Общественно-политический журнал

 

 

Настоящее зло для России – это не образ Путина, а отсутствие свободы и попрание человеческих прав

Говорят, давно работающие психиатры становятся похожи на своих пациентов, а полицейские – на преступников. Если это действительно так, то можно не удивляться, что оппозиция со временем становится похожа на власть. А еще говорят, что дурной пример заразителен, и это тоже правда.

У российской оппозиции и власти есть одно удивительное сходство – и те и другие с удовольствием используют штампованный образ врага. Враги, конечно, разные, но написаны они будто одной рукой поднаторевшего в своем деле пропагандиста.

Бездарная и жуликоватая российская власть, пытаясь хоть как-то объяснить обществу причины своих неудач практически во всех начинаниях, слепила образ врага из коварного и завистливого Запада и прислуживающих ему за звонкую монету отечественных наймитов. Образ далеко не свежий, весьма потрепанный десятилетиями интенсивного употребления, но все еще работающий в той части российского общества, на которую власть только и может положиться. В голове у самого невзыскательного российского обывателя в образе врага России соединяются хищный Запад, НАТО, интеллигенты, евреи, распущенная молодежь, рок, кавказцы, гомосексуалы, писатели, журналисты и миллионеры. В этот винегрет власть по мере надобности добавляет нужные ингредиенты или убирает ненужные. С некоторыми вариациями образ успешно эксплуатируется не одну сотню лет. В недавние советские времена в этом наборе не было миллионеров по причине их явного отсутствия, а также писателей и журналистов, которым положено было быть сплошь партийно-советскими. Вместо них были враги народа, служители культа, контрреволюционеры, отщепенцы и диссиденты.

В чем смысл такого пропагандистского упрощения, совершенно понятно: власть рассчитывает на успех своей пропаганды в самой малообразованной, плохо информированной и неспособной к интеллектуальному анализу части общества. В этой среде не в чести критический взгляд на действительность, зато большим спросом пользуются готовые клише с некоторыми вариациями все из того же набора.

У сегодняшней российской оппозиции степень упрощения проблем примерно такая же . Враг современной России – Владимир Путин, который символизирует все плохое: воровство, коррупцию, полицейский произвол, давление на СМИ, зависимый суд и грядущий развал страны. Каждый может добавить себе в этот образ по своему вкусу: одни – слишком открытую миграционную политику, другие – недостатки в социальной сфере, третьи – плохую заботу об армии. Универсальный враг тем и удобен, что на него можно повесить всех собак.

Было бы странным защищать Путина от всех этих обвинений, поскольку он как президент страны (или, точнее, человек, захвативший эту должность) в любом случае несет ответственность за все процессы, затрагивающие конституционные основы существования государства. Однако так же странно было бы видеть в Путине источник зла, его первопричину и главное препятствие на пути к демократии. В серьезных разговорах между собой оппозиционеры, как правило, соглашаются, что Путин не столько гений зла, сколько ставленник клана, узурпировавшего власть в России. Его реальная власть велика, но она всегда остается в рамках, установленных в интересах правящей корпорации, и сомнительно, что он смог бы за них выйти, даже если бы захотел. Тем не менее Путин провозглашается иконой зла и становится фигурой, консолидирующей оппозицию.

Такое пропагандистское упрощение было бы объяснимо, если бы оппозиция рассчитывала на ту же часть общества, что и власть, – бездумную, беспомощную и озлобленную. Однако оппозиция, по крайней мере либеральная, апеллирует к среднему классу, интеллигенции, студенчеству – людям думающим и к пропаганде не слишком восприимчивым.

В чем же причины такого легковесного упрощения ситуации? Думается, что таких причин две. Левая и националистическая части оппозиции конкурируют с властью за электорат. Они ищут поддержку как раз у той части общества, которая легче поддается на пропаганду, которой нужны простые и ясные лозунги, вроде «Россия для русских» или «Все отнять и поделить», для которой ясно обозначенный враг становится мишенью, а все остальное остается за пределами внимания.

Вторая причина более основательна. Путин консолидирует оппозицию. Обозначенный в качестве врага номер один, он позволяет полярно противоположным оппозиционным силам найти общий язык и общую платформу для совместных действий. Оппозиция долго к этому шла, и в конце концов содружество либералов с левыми и националистами воплотилось в Координационном совете оппозиции. Большинство оппозиционеров считают это большим достижением и весьма перспективной затеей.

Каковы на самом деле перспективы, покажет ближайшее будущее, хотя, кажется, уже сейчас достаточно хорошо видно, что Координационный совет не оправдал возложенных на него ожиданий. Существенно, однако, то, что консолидирующее оппозицию начало – пропагандистский штамп. Объединяться на основе пропагандистских упрощений – большая ошибка с далеко идущими последствиями.

Путин действительно фигура, которая не устраивает в оппозиции всех. Но всех по-разному! Если, условно говоря, Борис Немцов не приемлет Путина за подавление гражданских свобод и прав человека, то Сергею Удальцову не нравится в политике Путина недостаток социализма, а Владимиру Тору ненавистна национальная политика, в которой права русских в России ничем не отличаются от прав других наций.

Сосредоточиваясь на фигуре Путина и даже на всем путинском клане, оппозиционеры молча соглашаются не говорить о сущностных различиях. Они нашли общую мишень и делают вид, что это и есть зло, в то время как настоящее зло для России – это не образ Путина, а отсутствие свободы и попрание человеческих прав. Однако при таком определении главной проблемы социализм и национализм становятся не меньшим злом, чем путинская система. Сотрудничество с такими силами становится бессмысленным, если иметь в виду демократическое будущее России, а не смену идеологий в рамках одного авторитарного режима. Куда может вывести дорога, по которой шагают левые и националисты?

Зеленым светом на этом губительном для России пути становится одно незначительное, на первый взгляд, обстоятельство – пропагандистское упрощение, в результате которого общей целью «объединенной оппозиции» становится не создание свободного и демократического государства, а смена лидера, – и там посмотрим. Потому и сфокусировалось все на одном человеке. Культ личности наоборот.

Если задача действительно заключается только в низвержении Путина с возможностью занять его место условными Тором или Удальцовым, то либеральная оппозиция все делает правильно. Она самоубийственно создает репутацию левым и националистам, старательно мобилизует общественное мнение в их поддержку, заботливо растит тех, кто покруче Путина расправится с гражданской свободой в России, если им представится такая возможность. Пока, правда, пересилив себя, они с каменными лицами поговорят о парламентаризме и честных выборах – ведь у них цель всегда оправдывает средства. А стратегические цели они и сейчас не скрывают: у одних – восстановление СССР, у других – создание русской национальной империи.

Такое взращивание либералами врагов свободы возможно сегодня, кажется, только в России. Ибо по неизвестным ученым причинам только в России ничему не учатся ни на чужих ошибках, ни на собственных. Те, кто хотя бы в общих чертах знает историю ХХ века, в курсе того, что происходит со странами, когда к власти в них приходят националисты или социалисты советского образца.

Александр Подрабинек