Общественно-политический журнал

 

Блог Владимир Фрумкин

Кто опаснее для Америки? Крайне левые или крайне правые?

Как видно, бывший профессор Гарварда Алан Дершовиц не слишком обескуражен тем, что от него отвернулись едва ли не все его либеральные друзья и единомышленники —за попытки убедить демократов, что импичмент президента Трампа не пойдет на пользу ни стране, ни их партии, а также за прочие возмутительные отступления от политкорректной ортодоксии. Недавно он бросил им очередной, еще более дерзкий вызов: публично назвал американских левых радикалов последователями Сталина. И не только назвал, но и подробно, с присущей ему железной логикой блестящего юриста, обосновал свое обвинение в статье, озаглавленной «Опасный сталинизм крайне левых» («The Dangerous Stalinism of the "Woke" Hard-Left»).

Статья начинается с утверждения, что в сегодняшней Америке крайне левые представляют гораздо бОльшую угрозу для гражданских свобод, чем крайне правые. И это несмотря на то, что акты насилия — массовые расстрелы в торговых центрах, синагогах и других общедоступных местах — значительно чаще совершаются правыми экстремистами, нежели левыми. Угроза левых — в другом: в способности влиять на будущих лидеров страны. Оказываемое ими влияние значительно глубже, коварней и опаснее, чем то, что исходит от крайне правых. далее➤

Михаил Булгаков: «Грядущие перспективы»

Теперь, когда наша несчастная родина находится на самом дне ямы позора и бедствия, в которую ее загнала «великая социальная революция», у многих из нас все чаще и чаще начинает являться одна и та же мысль.

Эта мысль настойчивая.

Она — темная, мрачная, встает в сознании и властно требует ответа.

Она проста: а что же будет с нами дальше?

Появление ее естественно.

Мы проанализировали свое недавнее прошлое. О, мы очень хорошо изучили почти каждый момент за последние два года. Многие же не только изучили, но и прокляли. далее➤

«До чего же у них, выросших в другом мире, иначе устроены головы»

“Студенты из Америки? Да, есть несколько. Впечатление? Дурачки какие-то…” Это я услышал от студента МГУ Андрея, участника передачи “Алло, вам звонит Америка!” Я вел эту рубрику несколько лет из Вашингтона, в ельцинские времена, когда россияне, как правило, не пугались неожиданных звонков из-за границы. Набирал произвольный номер и предлагал поговорить о том, о сем – на любые темы. С началом путинской эры охотников “засветиться” на “Голосе Америки” стало заметно меньше и программа прекратилась. Андрей, после некоторых колебаний, поговорить со мной согласился. На вопросы отвечал откровенно, включая вопрос о соучениках-американцах. Странные ребята, смахивают на блаженненьких: все им нипочем, все – божья роса, всегда в хорошем настроении, улыбаются. Даже когда у них проблемы, когда влипают в неприятную историю…Чудики. Дурачки… далее➤

«Тоталитарные соблазны в свободных обществах»

Опасные связи, или куда идет наша демократия

Оказывается, боготворимая нами демократия связана родственными узами с тоталитаризмом. Издавна. Изначально. При всех ее принципиальных отличиях от коммунизма, она таила в себе тоталитарные тенденции и импульсы, которые все более отчетливо проступали в демократических режимах Запада на протяжении последних ста лет. «Демон в демократии» — так назвал свою книгу польский философ, историк и политический деятель Рышард Легутко. Я прочитал ее после публикации (15 февраля 2019 года) моей статьи «Призрак бродит по Америке». Жаль, что после, а не до. Если бы прочитал, то написал бы не только о симптомах и фактах. И не развел бы в недоумении руками, честно признавая, что причины ускоряющегося полевения моей второй родины мне неизвестны:

«Сегодня социалистический вирус медленно, но верно проникает в плоть и кровь Америки, а почему, в силу каких объективных причин — непонятно, ибо остается она, при всех ее болячках, противоречиях и проблемах, самой свободной, богатой и мощной страной Западного мира. Безработица снизилась до минимума, зарплаты растут, покупатели, судя по опросам и предпраздничным продажам, уверенно смотрят в будущее. И тем не менее, эмоции и симпатии многих моих новых сограждан дрейфуют все дальше влево, к иллюзиям и мифам, напоминающим те, в которые когда-то верил я вместе с миллионами моих прежних сограждан».

далее➤

Призрак бродит по Америке…

40 лет промчались с тех пор, и я с трудом узнаю новую Америку. Она сильно сдвинулась влево. Опросы общественного мнения вызывают оторопь и отчаяние. Более 50-ти процентов молодых респондентов заявляют, что капитализм плох, его следует заменить социализмом.

