Общественно-политический журнал

 

Блог Яков Фрейдин

Мистические Исцеления

Весенним днём 1990 года зашёл я по делам в редакцию нью-йоркской газеты «Новое Русское Слово», которая в те годы изредка печатала мои статьи и рассказы. Редактор Валерий Вайнберг завёл меня в свой кабинет и сказал:

— Тут всё русскоязычное население города сходит с ума по поводу гастролей московского знахаря Кашпировского. Я сам не видел, но говорят, что на сцене он творит чудеса. Прямо Иисус Христос какой-то: хромые начинают видеть, а слепые ходить. Что про это думаешь? Это всерьёз, или очередное жульничество? Ты ведь с такими штуками в прошлой жизни был как-то связан, или мне кажется? Сходи на представление, посмотри. Если найдёшь там что-то занятное, может напишешь про это? далее➤

Свидание с Красоткой Несси

Тёплым зимним вечером (у нас в южной Калифорнии вечера довольно тёплые в любое время года) на моём ай-фоне высветилось приложение «Фейс-тайм». Я тронул экран и на нём появилась бородатая физиономия моего приятеля Камерона из Нью-Лондона, что в штате Коннектикут. Имя это ему подходило как нельзя лучше, поскольку ещё в детстве в какой-то драке Камерону сломали нос, и на всю жизнь он у него остался несколько скособоченным. Если не знаете, на галльском языке слово «камерон» как раз и означает «кривой нос». Мой приятель был родом из Шотландии, из какого-то маленького городка на севере; сначала он учился в университете Эдинбурга, а затем получил докторскую степень в MIT. Вот уже лет двадцать, как Камерон работает на верфи Нью-Лондона, где строят атомные подводные лодки. Он там занимается сонарами, то есть приборами для акустических обнаружений подводных объектов. Мы с ним познакомились довольно давно, на конференции по датчикам, и с тех пор изредка обмениваемся электронными письмами и телефонными звонками, посылаем друг другу интересную информацию: не только техническую, но порой и политическую. Через «Фейс-тайм» он мне звонил впервые, что меня несколько удивило. далее➤

Теория Глупости

Не знаю, что это опять тянет меня писать о дураках. Было у меня уже одно эссе на эту тему, но похоже: выговорился я не до конца и теперь чувствую — надо кое-что добавить. Вопрос, однако:  а почему хочу писать о глупых, а не об умных? Про умных-то ведь рассуждать приятнее, они интереснее, полезнее, умнее, наконец. Да и себя можно выставить в лучшем свете, если с умом про умных поговорить. Тогда почему меня так занимают дураки?

Сначала я не мог понять, но потом сообразил: привлекают они меня количеством. Среди более семи миллиардов, населяющих эту планету, их куда больше, чем умных или людей среднего ума. Если это действительно так, то на сколько больше? Сперва мне интуитивно казалось, что дураков примерно 80%. В том, что их огромное количество, легко убедиться: включите телевизор и посмотрите что и кого там показывают. Просто дух захватывает!

Те, кто делают передачи, знают свою аудиторию, а стало быть, каковы передачи, таковы и зрители. Закон рынка. Меня это даже радовало: если бы не дураки, как без сравнения узнать, что мы умнее? Тем не менее, стал я выяснять, может есть на эту тему серьёзная статистика? Не выяснил, но постепенно до меня дошла удивительная истина: дураков не 80%, а 100%. Иными словами: все дураки. То есть, каждый человек — дурак. Все семь миллиардов с хвостиком. В том числе нобелевские лауреаты, великие мыслители, и совсем не великие тоже, включая меня самого и вас, уважаемый читатель. Да, мы все дураки. Как же это может быть, с чего вдруг такое обидное заключение? — спросите вы, и будете правы. далее➤

Исповедь “Гермеса”

В последние годы своей жизни моя тёща несколько раз в неделю посещала в Сан Диего дневной центр для пожилых, который мы между собой называли «детским садиком». По утрам в дом престарелых, где она жила, за ней и другими обитателями приезжал автобус, отвозил их в «садик», а к ужину доставлял обратно домой. Там проводили свои дни в общении друг с другом люди пожилого и очень пожилого возрастов. Среди них было немало китайцев, пара поляков, один кубинец, несколько коренных американцев, но большинство — из бывшего СССР.

