Общественно-политический журнал

 

 

Уход Чавеса пойдет на пользу латиноамериканскому региону

В течение 14 лет антикапиталистические тирады Уго Чавеса превращали его в глазах бедных в Робин Гуда и давали чувство самосознания обездоленным, пишет The Financial Times.

Кончина Чавеса оставила вакуум в Венесуэле и регионе. Но будут ли о нем долго тосковать? Возможно, только российские торговцы оружием и китайские государственные банки, которые обеспечили будущую добычу венесуэльской нефти кредитами в 40 млрд долларов. Во всех других отношениях политика Чавеса была провальной..

Перед нынешним венесуэльским руководством стоят проблемы: обеспечение единства в охваченном фракционностью правительстве и борьба с оппозицией на президентских выборах. Третья и самая большая проблема - когда Венесуэла очнется от скорби, что она увидит? Бесхозяйственность, коррупцию, инфляцию, дефицит и растущий уровень насилия, превратившего Каракас в город с одним из самых высоких уровней смертности.

Политическая гениальность Чавеса заключалась в том, что он получал хвалы за свою революцию и никто не винил его самого за ее недостатки. Новому правительству этого не удастся добиться. Как когда-то кричали латиноамериканские повстанцы, боровшиеся за независимость в XIXвеке: "Viva el rey, y muerta el mal gobierno" (Да здравствует король, и долой плохое правительство!").

Такая же демифологизация Чавеса должна пройти по всей Латинской Америке. Венесуэла заслуженно хвалится сокращением уровня нищеты с 52 до 32%. Но многие страны достигли того же самого, если не большего, не разграбив собственную экономику, как Чавес.  В качестве примера обычно приводится Бразилия. Но в либеральном Перу сокращение числа бедных произошло ещё более быстрыми темпами, а в Чили с её рыночный экономикой число бедных сократилось в 2 раза.

Большинству латиноамериканцев, возможно, нравилось наблюдать, как темная лошадка Чавес щелкает по носу США. Но было очевидно, что венесуэльскую модель, основанную на нефтепромышленности, невозможно повторить где-либо еще.

Чавес, в конце концов, был одним из многих, кто за последнее время сплотил регион более сильным чувством единства. Он был движущей силой ALBA- левой организации, в которую входят Куба, Эквадор и Боливия и которая была бельмом на глазу Тихоокеанского альянса - договора о свободной торговле, объединяющего Мексику, Колумбию, Перу и Чили. Без идеологического присутствия и чековой книжки Чавеса региональное влияние Венесуэлы исчезнет. Ее место займет Бразилия или другие страны Тихоокеанского альянса с еще быстрее растущей экономикой.

Сама жизнь Чавеса символизировала конец ретроградного периода в латиноамериканской истории - эпохи каудильо. Как ни парадоксально, для правления подобных людей важна психология жертвы, которую национальный лидер спасает от закулисных внешних сил. Но прогресс в Латинской Америке зашел так далеко за последние 20 лет, что психология жертвы здесь больше не применима.

Чавес демонстрировал свою любовь к бедным с пафосом телепроповедника. Это было трогательно, однако его уход пойдет на пользу региону.

Источник