Многолетняя работа по диверсификации поставок приносит свои плоды. Попутно за газовые контракты с Россией задержаны экс-руководители EuRoPol GAZ – не удивлюсь, если такая же судьба постигнет руководителей иных газовых компаний европейских стран…

Мало того, 19 ноября на Facebook-странице посольства США в Киеве появилось следующее сообщение: «Американскому сжиженному природному газу в Украине быть! Танкер с ним вчера прибыл в терминал СПГ в Свиноуйсьце (Польша) на Балтийском море. Это еще один шаг в предоставлении помощи Украине для достижения ею энергетической независимости». В октябре «Укртрансгаз» завершил строительство перемычки на компрессорной станции Комарно в Львовской области, что позволит увеличить импорт в Украину газа из Польши и других стран через упомянутый терминал. Пропускная способность газопровода возрастет втрое, до 6,5 млрд. кубов в год, что покроет примерно 50% потребности страны в импорте.

И это хорошо – надо отбить у Путина охоту к газовым войнам. Но не у России ли Европа покупает страховочный газ? Не сама ли оплачивает русскую агрессивность? Да, она зависит от России, чья доля в поставках достигает почти 40%. Около 30% приходится на Норвегию, на третьем месте Алжир – 11%, затем Катар – 7,2%, Нигерия – 4,1% и 8,8% поставляют остальные страны, включая США. Анализ этих и других данных позволяет сделать любопытные выводы. В частности о том, что имеется и обратная зависимость – России от экспорта в Европу.

На рынке которой, как видим, предложение превышает спрос, иначе Польша не пошла бы на столь решительный шаг. Чем вызван избыток? Быстрым развитием индустрии сжиженного газа. Из Катара, Нигерии и других стран газопроводы в Европу не проложены, это невозможно по нескольким причинам. Нигерии не позволяет география, а Катару – обстановка в Сирии. Вполне возможно, что Россия влезла туда именно для того, чтобы не дать построить газопровод, подрывающий ее положение главного экспортера в Европу. По запасам газа Катар уступает только России и Ирану, так что мог составить серьезную конкуренцию.

СПГ-революция

Впрочем, он нашел выход, став крупнейшим экспортером СПГ и производя его ежегодно 120 млрд. кубов. За Катаром последовала и Нигерия. Половина катарского экспорта приходится на Китай, Гонконг, Японию, Южную Корею и Тайвань. Раньше доля Азии была больше, но в этом году из-за спада спроса на ее рынках и торговой войны между США и Китаем поставки в Европу растут опережающими темпами.

Для справки: в 2018 г. лидерами по экспорту СПГ были Катар – 104,8 млрд. кубометров; Австралия – 91,8; Малайзия – 33,0; Нигерия – 27,8; США – 26,3; Россия – 24,9; Индонезия – 20,8; Тринидад и Тобаго – 16,8; Алжир – 16,6; Оман – 13,6; Папуа-Новая Гвинея – 9,5. Но эти данные уже устарели, поскольку мы являемся свидетелями бума производства сжиженного газа и, к примеру, экспорт его из России в прошлом году вырос сразу на 70%.

Смешно вспоминать, как эксперты и руководство «Газпрома» доказывали, что из-за больших затрат на строительство заводов по сжижению газа и регазификационных терминалов, на транспортировку его за океаны на специальных дорогих танкерах-термосах, СПГ будет всегда дороже трубного газа. И сели в лужу со своими прогнозами. Развитие технологий привело к тому, что теперь перекачка газа по трубам далее 2-2,5 тыс. км обходится дороже перевозок через два океана.

Лет десять назад Алексей Миллер, босс «Газпрома», прогнозировал рост цен на газ до 1000 долларов за 1000 кубов и обещал, что его компания первой преодолеет рубеж в 1 трлн. капитализации! Что ж, этот год был удачным, и капитализация компании выросла почти вдвое – до $86,63 млрд. Но в 2016 г. она падала до 35 млрд. долларов – оцените дар предвидения Миллера.

Пришлось России также осваивать технологии сжижения, точнее, закупать готовые заводы, и за первую половину этого года в рамках проекта «Ямал СПГ» («Новатэк», французская «Total» и китайская «CNPC») произведено 9,6 млн. т СПГ и газового конденсата. На экспорт отправлено 126 партий на газовозах арктического класса, далее 123 партии перегрузили на обычные СПГ-танкеры в Норвегии, что позволило ускорить поставки и отправить на международные рынки максимальные объемы.