Как-то раз позвонила мне наша приятельница, которая в том «садике» работала психотерапевтом, и спросила, не могу ли я к ним приехать и развлечь старичков: прочитать им какую-нибудь лекцию или рассказать что-то интересное? Отказать было неудобно, и я согласился. далее➤

Машинка с Ушами

(Из серии «Приключения Изобретателя»)

Расскажу байку из своей студенческой молодости. Произошло это давным-давно в советские времена, когда я ещё не только не был изобретателем, но пока даже инженером не стал, а учился на радиотехническом факультете Политехнического института. Меня в те годы занимала не столько наука и техника, сколько кино. В свободное от учёбы время я подрабатывал на телецентре нештатным кино-корреспондентом и бегал по городу, выискивая интересные сюжеты. На студии мне выдавали камеру, плёнку, если надо прикрепляли бригаду осветителей, а потом отснятый мной материал проявляли, монтировали, озвучивали и пускали в эфир в вечерних новостях. Мне платили 10 рублей за сюжет, что по тем временам было совсем неплохой добавкой к моей стипендии, которая была 45 рублей в месяц.

Как-то редактор новостей Лёня Коган спросил: далее➤

Мемуары Деда Мороза

Вот и опять Новый Год на носу. На Западе уже празднуют Рождество: в одних странах — со сказочным «Рождественским Папашей»: Weihnachtsmann, Babbo Natale, Papá Noel и Père Noël, в других — с Санта Клаусом, а в России ждут Дедушку Мороза.

С 1929 года всякие рождественские ёлки-палки были в СССР запрещены как поповское мракобесие и опиум для народа. Тем не менее, когда лет десять спустя под новый год товарищ Сталин решил развлечь свою дочку Светлану ёлкой, рикошетом он позволил ставить новогодние ёлки и для других детей СССР. Тогда же изобрели и Деда Мороза по мотивам русских сказок и преданий — но, нe дай Бог, ничего религиозного, никакого Рождества! Просто, добрый сказочный дедушка из зимнего леса — и всё. Да ещё внучка Снегурочка в придачу, то есть снежная баба в молодости. Однако, уверен я, что тот, кто Деда Мороза придумал, всё же знал про Санта Клауса и использовал его в качестве прототипа.

Про этого персонажа и его двойников рождественских папаш всё известно довольно точно. Санта Клаус — это изменённое имя греческого епископа Святой Никола или St. Nicholas. Он жил в 3-м веке на территории нынешней Турции, а лет семьсот спустя его мощи перевезли на сохранение в город Бари, что на юге Италии. далее➤

Круговорот юмора в природе

Разговоры с Вилли о Юморе и Смехе

По старой доброй традиции мы с Вилли под вечер уселись за столик в пивном баре на берегу Тихого Океана. Симпатичная официантка в сиреневом фартучке принесла нам по кружке тёмного пива и на закуску традиционные «крылья буйвола», то есть копчёные куриные ножки и крылышки. Мы пили пиво и молча смотрели на темнеющие волны. Оранжевое солнце склонялось на запад чтобы в очередной раз утонуть в сторону далёкой Японии, как вдруг у меня по этому поводу зачесался язык и, отхлебнув пива, я прервал затянувшееся молчание:

— Слушай, Вилли, я вдруг вспомнил старый анекдот, ещё советских времён. Расскажу тебе, если ты не знаешь или забыл. Ну так вот: далее➤

Страсти Лошадиные

Много лет назад работал я в маленькой медицинской компании в штате Коннектикут, где был большой шишкой на крохотной ёлке — начальником инженерного отдела, состоявшего всего-навсего из меня, лаборанта и двух техников. Мы разрабатывали и строили довольно хитроумные приборы для исследований клеточной ткани. Как-то раз, перед перерывом на ланч в лабораторию зашла секретарша и говорит мне:

— Там пришёл какой-то господин. Он хочет поговорить с медицинским инженером. Вы не выйдете к нему?

