Общественно-политический журнал

 

Имеющиеся у WIKILEAKS и еще не опубликованные сведения, способны привести на скамью подсудимых многих самоуверенных политиков авторитарных режимов

По сообщениям некоторых источников, скандальные события последнего времени, связанные с сайтом Wkileaks и возможные последствия для его создателя гулким эхом отозвались не только в Европе и Америке, но отрыгнулись испуганным визгом в Кремле и за китайской стеной.

Источники отмечают, что сайт изначально создавался, для разоблачения диктаторских режимов в Китае, России, в республиках Центральной Азии и Кавказа.

5 декабря 2010 года, Джулиан Ассандж объявил, что у него есть достаточно аргументов против правительств центрально-азиатских республик, в основном речь идет о Туркменистане и Узбекистане.

Дж.Ассандж заявил что у него есть единомышленник, журналист, политический эмигрант из Центральной Азии, он русский, бывший военный, проживает в Скандинавии и который располагает огромным архивом преступлений против человечности в Центральной Азии, всего более 800 томов и 220 000 страниц, которых достаточно чтобы усадить некоторых президентов на скамью подсудимых.

Дело будет похлеще, чем процесс над Милошевичем. Материалы содержат компрометирующие документы на президентов Узбекистана, Туркменистана и России, а также на членов их семей и ближайшее окружение. Речь идет о Гульноре Каримовой, сыновьях Сапармурада Ниязова и Бакиева и видимо это далеко еще не полный список.

Но и это еще не все, Wkileaks обещает в скором будущее опубликовать шокирующие подробности против звезд мирового шоу бизнеса и политики.

Среди "номинантов" Монсират Кобалье, Рональдо, Элтон Джон, Стинг и прочие. Что будет дальше покажет время, но до настоящего момента Дж.Ассандж пока никого не обманывал и сотрясать воздух не в его правилах, отмечают источники.

С.Милошевич в качестве подсудимого

 

(из стенограммы Гаагского суда)Ричард Мэй:

 Г-н Милошевич, вы слышали, что я сказал. Ещё что-нибудь вы хотите сказать в связи с вашим процессом и тем, что было сегодня сказано?

Президент Слободан Милошевич:

Чтобы быть точным, о том, что было сказано сегодня: почти всё, что мы слышали, показывает, что, под видом проведения судебного процесса, здесь планируется осуществление операции по замене сцены и обвиняемого. Это нацелено на фабрикацию....Чтобы примирить этот абсурд с... (микрофон отключён).

Ричард Мэй:

Г-н Милошевич, я уже объяснял, как будет проводиться этот процесс. У вас будет возможность вести свою защиту так, как я это описал. Но сейчас не время для этого. Сейчас не время для речей. Мы сейчас занимаемся формой судебного процесса и судопроизводства. Вы хотели бы сказать что-нибудь на эту тему? Как я говорил, у вас будет возможность организовать свою защиту, когда начнётся процесс. Тогда будет подходящее время для этого, но не сейчас. Мы так и не добрались до существа дела – собственно судебного заседания. Желаете ли вы сказать что-нибудь относительно процедуры?

Президент Слободан Милошевич:

Что ж, это не первый раз, когда мне не позволили говорить, но я должен сказать – если вы... (микрофон отключён)

Ричард Мэй:

У вас будет возможность говорить, и вам будет позволено говорить в отведённое для этого время, в течение судебного процесса. Как я сказал вам, сейчас не время. Мы сейчас занимаемся процедурными вопросами. Так что вы должны ограничить свои замечания этой темой, а когда начнётся собственно судебный процесс, как я уже говорил, придёт время вам делать свои заявления. Вы сможете сделать это и высказаться в свою защиту. Пожалуйста, ответьте: вы желаете что-нибудь сказать относительно процедуры или нет?

Президент Слободан Милошевич:

Я хочу решительно заявить, что вы не предложили ни одного возражения в ответ на очень ясные юридические факты, которые я представил в подтверждение незаконности этого «суда», учреждённого резолюцией Совета Безопасности, который не имеет ни законодательных, ни судебных полномочий и который вряд ли может присваивать себе прерогативы, которых он не имеет, а как юристы, вы очень хорошо знаете, что полномочия, которыми лицо не обладает, не могут быть им присвоены. В любом случае...

 (микрофон отключён)

Ричард Мэй:

Г-н Милошевич, мы уже приняли решение по этому вопросу и это больше не тема для обсуждения. Bы желаете сказать что-нибудь ещё о процедуре или мы закончим?

Президент Слободан Милошевич:

Ну, если вы собираетесь ограничить вопросы, которые я могу поднимать, тогда относительно процедуры я бы сказал следующее: в соответствии с естественным определением, которое относится к любому суду, он должен быть нейтральным и объективным. Но посмотрите на этот «суд»: обвинение основано на заявлениях, обеспеченых английской разведывательной службой; судья английский; прокурор английский; эксперт английский; и я... (микрофон отключён)

Ричард Мэй:

Г-н Милошевич, мы внимательно выслушали вас и мы внимательно вас слушаем. Несколько раз вам было сказано, что это слушание посвящено только процедурным вопросам. У вас будет возможность построить свою защиту во время вашего процесса и сделать все заявления, какие хотите. Сейчас не время для этого. Слушание закрыто. Прошу встать.

  

 Вот так! Когда-то это неотвратимо приходит, даже если еще вчера это казалось невозможным...