Общественно-политический журнал

 

 

Все уже как то забыли, кто такой был Дима Яковлев, а многие и не знали, но поверили пропаганде

С недавнего время пресса стала уделять особое внимание судьбам (правда, исключительно трагическим) русских детей в США. Такой всплеск интереса связан, безусловно, с нашумевшим "антисиротским" законом. А отправной точкой для самой скандальной его статьи стала смерть Димы Яковлева, усыновленного американской семьей в 2008 году. Но все ли помнят, что в действительности произошло с Димой Яковлевым? Думаю, именно сейчас есть смысл еще раз попробовать восстановить правду об этом нашумевшем деле, воспользовавшись не только информацией, предоставляемой Павлом Астаховым и официозными телеканалами РФ, но и американской прессой.

Итак, 8 июля 2008 года Кэрол Харрисон, как обычно, возвращалась с работы домой. Она уже села в автобус, когда раздался телефонный звонок. Звонил ее муж, и ничего не подозревавшая Кэрол подняла трубку. Все, что она услышала – это жуткий, душераздирающий крик. Майлз Харрисон только что обнаружил в своей машине бездыханное тело их полуторагодовалого сына Чейза.

Чейз Харрисон пробыл 9 часов на 32-градусной жаре в закрытой машине, в результате чего скончался от гипертермии. В России этого мальчика знают под его первым именем – Дима Яковлев. Этим же именем назван вступивший в силу с января 2013 года закон, включающий в себя запрет на усыновление гражданами США детей из России.

Дима был усыновлен Майлзом и Кэрол Харрисон в феврале 2008 года. После трех поездок в Россию пара нашла мальчика в Псковском областном Доме ребенка для детей с органическим поражением центральной нервной системы с нарушением психики, что находится в городе Печоры.

И сотрудники Дома ребенка, и все, кто знаком с этой семьей, характеризуют их с самой хорошей стороны. Обоим уже за 40, и они давно мечтали о детях. Соседи рассказывают, каким счастливым был Майлз Харрисон, когда играл с малышом на лужайке возле дома. Его сестра сообщила, что они провели долгие недели в поисках идеального детского сада для мальчика. Именно туда Майлз Харрисон должен был отвезти сына по пути на работу, однако он этого так и не сделал. Доехав до работы, он припарковал автомобиль, и ушел, в тот момент забыв о том, что ребенок по-прежнему оставался внутри.

В статье "Fatal Distraction" ("Смертельная невнимательность"), опубликованной в газете Washington Post, известный журналист, двукратный лауреат Пулитцеровской премии Джин Вейнгартен описывает со слов медсестры состояние Харрисона вскоре после произошедшего: парализованный болью, он лишь раскачивался взад-вперед, крепко зажмурив глаза. Только когда она взяла его за руку, мужчина заговорил. Он сказал, что ему не нужна помощь, что он не заслуживает ее и хочет прочувствовать всю эту боль до конца, а потом умереть.

Подобный случай – не единичный в США. Вейнгартен приводит статистику: 15-25 раз в год забытые в машине дети погибают от гипертермии. Хотя раньше подобное происходило гораздо реже. Но в начале 1990-х годов эксперты пришли к выводу, что подушки безопасности могут травмировать ребенка, поэтому детское кресло было перемещено назад и, ко всему прочему, развернуто спиной к водителю. В такой ситуации спящий ребенок оказывается "невидим" для сидящих впереди, поэтому участились случаи, когда детей просто забывали в машине.

Конечно, можно возразить: ребенок – не ключи, оставленные по рассеянности на столе, или пакет молока, забытый на кассе в супермаркете. Неужели человек в здравом уме способен забыть собственного ребенка? Джин Вейнгартен, с помощью специалистов, изучающих работу мозга и механизмы памяти, доказывает, что подобное может случиться с каждым из нас.

Он приводит целый ряд исследований и научных фактов, суть которых сводится приблизительно к следующему: несовершенства нашей памяти (в существовании которых, несомненно, любой из нас не раз убеждался на практике), помноженные на стресс, приводят к ситуациям, когда мозг может безотчетно переключить внимание на вещи, кажущиеся ему более важными в данный момент. И действительно, большинство людей, забывших детей в автомобилях, в том числе и Харрисон, отягощенный проблемами на работе, находились в состоянии стресса. Причем подвержены этому оказались люди самых разных профессий и возрастов. К примеру, Лин Бэлфор – молодая женщина, служившая в армии, дважды побывавшая в Ираке, где занималась сбором разведывательной информации, давно привыкшая выполнять несколько сложных действий одновременно – могло ли подобное произойти с ней? Не должно было. Однако в 2007 году ее сын Брайс погиб при тех же обстоятельствах, что и Дима Яковлев.