В приёмной ждал элегантного вида седоголовый джентльмен лет шестидесяти; я представился как биомедицинский инженер и спросил, чем могу быть полезен? Он назвал своё имя: Флойд Карлсон, и сказал, что хочет обсудить одну интересную идею, и, если я не возражаю, он приглашает меня на ланч в соседний ресторанчик, где мы сможем поговорить. Я согласился, и мы отправились через дорогу в кормушку, куда работники нашей фирмы часто заходили перекусить. Заказали себе по салату с сардинами, и Флойд поделился со мной своей идеей: далее➤

«Нашей ошибкой была уверенность в том, что договариваясь с Россией, мы имеем дело с ответственным и честным партнером»

Фрагмент желаемого выступления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу на Генеральной ассамблее ООН 27 сентября 2018 г.

... По поводу сбитого российского самолета.  С большим сожалением мы вынуждены признать, что нами была допущена цепь ошибок.

Первой нашей ошибкой была уверенность в том, что, заключая договоренность с Россией о режиме предупреждения [об атаках на объекты Ирана и Хезболлы], мы имеем дело с ответственным и честным партнером. Эта договоренность была важна для нас не для того, чтобы обеспечить безопасность нашим самолетам.  Наши средства защиты позволяют нам обходить российские средства ПВО, как С-200, стоящие на вооружении Сирии, так и более новые и новейшие.  Мы наноносили и будем наносить эти удары по мере необходимости, независимо от того, какие системы Россия передаст сирийцам. Но режим оповещения нам был нужен для того, чтобы предотвратить случайное попадание в зону наших атак российских самолетов и военнослужащих, избежать ненужные жертвы. далее➤

Мы идём пока врём…

Когда читаю об очередном успехе российских военных не могу почему-то не вспомнить нашего соседа, Фёдора Ильича. Матёрый был человечище. И очень нам помог по жизни. И не только в материальном плане. Но и в философском направлении мысли.

— Нельзя у нас в армии, Андрей Петрович, без вранья карьеру сделать. Ну никак нельзя,  — говорил он моему отцу как-то в 70-х.

Я, как услышал, сразу ушки на макушку. Человек то он был заслуженнейший. Герой гражданской войны, а как позже выяснилось, и Первой Мировой. Лично из рук Ленина именные часы получил, как один из лучших кавалеристов Котовского. Так и было выгравировано: "От В.И. Ульянова-Ленина бесстрашному бойцу Ф.И. Оковину за геройскую службу в Красной Армии"

Был Фёдор Ильич полковником и бывшим командующим ВВС нашего уральского округа. далее➤

Мой Друг Пупок

«Уезжай, голубчик! Если отпустят, обязательно уезжай! Это самый важный шаг в твоей жизни и самый правильный», сказал мой друг Илья Давыдович Пупко. Близкие друзья шутливо называли его «Пупок», поменяв местами две последние буквы в фамилии.

Мы сидели на старинном кожаном диване в его кабинете в квартире на Греческом Проспекте Ленинграда, которая перешла ему в наследство от отца. Я приехал попрощаться с ним после того, как весной 1977 года мы с женой подали документы на эмиграцию из СССР. Дружили мы не так уж долго, лет шесть или семь, после того, как познакомились на одной научной конференции, сошлись быстро, почувствовав друг в друге родственные души и обнаружив множество общих интересов. Специальности у нас были сходные — оба работали с медицинскими электронными приборами, оба любили изобретать всякие занятные штучки. Правда, он — в закрытом учреждении, а я — в открытом медицинском НИИ. Жили мы в разных городах, виделись не так уж часто, но переписывались и перезванивались постоянно. далее➤

Грустный Гений

Холодным февральским вечером 1967 года поезд дальнего следования подкатил к заснеженному перрону. Дул пронизывающий ветер, метель забивала глаза, залезала в носы, и мы нехотя выползли из тёплого уютного вагона. В Казань наша маленькая студенческая группа из четырёх человек приехала на первую в нашей жизни конференцию.

