Общественно-политический журнал

 

 

 

Милитаризм постепенно превратился в идеологию российской власти

Рассказы о новых вооружениях, учениях и перспективах уничтожения США новейшими видами российского оружия стали привычным содержанием новостных и информационных программ на российских государственных каналах и выступлений высшего руководства страны. Милитаризм постепенно превратился в идеологию российской власти, и чем хуже идут дела в экономике, тем с большим усердием он насаждается на всех уровнях.

Весьма наглядный пример тотальной милитаризации - недавняя сцена в Совете Федерации. После долгого разговора о проблемах образования слово для подведения итогов взял глава комитета по обороне и безопасности Виктор Бондарев и заговорил о том, что сам он объявил самым главным: в школы надо как можно быстрее вернуть основы начальной военной подготовки - "тем более в наших условиях, когда вокруг такое творится!"

Речь бывшего командующего ВКС и ВВС России была эмоциональной и очень генеральской. "Ребенок боится автомата. Ребенок не знает, что такое граната, как ее кидать. Разве это нормальное явление?", - взывал он к министру образования. Какие именно обстоятельства требуют от российских детей умения кидать гранаты и не бояться автоматов, сенатор не уточнил, но все участники разговора покивали головами, и министр образования была вынуждена импровизировать в ответ, соглашаясь, что военную подготовку обязательно надо вернуть.

В реалиях современной войны дети с гранатами и автоматами едва ли могут сыграть сколько-нибудь важную роль в обороне страны, даже если в школе их научили обращаться с этими недетскими предметами - и бывшему командующему Воздушно-космическими силами России это должно быть известно лучше всех. Представляется, что дело вовсе не в острой необходимости готовить из детей солдат, а во все усиливающемся желании руководства страны как можно шире внедрить военную составляющую во все сферы общественной жизни.

Казарменный идеал

Армия - модель общественных отношений, построенная на отрицании всего того, что раздражает современную российскую власть. Выборы? Командиров перед боем не выбирают! Социальные лифты? Служите верой и правдой начальству - пойдете на повышение. А главное - начальству всегда виднее и его приказы не обсуждаются. Собственно, недавний закон о наказаниях за неуважение к власти - из той же милитаристской оперы: нельзя быть недовольным старшими по званию, ибо в военных условиях это - преступление. А так как Россия, согласно официозной позиции, окружена и осаждена внешними врагами, та же логика теперь применяется и в общественной жизни: кто ругает начальство - тот дезертир, изменник, преступник.

Но милитаризм - это не только культ армии, оружия, побед, но еще и культ человека в погонах как такового. Последнее особенно полезно, ведь погоны носят еще и сотрудники всевозможных правоохранительных органов и спецслужб, чаще всего работающие в тихих кабинетах, но всегда готовые позировать в мундире и изображать из себя благородных господ-офицеров, которым за державу обидно.

Так что если воспитывать у граждан безусловный пиетет перед любым человеком в мундире, то никто уже и не посмеет спрашивать, чем так важно мнение ветерана правоохранительных органов, увешанного юбилейным медалями и ведомственными значками, или какого-нибудь казачьего атамана. Погоны есть - значит, имеет право учить, командовать, руководить, пользоваться привилегиями!

Дивно ли, в свете всего сказанного выше, что широко рекламируемая новая всероссийская молодежная организация называется "Юнармия" и позиционируется не просто как патриотическая, но именно как военно-патриотическая? В 21 веке, когда молодежь развитых стран находится в авангарде перемен и поисков новых способов прожить жизнь, молодым гражданам России предписано готовиться к армейским будням и считать казарменные порядки идеалом общественного устройства.

Храм милитаризма

Новости из регионов рисуют впечатляющую панораму милитаризации: бесконечные военно-спортивные праздники, чествования военной техники и сооружения тематических мемориалов везде, где для этого есть хоть какая-то возможность. Например, в последнее десятилетие в различных городах России было установлено более двух десятков бюстов и памятников одному только бывшему командующему Воздушно-десантных войсками СССР Василию Маргелову!

Вишенка на этом торте и самая, пожалуй, яркая метафора всего происходящего - Главный храм Вооруженных сил РФ, сооружение которого стало едва ли не важнейшей идеологической стройкой российского государства.

Чтоб никто не сомневался в значимости проекта, лично президент пожертвовал свою зарплату на иконы для него! Клерикальная составляющая заслуживает отдельного разговора, но официальное название проекта и сам его вид недвусмысленно намекает, что это, прежде всего, мемориал армии, ее мощи и величия, ее министра и ее главнокомандующего, а вовсе не церковь, куда обыватели заходят по своим религиозным нуждам.

Власть в России все меньше интересуется идеологическим конструированием и усилением своей гражданской или юридической легитимности. Она хочет армейского подчинения и религиозного поклонения - без критики и сомнений, без выборов и прочих гражданских вольностей.

Федор Крашенинников

В Магадане монах на встрече с подростками из государственного патриотического клуба спросил у них о готовности умереть за родину. Сообщение об этом размещено на сайте регионального правительства.

Встречу с подростками провёл Герой России, военный лётчик Игорь Родобольский и инок Свято-Казанского архиерейского мужского подворья в Кара-Балте отец Киприан (Бурков), получивший в 91 году звание Героя Советского Союза.

Инок Киприан (в миру Валерий Бурков) — бывший штурман военной авиации, принимал участие в войне в Афганистане. В апреле 84 года подорвался на мине и лишился обеих ног. После этого окончил Военно-воздушную академию им. Гагарина, продолжил службу в Главном штабе ВВС. В 1991 году удостоен звания Героя Советского Союза.

Бывшие военнослужащие рассказали подросткам об обстоятельствах получения своих высших государственных наград. После этого "отец Киприан спросил у ребят "готовы ли они отдать жизнь за Родину, или за свой родной город?", — сообщает сайт регионального правительства. По утверждению портала, все участники встречи сообщили, что готовы к смерти.