Общественно-политический журнал

 

 

Филеры - "герои нашего времени"

Прошлой осенью российскому режиссеру Карену Шахназарову (доверенное лицо Путина, см. Список подлецов) впервые присудили премию ФСБ, иронически называемую в Москве кагебешным «Оскаром». «Нравится вам это или нет, это очень влиятельная организация», - считает режиссер. Поэтому в конце ноября, перед церемонией, он почистил смокинг и приготовил небольшую речь о том, что государство и кинобизнес должны работать вместе. 

ФСБ eще в 2001 году начало финансировать съемку детективов и шпионских триллеров. С 2006 года оно начало вручать Премии ФСБ со знаком в виде стеклянной статуэтки, украшенной «щитом и мечом», режиссерам, актерам и писателям, «наиболее объективно» отображающим деятельность бойцов невидимого фронта.

Церемония вручения премий проходит с такой же помпой, как аналогичные мероприятия на Западе, однако проводится она в печально известной штаб-квартире КГБ на Лубянской площади. На ней присутствуют лишь несколько сотен российских кинематографистов и главные российские чекисты.В январе 2012 года, перед шестым вручением премии, газета ФСБ «Граница России» объявила, что церемония стала «платформой для творческого диалога» между миром искусства и спецслужбами.

Премия ФСБ – это, фактически, возрожденная награда, которую КГБ вручал советским писателям и режиссерам в период с 1978 по 1988 год. Кроме того, ФСБ начала финансировать и продюсировать кино от начала до конца. «Они пытаются переписать реальность и представить себя героями комиксов, вроде Бэтмена и Робина», - утверждает Александр Черкасов, эксперт по спецслужбам из «Мемориала» - ведущей российской правозащитной организации.

Самый сомнительный из подобных проектов считается на настоящий момент также и самым амбициозным. Это фильм 2004 года «Личный номер», перетолковывающий спорные и мрачные события, которые произошли двумя годами раньше в одном из московских театров. В 2002 году чеченские террористы захватили в заложники 850 человек на мюзикле «Норд-Ост». Когда спецназ взял здание штурмом, около 130 заложников погибли из-за примененного ФСБ парализующего газа. В кино театр заменили цирком, а ФСБ при штурме триумфально спасает всех заложников. Террористы в фильме связаны с иностранными разведками и с коварным российским олигархом, живущим в Лондоне (последнее – неуклюжий намек на Бориса Березовского). «Эту милую картину нам рисуют не из любви к искусству, - объясняет Черкасов, - а с вполне практической целью: оправдать преступления , прошлые и будущие».

По словам журналиста и историка российских спецслужб Андрея Солдатова, на съемки «Личного номера» ФСБ потратила 7 миллионов долларов – и это лишь один из финансируемых ведомством кино- и телепроектов. В 2001 году на экраны вышел сериал «Спецотдел», главный герой которого – агент ФСБ из семьи, принадлежащей к старой петербургской интеллигенции, - борется с расхищением сокровищ Эрмитажа. Это был первый положительный главный герой из рядов тайной полиции в крупном российском телевизионном проекте со времен распада Советского Союза. Сериал соответствовал идее Николая Патрушева, долгое время возглавлявшего ФСБ при Путине, о том, что спецслужбы должны стать в России «новым дворянством». Четырьмя годами позже был снят популярный сериал «Тайная стража», посвященный современным практикам слежки, в котором офицеры ФСБ задерживают террористов и защищают мирных жителей. Наконец, в 2007 году появилась 16-серийная «Спецгруппа» с агентами ФСБ, срывающими теракты в Москве и выслеживающими финансовых махинаторов.

Шахназаров - генеральный директор крупнейшей в России киностудии Мосфильм, сын высокопоставленного функционера КПСС. Он прославился в 1980-х годах фильмом «Мы из джаза», иронической и бунтарской комедией о студенте, выгнанном в 1920-х годах из комсомола за любовь к джазу. Этот фильм помог Шахназарову стать одним из кумиров перестроечной эпохи. Однако в ходе последовавшей за распадом Советского Союза неразберихи многие из российских киностудий закрылись или были проданы. В частности, такая судьба постигла студию, находившуюся через улицу от Мосфильма. Сейчас на ее месте выросла аляповатая высотка с дорогими квартирами, которую украшает огромный красный плакат о сдаче в аренду, постоянно напоминающий Шахназарову о том, что могло бы произойти с его студией без поддержки со стороны государства.

По мнению Шахназарова, расплачиваться творческой независимостью в России - в порядке вещей: «Наша страна всегда управлялась сверху вниз.Это наша ментальность, наша историческая судьба. А деньги у ФСБ ничуть не хуже, чем у Disney.Мы не в том положении, чтобы отвергать спонсоров».

На стене над головой Шахназарова в окружении афиш его последних фильмов висела обрамленная фотография 2005 года, на которой он показывает Путину съемочную площадку. Двое мужчин в черных пальто сняты в разгар оживленного разговора. По словам Шахназарова, примерно в это время Путин начал понимать ценность пропаганды кинематографа, а не только теленовостей.

Как утверждает Шахназаров, в свои первые два президентских срока Путин больше занимался установлением контроля над телеканалами. «С тех пор Путин эволюционировал в этом отношении, - заметил режиссер, глядя на фотографию. - Он изменился и теперь считает кино важным не только как отрасль, но и как инструмент государственной идеологии».

Эта перемена вытолкнула Шахназарова на политическую арену. Во время предвыборной кампании 2012 года режиссер стал одним из путинских «доверенных лиц» (см. Список подлецов)  и вместе с другими холуями - знаменитостями из мира спорта, культуры и науки несколько месяцев подряд восхвалял "нацлидера". Через несколько месяцев, на седьмой церемонии вручения премии ФСБ, Шахназаров сидел в первом ряду, близь директора ведомства Александра Бортникова, которого он ласково называет «Борткой».

Премия за лучший фильм досталась «Белому тигру» - картине Шахназарова о полубезумном советском танкисте, охотящемся на фронте Второй мировой войны за призрачным нацистским танком. В начале фильма советский контрразведчик спрашивает его, не хочет ли он вылечиться от амнезии и вернуться к семье. Солдат отвечает: «Помню, что русский, танкист. Чего еще мне надо?»

Сыгравший контрразведчика Виталий Кищенко также получил премию ФСБ - за лучшую актерскую работу.

Приняв награду, Шахназаров воспользовался случаем, чтобы спросить Бортникова, какие фильмы глава ФСБ хотел бы видеть на большом экране. «Бортка не стал давать конкретных указаний, - рассказывает Шахназаров. – Он просто пожелал мне и дальше хорошо работать».

Источник