Причем эти люди не забывали – в буквальном смысле слова – о существовании своих детей. Все они собирались по пути отвезти ребенка в детский сад или к няне, но тут возникал некий раздражитель (вроде тревожного телефонного звонка), отвлекавшего их внимание. При этом в сознании людей откладывалось, что они выполнили задачу, передали ребенка и могут продолжать путь. Иными словами, они были уверены, что их дитя в безопасности, и беспокоиться о нем не нужно…

Ситуации с гибелью детей, оставленных в автомобилях, стали серьезнейшей проблемой в США. Лин Бэлфор, прощаясь с умершим сыном, поклялась, что сделает все для того, чтобы подобное не произошло больше ни с одним ребенком. Теперь она ведет активную просветительскую деятельность среди родителей, и, как бы тяжело это ни было, вновь и вновь рассказывает им свою историю. Существует и особая организация, которая борется за обязательную установку в автомобилях устройств, фиксирующих движения ребенка и сообщающих об этом родителю. Однако все их усилия сталкиваются со стеной человеческого непонимания и самоуверенности. Любой скажет: "Глупости, со мной этого точно никогда не случится!". Увы, то же самое многие говорят, садясь за руль в нетрезвом виде или прогуливаясь ночью по темной улице в одиночестве.

Один мой друг рассказывал, как однажды в детстве родители забыли забрать его из детского сада. Между тем, они были уверены, что сделали это, и он находится дома. Его отсутствие обнаружила только старшая сестра. Нечего и говорить, что и ребенок, и родители (между прочим, любящие и внимательные) были немало напуганы. К сожалению, большинство людей, пока не столкнется с этим лично, склонно утверждать, что подобное с ними произойти не может.

Как бы там ни было, Майлз Харрисон был оправдан судом по причине отсутствия умысла в произошедшей трагедии, признанной несчастным случаем.

Однако в России, кажется, на это существует несколько иной взгляд. Пять лет спустя, когда имя Димы Яковлева оказалось связанным с запретом на усыновление юных россиян американцами, истинные обстоятельства его смерти все реже раскрываются в российской прессе. Так Дима становится в глазах многих россиян олицетворением жертвы, попавшей в руки кровожадных американских изуверов, уморивших его при невнятных обстоятельствах. Естественно, это не соответствует действительности. Тем не менее, некоторые российские СМИ не стесняются в пассажах вроде: "Дима Яковлев, чья мучительная гибель стала символом жестокости американских приемных родителей к российским детям".

Дискредитация приемных родителей из США разворачивается легко и непринужденно, особенно попадая на благодатную почву "простонародных", прижившихся у многих россиян предубеждений в отношении американцев. Никто не спорит, что случаи жестокого обращения с детьми в США бывают – как и в любой другой стране, включая саму Россию. Всего американцами было усыновлено 60 тысяч детей, из которых погибли 19 на протяжении почти 20 лет, причем в 16 случаях родители понесли серьезное наказание.

"В русских семьях дети, к сожалению, умирают гораздо чаще", — ранее подтвердила статистику в разговоре с NY Times глава Департамента воспитания и социализации детей Минобрнауки России Алина Левитская.

Парадоксально, но и сам Путин, по чьему указанию был разработан и принят закон (закон был принят в ответ на "акт Магнитского" - ЭР), при этом признает, что "подавляющее большинство американских граждан, которые усыновляют наших детей — добрые, порядочные люди".

Еще одно расхожее утверждение — о том, что американские суды "заминают" инциденты с русскими детьми — также не выдерживает критики. Почти в то же время, когда погиб Дима Яковлев, произошла аналогичная трагедия, но уже с американским ребенком – и его родной отец был освобожден сразу же за отсутствием состава преступления. Майлз Харрисон предстал перед судом и мог быть осужден за непреднамеренное убийство, если бы его адвокату не удалось доказать, что это был несчастный случай.

Разговоры о запрете на усыновление русских детей американцами ходили долгое время, но отчего-то решительных мер ранее не принималось. Вероятно, не последнюю роль в этом играли денежные средства, выплачиваемые гражданами США за эту непростую процедуру. Но именно в 2012 году, когда Барак Обама подписал "закон Магнитского", запрещающий въезд на территорию Соединенных Штатов 60-ти чиновникам, причастным к гибели Сергея Магнитского и краже средств из российского бюджета, возникла эта острая необходимость защитить русских детей и ввести соответствующую статью в новый закон, прозванный "антимагнитским". Хотя большую известность он получил как "закон Димы Яковлева", или "антисиротский закон" - "закон подлецов".

