Общественно-политический журнал

 

 

Путинские чистки

Законопроект, требующий от депутатов и чиновников отказаться от счетов в зарубежных банках и иностранных облигаций,  дал возможность высокопоставленным единороссам почувствовать себя в роли Никанора Ивановича Босого из «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова. Но если тому снился незнакомый бас, требующий сдать валюту, то члены «Единой России» слышат голос Путина, требующего сдать зарубежные банковские счета, пишет The Economist.

Изначально предложенный Путиным документ требовал от официальных лиц отказаться и от недвижимости за рубежом, но впоследствии формулировки смягчили – теперь достаточно задекларировать имущество.

Законопроект был внесен в Госдуму 12 февраля, а уже на следующий день блогер Алексей Навальный обнаружил у единоросса Владимира Пехтина, председателя думской комиссии по вопросам депутатской этики, незадекларированную роскошную квартиру во Флориде – на $1,3 млн. Поначалу Пехтин отмахивался от обвинений, заявляя, что за рубежом у него «практически ничего нет», но через неделю, не иначе как услышав голос Путина,  сдал депутатский мандат. При этом единоросс заявил, что не делал ничего предосудительного, а уйти решил, поскольку скандал вредит репутации партии, а ее интересы он ставит выше собственных. Другой единоросс, Анатолий Ломакин (состояние которого оценивают в $1,2 млрд), также покинул Госдуму – теперь уже «по состоянию здоровья». Пресса говорит о том, что уйти готовятся и другие депутаты, а гостелеканалы заявляют о чистках и  возвращении моральных ценностей.

Товарищи не подвергли Пехтина ни порицанию, ни показательному процессу в духе тридцатых годов – напротив, ему аплодировали стоя, называя его примером высокой нравственности. В отношении  Пехтина не было начато расследование, и он еще может рассчитывать на тёплое местечко.Тем не менее чистки говорят о переменах в российской политике.

По словам бывшего кремлёвского политолога Глеба Павловского, до сих пор номенклатура была застрахована как от критики со стороны оппонентов, так и от вмешательства Кремля в то, как она пожинает плоды своей лояльности как  в России, так и за рубежом. Сейчас старые правила уже не действуют, а новые пока неясны. Это заставляет «элиту» нервничать – и для Путина это хорошо.

Чистки не являются уступкой оппозиции. Они также не являются результатом внезапного перехода к  демократическому принципу подотчетности. Задача Путина – приобрести больше легитимности в глазах избирателей и усилить контроль над «элитой», предпочитающей держать активы и детей на Западе.

Основой предпринятых чисток является мнение Путина, что Запад плетет козни  против него и может использовать для этого личные интересы российских чиновников. Похоже, что Путин воспринимает акт Магнитского, который угрожает санкциями против русских чиновников, замешанных в нарушениях прав человека, как попытку управлять ими. Поэтому он хочет отгородить «элиту» от западного влияния и получить больше рычагов давления.

Но возможности Путина  ограничены. Доступ к западным товарам, услугам и недвижимости – основа его системы. Если ее убрать, это может еще больше настроить «элиту» против него. Редкие (и пока мягкие) чистки, запрет на счета в зарубежных банках и антиамериканская истерика могут быть всего лишь полумерами, но даже они могут оказаться чрезмерными.

Сейчас репрессии применяются против оппозиционеров и чиновников незначительного или регионального уровня. Самым высокопоставленным фигурантом такого дела пока что является Анатолий Сердюков, уволенный и униженный на государственном ТВ, но до сих пор не арестованный и ни в чём не обвиненный. То, предстанет ли он теперь перед судом, покажет, насколько далеко пойдет Путин в своих чистках.

Источник