«Казалось, августовский путч навеки похоронил коммунистическую мифологию. Не торопитесь, ты ее в дверь, она в окно, теперь окно американское. Заступник американского пролетариата Берни Сандерс…поднимет упавший в России факел»
(Эдуард Бормашенко) далее➤

Владимир Фрумкин - жизнь, вместившая в себя многие эпохи и многих людей

Сегодня день рождения очень интересного человека - Владимира Фрумкина. Имя его, возможно, широкой публике не известно, он никогда не старался себя рекламировать, человек он довольно скромный, но внесший свой очень заметный вклад в нашу культуру.

Владимир Фрумкин родился 10 ноября 1929 в Брянске. Жизнь его сложилась не легко, но очень интересно: она вместила в себя целые эпохи и множество интереснейших людей.

Мы давно собирались разместить интервью с этим интересным и замечательным человеком. Но как-то все собирались и собирались. А между тем, канадский журналист Григорий Антимони, посетил в мае этого года Владимира Фрумкина у него дома, в США, и сделал с ним отличное видео-интервью. далее➤

«Настоящие марксисты остались только в Северной Корее, на Кубе и в Гарварде»

Основной закон левых идеологий

Биологи объясняют, что живые организмы адаптируются к окружающей их физической среде, однако, политические идеологии точно также адаптируются к окружающей их социальной действительности. Основной закон левых идеологий заключается в том, что они не работают. Поэтому мы не должны удивляться тому, что левые сосредоточены в учебных заведениях, где идеям не обязательно работать, чтобы выжить.

Aкадемический мир — это естественная среда обитания полусырых идей, кроме тех областей, в которых существуют реальные критерии оценки эффективности, такие как математика, инженерия, медицина или атлетика. Именно по этой причине, данные области человеческого знания — это прекрасные исключения для тотального доминирования левых в кампусах по всей стране. далее➤

«Русская жизнь, как обычно, болтается между бардаком и бараком»

Каждый год в день убийства Анны Политковской лауреаты премии Raw in WAR («Помочь каждой женщине в огне войны»), носящей имя Анны, пишут ей письма. В этом году победителей премии двое: нобелевский лауреат по литературе 2015 года, писатель и журналист Светлана Алексиевич и правозащитница из Индии Биналакшми Непрам.

«Ты нам очень нужна, Анна!»

Дорогая Анна!

Я хочу рассказать тебе о том, как мы живем без тебя. Где мы? В какой точке истории? Ясно одно, что не там, где хотели. Тебя нет с нами больше 10 лет, за это время можно было уже жить в другой стране, переехать из империи ГУЛАГа в нормальное европейское государство, как это сделали многие наши соседи. Но как сказал Столыпин: «В России каждые десять лет меняется все, а за 200 лет ничего». Надоевшая уже цитата, но столько в ней знакомого нам отчаяния, что хочется повторить. далее➤

«У нас появилось непреодолимое желание кричать о том, как мы хотим свободы...»

Мне, в целом, понравилась сегодняшняя публикация "За туманом. Опыт социологии бардовской лирики" В. Скрипова - толкового и разумного автора.

Мое единственное замечание:  "В них не было никакой крамолы", - пишет ВС о песнях Кима, которые он целиком включил во второй, чисто лирический слой.

Между тем, одну из своих концертных программ (в двух отделениях!) Юлик назвал "Крамольные песни". Он за них поплатился в 1967 году, ему даже пришлось стать Ю. Михайловым...

В продолжение начатого разговора, прилагаю мое давнее (от февраля 2012) открытое письмо Лидии Чебоксаровой, где говорится о ложных трактовках бардовского движения. Эта проблематика все еще актуальна. далее➤

Хотят ли русские свободы?

Я уезжал из СССР в полной уверенности, что знаю свою страну, как облупленную. Провел я в ней немалый срок, 44 года. Пожил и побывал в разных ее краях, от Белоруссии до Восточной Сибири и от Ленинграда до Крыма и Закавказья. Пока, наконец, не понял, что надо уезжать. Валить, как говорят нынче в России. Решиться на такой шаг осенью 1973 года, на ранней стадии «третьей волны», когда подавший документы в ОВИР немедленно превращался в изгоя, отщепенца и предателя, меня заставило ужесточение контроля над культурой: я оказался органически неспособен включить «задний ход» и вернуться к дооттепельным правилам игры. далее➤

Страницы