Общественно-политический журнал

 

 

Грузия продолжает растрачивать по мелочам достижения либеральных реформ

Непризнанная война России на Украине началась вовсе не с аннексии Крыма. Прецедент был создан еще шесть лет назад, в ходе пятидневной войны между Россией и Грузией, которая привела к российской оккупации Южной Осетии и Абхазии. Не желая вступать в открытую конфронтацию с Россией, западные лидеры заявили, что причиной всему стало безрассудство тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили. Именно в тот момент, если верить слухам, Путин заговорил о Крыме.

На первый взгляд, с тех пор отношения между Россией и Грузией в значительной степени наладились. Между странами было восстановлено воздушное сообщение, были отменены запреты на ввоз в Россию грузинского вина, минеральной воды и фруктов. Тем не менее, сейчас Грузия находится в более уязвимом положении, чем когда-либо прежде. Если под давлением России и своих собственных проблем Украина распадется на части, следующей жертвой может стать Грузия.

Грузия, небольшое государство, сумевшее восстановиться в период правления Саакашвили, имеет стратегическое значение для России и для ее влияния на Кавказе. Через эту страну проходят газопроводы и нефтепроводы, по которым природный газ и нефть переправляются из Азербайджана в Турцию. Учитывая то, что Армения сделала свой выбор в пользу альянса с Россией, а не с Европой, а также то, что Москва пытается добиться расположения Азербайджана, Грузия становится последним кусочком этого паззла.

Желание Грузии примкнуть к Евро-Атлантическому сообществу представляет собой угрозу для попыток Путина перечертить международные границы и предотвратить появление НАТО на территориях бывшего Советского Союза. В ноябре Путин подписал новое соглашение, направленное на усиление влияния России в Абхазии. Для правительства Грузии, которое сделало России одолжение, отказавшись примкнуть к санкциям Запада против России и выступив против предоставления Украине оружия, этот шаг стал болезненной пощечиной.

Путин воспринимает Грузию не как независимое государство, а как одну из карт в масштабной игре России и Запада. Хотя не стоит исключать возможность военного вторжения, Кремль, скорее всего, попытается сыграть на политической слабости Грузии, как он сделал это с Украиной (в период правления президента Виктора Януковича) и Молдовой. Если Россия не сможет уговорить Грузию войти в свою сферу влияния, она попытается дестабилизировать ее таким образом, чтобы Грузия перестала быть привлекательной для Запада. И события, происходившие в Грузии в последние два года, существенно упростили задачу России.

Спустя два года после того, как Бидзина Иванишвили, самый богатый гражданин Грузии, привел свою коалицию «Грузинская мечта» к победе над «Единым национальным движением» Саакашвили, политика страны превратилась в губительную смесь некомпетентности и мести. У Грузии при Саакашвили было множество проблем, однако в самом начале его правления страна кипела новыми идеями, проектами и реформами. Сегодня Грузия погрузилась в состояние стагнации и утратила направление. «У нынешнего правительства нет четких идей — только интересы», — считает Георгий Хухашвили (Georgy Khukhashvili), бывший советник Иванишвили, с тех пор превратившийся в его критика.

Иванишвили, критиковавший правительство Саакашвили за отсутствие прозрачности, создал нечто, еще более туманное — своего рода теневое государство. Хотя сейчас он не занимает никакого официального поста, с тех пор как год назад он ушел с поста премьер-министра, Иванишвили до сих пор принимает все самые важные решения, периодически сообщая свою политическую волю из своей резиденции на вершине холма с видом на Тбилиси. Тинатин Хидашели (Tinatin Khidasheli), член парламента, чья Республиканская партия вошла в состав коалиции «Грузинская мечта», сравнивает Иванишвили с грузинским патриархом. «Поверьте, если бы Иванишвили не вмешался, ситуация в Грузии сегодня была бы еще хуже», — утверждает она. В проблемах Грузии многие критики Иванишвили винят его протеже Ираклия Гарибашвили (Irakly Garibashvili), премьер-министра Грузии и бывшего руководителя его бизнес-группы.

Коалиция «Грузинская мечта», созданная с единственной целью лишить власти Саакашвили, уже начала рассыпаться на части. В ноябре Гарибашвили уволил Ираклия Аласания (Irakly Alasania), министра обороны, убежденного сторонника вступления этой страны в НАТО и самого популярного политика в Грузии. Конфликт возник после того, как прокуратура завела дела на четырех подчиненных Аласания — сам Аласания назвал этот шаг политически мотивированным наступлением на евро-атлантический выбор Грузии. Министр иностранных дел Грузии Майя Панджикидзе (Maia Panjikidze), которая приходится Аласания свояченицей, тоже подала в отставку, выразив таким образом солидарность с ним.

Увольнение Аласания было благосклонно воспринято Кремлем, который считал его американским агентом. Кроме того, Иванишвили публично продемонстрировал, что за этим решением стоит он сам. По слухам, Иванишвили, заработавший свое состояние в России и покинувший ее после прихода к власти Путина, боится российского лидера. Сейчас кажется, что он пытается тянуть время в надежде на то, что Россия и Америка достигнут некого соглашения, которое определит будущую позицию Грузии.

Иванишвили и Путина объединяет их ненависть по отношению к прежнему правительству. Саакашвили не может вернуться в Грузию, потому что ему грозит немедленный арест. Вано Мерабишвили (Vano Merabishvili), бывший министр внутренних дел и бывший премьер-министр, уже сидит в тюрьме. Каха Бендукидзе, бывший специальный министр по координации экономических реформ, приложивший массу усилий к тому, чтобы освободить грузинскую экономику, недавно умер в Лондоне, так и не вернувшись на родину. И этот список можно продолжить. Все это вовсе не означает, что Грузия превращается в авторитарную систему. Там осталась свободная пресса и сильная политическая оппозиция — при Саакашвили этого не было. Однако, как часто говорил Бендукидзе, «Грузия сделала шаг вперед в смысле демократии, но порой, когда вы делаете шаг вперед, вы наступаете на дерьмо».

Между тем, вместо того чтобы воспользоваться достижениями реформ, новое правительство, очевидно, движется в обратном направлении, повторяя ошибки Саакашвили. Там были снова введены бессмысленные ограничения на длительность безвизового пребывания для граждан Евросоюза и запрет на продажу фермерских земель иностранцам.

Новое правительство, которое совершенно справедливо критиковало правительство Саакашвили за внесудебные преследования и деспотизм, очевидно, тоже во многом опирается на собственную полицию и службы безопасности. Недавно Гарибашвили сказал, что сильные службы безопасности являются «обязательным условием успеха, прогресса и развития страны». А депутаты парламента приняли закон, облегчающий процесс прослушки граждан.

Все это нанесло тяжелый удар по правительству. Популярность «Грузинской мечты» упала с 70% до приблизительно 40%. Однако такие потери в популярности не повлекли за собой роста популярности Единого национального движения или любой другой партии. В такой ситуации возникает опасный вакуум власти и легитимности. Как сказала Елена Хоштария (Elene Khoshtaria), аналитик и бывший чиновник, выступавший за присоединение к НАТО, «мы не можем позволить себе слабое правительство. Чтобы оставаться на плаву, мы должны быть студентами, которые всегда получают А+. Иначе мы утонем». Возможно, именно на это и рассчитывает Путин.

Источник