Дело в том, что в те далёкие годы, кроме учёбы в Политехническом институте, я увлекался разными вещами: живописью, театром, фотографией, снимал кино, а также строил светомузыкальные установки и давал на них концерты. Персональных компьютеров и цветных мониторов ещё не было и в помине, а потому в студенческом конструкторском бюро мы изобретали различные проекционные аппараты для создания на экране или стенах красочных движущихся фигур, которые с сочетании с музыкой становились эдаким абстрактным балетом. Чем-то это напоминало ожившие под музыку картины Василия Кандинского. Мы подбирали куски из классических произведений и в меру своих способностей исполняли светомузыкальные произведения. далее➤

Живая Вода

Я не врач и потому давать медицинские советы считаю неэтичным. Однако то, что я узнал от своего знакомого, так меня заинтересовало, что я решил поделиться с читателями. Может кому-то это окажется полезным знать.

С моим соседом Артуром, что живёт через дорогу, лет пять назад случилась беда. Он был заядлый велосипедист. Я имею в виду — не спортсмен-велосипедист, а просто, где только было можно, вместо автомобиля использовал он свой вéлик: и на работу, и в магазины, и в гости, если, конечно, не нужно было выезжать на автостраду. То есть, двигался он только по городским улицам. В один невезучий день, вернее ночь, эта привычка едва не стоила ему жизни. Но прежде, чем продолжить, скажу пару слов о нём самом.

Этот парень, ему было тогда лет 35, серьёзно увлекался всякими народными лечебными средствами. Трудно сказать, почему у него возник такой интерес — никаких явных болезней у него не проявлялось; физически был он силён и ловок, работал руками на «стройках капитализма». Тем не менее, заимел он себе около-медицинское хобби: стал изучать различные лекарственные растения и снадобья, способы очистки организма, вёл здоровый образ жизни, продукты покупал только органические, воду пил фильтрованную, у себя во дворе выращивал какие-то травки и корешки. Короче говоря, знал массу оздоровительных методов не только теоретически, но и за своим собственным телом следил серьёзно. далее➤

Космический Таракан

— Нет, нет, и нет! Не понимаете вы! — заявил мой приятель Андрей Фролов, когда мы с ним соединились по Скайпу и увидели друг дружку на экранах. Андрей живёт далеко от меня, на почти что противоположной стороне планеты, в Новой Зеландии. Однако, для него расстояние не помеха чтобы наблюдать за бурлением нашей американской политической жизни, да и всего мира тоже. Не только не помеха, а даже преимущество, ибо избавлен он от всякой локальной шелухи и может позволить себе отстранённый взгляд, как бы из другого мира. Он продолжил: далее➤

Два Шекспира или дразнилка-шекспир

С Вильямом Шекспиром мне пришлось встретиться дважды. Не лично, разумеется, всё же нас разделяло в разные годы моей жизни от 350 до 400 лет, а как ныне говорят, мы с ним пересеклись в «виртуальном пространстве». Вот с этих двух встреч я и начну о нём свой рассказ.

Встреча Первая

Когда я был ещё ребенком, да и в отроческие годы, мне безумно хотелось делать кино; неважно в каком качестве: оператором, режиссёром, актёром — лишь бы делать кино. Для этого я изучал по книжкам массу вещей, связанных с кинематографом и театром. В том числе штудировал технику актёрской игры по книге Горчакова «Режиссёрские уроки Станиславского», читал и заучивал наизусть пьесы русских и иностранных драматургов, играл в любительских спектаклях, по учебникам для театральных вузов занимался мимикой и техникой речи. Там советовали для правильной постановки дыхания читать вслух написанные гекзаметром стихи античных поэтов. В городской библиотеке я нашёл «Илиаду» Гомера в переводе Жуковского, выучил на память большие куски и затем приводил в оторопь своих соучеников по школе, на переменах громко завывая что-то вроде: далее➤

Страницы