Эксплуатация имени умершего мальчика в сугубо политических целях представляется актом особо изощренного цинизма. "Дима Яковлев" — от сочетания этих слов уже веет невинностью, что беспроигрышно действует на народные массы. А пафос и громкие слова, которыми все это сопровождается, только усиливают впечатление: "закон посвящен памяти всех усыновленных российских детей, погибших в США" (депутат "Единой России" Вячеслав Никонов); установить "народный памятник Диме Яковлеву" в Москве (педиатр и хирург Леонид Рошаль, то ли поддержавший решение Путина, то ли нет). За принятие закона проголосовал даже единоросс Вячеслав Осипов, несмотря на то, что он – внимание! — скончался незадолго до голосования. И вот вся Россия скорбит по умершему ребенку…

Только оплакивают россияне уже не Диму Яковлева, а маленького гражданина США Чейза Харрисона. Дима Яковлев прожил большую часть своей крохотной жизни в детском доме, никому не нужный со своими тяжелыми заболеваниями, и никто не плакал о нем тогда. Теперь это личная трагедия семьи Харрисонов – их, и никого более.

Судьи, оправдавшие Майлза Харррисона, справедливо посчитали, что большего наказания, чем уже возложенное на него судьбой, они найти не в силах. Это неизмеримое горе и чувство вины. В первую очередь – перед маленьким Чейзом, чья жизнь закончилась так страшно и мучительно. Во-вторых, перед женой Кэрол, навсегда потерявшей надежду познать счастье материнства. "Она была бы самой лучшей матерью на свете", — срывающимся голосом произнес Харррисон в разговоре с Джином Вейнгартеном. А в-третьих, перед всеми американскими семьями, мечтающими завести ребенка, и всеми российскими детьми-сиротами, мечтающими о семье.

"Я молю русских людей о прощении. В этой стране есть хорошие люди, заслуживающие того, чтобы иметь детей, а в России есть дети, которым нужны родители. Пожалуйста, не наказывайте всех за мою ошибку", — сказал Майлз Харррисон в том же интервью, включенном в статью Вейнгартена.

В России действительно слишком много детей, которым нужны родители. Например, воспитанник челябинской школы-интерната №13 Максим Каргопольцев. Даже если он не писал никаких писем президенту, его желание поехать в Америку к семье, с которой он уже знаком, никто не может отрицать. А вот запретить сделать это – могут. Таково действие мстительного чиновничьего закона, трусливо спрятавшегося за именем погибшего ребенка.

Глеб Винокуров, студент СПбГУ

Комментарии

vik on 25 февраля, 2013 - 23:17

Как сообщили израильские СМИ, через полгода после того, как российский ребенок Дима Яковлев погиб в усыновившей его американской семье, его родной двухлетний брат был усыновлен в Израиле. Еще в Псковской области постановлением областного суда ему сменили имя и фамилию. Теперь его зовут Шалом. Он растет в весьма обеспеченной семье Зохаров. Недавно ему исполнилось пять лет. На следующий год он пойдет в школу. Можно не сомневаться, что на сегодняшний день судьба Сережи Яковлева, ставшего израильтянином Шаломом, складывается вполне благополучно вдали от российских любвиобильных чиновников.

За последние четырнадцать лет израильтяне усыновили более двух тысяч детей из СНГ, в основном из Украины. Гражданами еврейского государства стали около семисот маленьких украинцев, около пятисот российских сирот и не менее ста пятидесяти детей из Беларуси. Причем, в израильских приемных семьях оказывались и дети-инвалиды. При этом случаев, когда израильские приемные родители заявляли бы в этой связи претензии или хотели бы вернуть взятых детей назад, здешние органы опеки и попечительства припомнить не могут. Наоборот, даже в случае обнаружения у ребенка болезни уже после усыновления о “возврате” никто и не помышляет. Так, когда у взятых в семью двух девочек-двойняшек из Украины обнаружился СПИД, переданный им родной матерью-наркоманкой, приемные израильские родители Моше и Рахель прошли специальный курс ухаживания за такими детьми, но “возвращать” детей у них и мысли не возникало.

Марк on 25 февраля, 2013 - 23:48

Лет десять назад в городишке Северске Томской области по какой-то благотворительной программе детдомовцы ездили в Испанию. Жили несколько месяцев там в семьях. И один из мальчиков, Сережа Макеев, очень принимавшим его испанцам понравился. Он стремительно заговорил по-испански, в местной школе его наперебой хвалили, в общем, оказался очень живым и сообразительным, даже грамоту какую-то получил, хотя в России был маркирован задержкой психического развития.