Кризис перепроизводства

В итоге Европа купается в газе и Алжиру уже пришлось сократить поставки – его цена высоковата. На самых ликвидных хабах, нидерландском TTF и британском NBP цены за год упали почти вдвое, примерно до $140 за 1000 кубов. Поскольку же США вводят в строй новые мощности, что увеличит поставки СПГ на этот рынок во втором квартале 2020 г., а также перенаправили из-за роста тарифов (трамповская торговая война!) поставки с Китая сюда, то цены могут снизиться еще вдвое. Что ж, тем больнее будет удар по российскому бюджету. Но не только.

Рынки Европы сегодня – это рынки покупателя: потребители стали победителями в войне между Россией и США, двумя газовыми сверхдержавами. Надо заметить, что американцам не пришлось приложить особых усилий – их поставки на порядок меньше российских: в 2018 г. «Газпром» отправил в Европу более 200 млрд. кубов. В этой ситуации возникает закономерный вопрос: что произойдет, когда рыночная цена станет ниже себестоимости добычи, доставки плюс прочие накладные расходы? По оценкам аналитиков, порог безубыточности газпромовских поставок в Европу чуть выше $100 за 1000 куб. м., а в июне цены опускались до десятилетнего минимума $112,4…

Вспоминается обвал на рынке нефти в 2015 году, когда в полной мере проявился эффект сланцевой революции и предложение значительно превысило спрос. Сейчас революция продолжается в газовой отрасли – и усиливается за счет бурного развития индустрии СПГ. Плюс ощутимое влияние не менее бурного всплеска возобновляемой энергетики, снижающего спрос на газ. На чем следует остановиться, причем на родной почве.

В США во многих штатах, в отличие от федеральной администрации, понимают опасность изменения климата. Поэтому власти Индианы (не самый передовой штат) озаботились отказом от угольной энергетики, причем даже не в пользу более удобной и экологичной газовой. Они хотят сделать упор не на мощные тепловые станции, а на децентрализованные ветроэлектростанции, солнечные станции и энергонакопители, создавая диверсифицированные, гибкие и дешевые энергосети. Но лидирует не Индиана, а Колорадо – там планируют полностью перейти на чистую энергию к 2040 г. Штат Нью-Йорк также стремится к этому, а Мичиган намерен их опередить. Массачусетс, Калифорния, Вирджиния, Вашингтон и Айдахо хотят достичь этой цели к 2045 г., а Нью-Джерси, Миннесота (и даже главный угольный штат Пенсильвания, что говорит о многом!) к 2050. Реальна ли цель сторонников чистой энергетики? Думаю, да, учитывая тенденции и быстрое развитие технологий.

Но пора перейти к плохим новостям. На оптимистическом фоне возобновляемой энергии перспективы американских газовиков выглядят мрачно. Цена на американском Henry Hub около $2,6 за MMBtu (млн. британских тепловых единиц) или $93 за 1000 кубов. В Азии цены также упали чуть ли не вдвое за год, до $5,7 за MMBtu ($204 за 1000 кубов), причем летом опускались еще ниже. Зима 2014 г., когда они достигали $20, кажется прекрасным сном, и аналитики не ждут роста, учитывая сильную конкуренцию и замедление мировой экономики. А ведь в последние три года рост добычи сланцевого газа выдвинул США в ряды крупнейших производителей СПГ и в этом мае вышел на полную мощность проект Cameron в штате Луизиана (14 млн. тонн СПГ в год), а осенью – первая очередь (из трех запланированных) проекта Freeport в Техасе (4,4 млн. тонн). Новые мощности вводятся во всех добывающих странах – таковы издержки капитализма со слабой регуляцией, любимого республиканцами.

Если прогнозы исполнятся, в чем мало сомнений, и европейские цены упадут ниже $3 за MMBtu, если не удастся закончить торговую войну с Китаем, который отказывается от угля и наращивает закупки газа, то некоторые терминалы СПГ в США придется останавливать. Трейдерам дешевле оплачивать обязательные тарифы на сжижение, но не забирать газ. К тому же клиенты американских экспортных терминалов могут отказаться от покупки с уведомлением за 30-60 дней, в отличие от Катара и Австралии, которые требуют, чтобы покупатели платили фиксированную сумму независимо от того, берут они газ или нет. Так недавно сингапурская компания Pavilion Energy отменила загрузку груза СПГ из США. Индонезия, кстати, уже сокращает производство, а японские фирмы жалуются, что миллиардные инвестиции в этот сектор зависают.

Юрий Кирпичев

Комментарии

Olivia on 11 декабря, 2019 - 18:34

"Но пора перейти к плохим новостям. На оптимистическом фоне возобновляемой энергии перспективы американских газовиков выглядят мрачно. Цена на американском Henry Hub около $2,6 за MMBtu (млн. британских тепловых единиц) или $93 за 1000 кубов. В Азии цены также упали чуть ли не вдвое за год, до $5,7 за MMBtu ($204 за 1000 кубов), причем летом опускались еще ниже." А российских???? Ха-ха