Общественно-политический журнал

 

 

«Россия сначала сама разжигает конфликт, а потом выступает в роли миротворца в нем»

Глава литовского внешнеполитического ведомства Линас Линкявичюс говорит в интервью Die Presse о претензиях России на статус мировой державы.

"Россия - это не партнер в решении сирийского вопроса, а фактор этого конфликта. Кремль любыми способами хочет добиться контроля над Сирией, в том числе ставя на кон гуманитарные усилия. Москва не останавливается ни перед чем - об этом свидетельствует обстрел гуманитарного конвоя", - указывает литовский министр.

"Среди западных правительств есть те, кто говорит о возможных военных преступлениях России в Сирии", - отмечает министр и называет логичными инициативы, связанные с введением новых антироссийских санкций.

"Несомненно, нам необходим как диалог, так и дипломатические усилия. Но главное в этом вопросе заключается в том, как именно мы ведем этот диалог. Иногда в качестве верной тактики рассматриваются уступки и компромисс. Но другая сторона воспринимает их как слабость. И примеров тому масса - Сирия в очередной раз открывает нам глаза. Занимая какую-либо позицию, мы должны оставаться верными ей и последовательными. Однако то и дело в сторону России посылаются противоречивые сигналы, и это меня поражает".

По мнению главы литовского МИДа, требования некоторых стран ЕС - например, Венгрии или Словакии - отменить антироссийские санкции служат, по всей видимости, определенным краткосрочным целям, возможно, каким-то деловым интересам. "А ведь в прошлом было уже столько уроков", - подчеркивает Линкявичюс.

"Все началось с конфликта на юге Кавказа в 2008 году. Тогда были достигнуты договоренности о том, какие пункты должна была выполнить Россия. Ничего из этого российской стороной реализовано не было. Милитаризация Южной Осетии и Абхазии продолжилась. И уже через пару месяцев дела с Россией велись в прежнем режиме - подобная непоследовательность была сродни приглашению разжечь конфликт в другом месте. Я тогда предупреждал: следующей целью станет Крым. И вот он оккупирован. В этой связи следует упомянуть и Приднестровье - оно будет следующим. Пока Россия занята Украиной и Сирией", - предрекает главный дипломат Литвы.

Как отмечает глава внешнеполитического ведомства в интервью Die Presse, Россия сначала сама разжигает конфликт, а потом выступает в роли миротворца в нем. В качестве примера Линкявичус приводит опасные маневры российских военных самолетов в небе над Балтийским морем, которые он называет "военным хулиганством". После рискованных полетов русские выступили с инициативой укрепления безопасности полетов, например, за счет включения транспондеров на истребителях.

Как замечает корреспондент австрийского издания Юрген Штрайхаммер, "по оценкам экспертов, Путин не насколько иррационален, чтобы вступать в конфликт с одной из стран НАТО, тем более, что в той же Литве с 2017 года будет размещен батальон немецкого бундесвера". "Не впадает ли правительство Литвы в истерику", говоря о российской угрозе? - задается вопросом корреспондент.

"Нет. Разве действия Путина можно назвать рациональными? Он разрушает российскую экономику, инвестиции в новые технологии отсутствуют. Выплаты населению сокращаются, а оборонный бюджет растет", - отвечает министр.

Что касается роста популярности Путина после аннексии Крыма, литовский министр указывает на то, что "российское общество цементируется за счет перспективы возвращения статуса мировой державы. Пока это работает, пока люди готовы жертвовать зарплатами и пенсиями ради этой мечты. Но так не может продолжаться вечно".

Отвечая на вопрос журналиста о боеприпасах, которые Литва поставляет Украине, министр указывает на то, что "Украина имеет право защищать свой суверенитет. Наш вклад - чисто символический, речь идет о нескольких ящиках боеприпасов. Неужели мы должны позволить России вооружать эти группы (сепаратистов. - Прим. ред.) гранатометами и танками, ждать, пока они разобьют украинскую армию, и тогда говорить о мире?"

Комментируя ситуацию вокруг миграционного кризиса, министр говорит о том, что Европа была к нему не готова. "Защита внешних границ, сотрудничество между спецслужбами, обмен данными и мероприятия, связанные с террористической угрозой: мы принимаем очень много решений, и все происходит слишком медленно - многое не удается реализовывать своевременно".

По словам Линаса Линкявичюса, миграционный кризис - тест на стрессоустойчивость для Евросоюза, из которого Европа должна выйти более сильной. "Если мы не выстоим, это будет иметь драматические последствия".