Корреспондент: Машина понравилась? А ты ездил на машине?
 - Да, один.
 Корреспондент: А кто тебя возил?
 - Я сам.
 Корреспондент: Сам? А кто тебе разрешил?
 - Папа.

Они решили его усыновить. Приехали в Россию. Но инспектор по опеке, Татьяна Акулова, оказалась большим патриотом. Она гордо сказала на суде: "Где родился, там и пригодился". Испанцам показали кукиш, хотя и Сережа, и мама Эстер горько плакали. А мальчику патриотка срочно подыскала российских усыновителей. Отдельная деталь для тех, кто считает, что везде детей придерживают для гадких иностранцев - за четыре года опеки Акуловой, до появления испанцев, Сережа не попал даже в каталог на усыновление. Но теперь - о, теперь нельзя было поступиться национальной гордостью. Не отдавать же каким-то нерусским. Там, правда, смущали некоторые мелочи - в подходящей по гражданству семье С. был взрослый инвалид и больная бабушка, с метражом неважно, уже удочеренная прежде девочка как-то не очень ладила с приемными родителями, и резко против этих усыновителей был директор детского дома Сережи, пожилой офицер, прошедший чеченскую войну. Но зато они были дорогие россияне, к тому же очень религиозные. Директора быстро заткнули, заведя на него грубо сляпанное дело. Мальчика отдали. Семья получила четырехкомнатную квартиру. Через некоторое время он стал плохо себя вести: "кричал и бился головой", и его отправили в дурдом. Там Сережу кормили аминазином. Говорят, очень питательный продукт. Но Сережа не оценил и сбежал после лечения из семьи. Потом еще раз, наутро после того, как ему исполнилось десять лет.

 А через месяц его нашли в технологическом канале Северского ядерного производства.

 Во время попытки испанцев усыновить Сережу местные телевизионщики сняли сюжет об этом. Собственно, весь город следил за этой историей. Все всё понимали. Но сделать ничего не смогли.
 Посмотрите его.

Посмотрите. И на лицо ребенка, и на лица испанцев, и на лицо Акуловой. Кстати, вот она, на Одноклассниках, живет не тужит. Даже более того. После этой истории пошла на повышение. В сюжете нет только отечественных усыновителей, от которых мальчик так отчаянно сбегал. Но, в общем-то, оказалось не слишком сложно их отыскать. Это семья священника северской церкви Андрея Селиверстова. Он продолжает служить там до сих пор.

vik on 26 февраля, 2013 - 15:59

Подписи бабушки и дедушки Димы Яковлева на документах об отказе от опеки над мальчиком были настоящими. К таким выводам пришла почерковедческая экспертиза Следственного комитета России. О якобы произошедшем подлоге поспешили заговорить за день до принятия Госдумой «антимагнитского» закона. 

Бабушка и дедушка погибшего в Америке сироты Димы Яковлева хотели взять мальчика,якобы, к себе, но чиновники сделали все, чтобы ребенок не остался в России. Подписи родственников под отказом от отпеки были поддельными. Информация об этом распространилась в российских СМИ 27 декабря, за день до принятия «антимагнитского» закона. На ее волне депутаты одобрили документ, запрещающий американцам брать к себе в семьи российских детей.

 Источником сведений стал «Твиттер» детского омбудсмена Павла Астахова – именно на него ссылались информационные ленты. «Подделана подпись об отказе бабушки З. Ю. Яковлевой от опеки над Димой. К тому же бабушка слепая и не могла ничего подписать», — отметил чиновник. Астахов также добавил, что американские усыновители познакомились с Димой Яковлевым за два месяца до признания его сиротой. Эти данные, по его словам, были получены в результате независимого расследования, проведенного представителем уполномоченного в Псковской области.

 27 декабря Следственный комитет объявил, что начал проверку по фактам нарушений, допущенных во время усыновления Яковлева в 2008 году, в Псковскую область отправилась группа следователей.

Источник, близкий к проверке, сообщиГде л, что 5 февраля была завершена почерковедческая экспертиза. Ее выполнил специалист Главного управления криминалистики СКР. В результате были сделаны выводы: подписи Зинаиды Яковлевой (бабушка) и Бориса Яковлева (дедушка) на заявлении об отказе оформить опеку над Димой Яковлевым 31 октября 2006 года были выполнены ими самими.

fontanka.ru