Общественно-политический журнал

 

 

Праздник правящей камарильи и ложь, ложь и еще раз ложь

Мы ничего толком не знаем о недолгой жизни и внезапной смерти трехлетнего Максима Кузьмина в Америке. Первые достоверные сведения появятся лишь через две-три недели, когда будут оглашены результаты посмертного вскрытия.

Но вот о чем уже сейчас можно говорить вполне уверенно, так это о лживости и цинизме российской официальной пропаганды, о поразительном, не знающем удержу лицемерии всей властной верхушки.

События нарастали лавиной. Во вторник 19 февраля в блоге г-на Астахова, который носит официальный титул «уполномоченного при президенте Российской Федерации по делам ребенка», появилась следующая запись:

«Срочно! В штате Техас приёмной матерью убит 3-летний ребенок».

Затем, с минутным разрывом, там же стали появляться такие уточняющие детали:
«Убийство произошло в конце января. Посольству РФ стало об этом известно, несмотря на отсутствие реакции со стороны Госдепа США».
«3-летний Максим был избит (по версии следователей) приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами».
«Мальчик умер, не дождавшись скорой помощи, вызванной приемной матерью. По заключению паталогоанатомов (так в тексте – В.Н.) у малыша многочисленные повреждения».
«На время расследования приемная американская мать отстранена от воспитания другого ребенка, хотя ей позволено раз в неделю с им видеться».
«Прокуратура штата Техас заверяет в готовности сотрудничать с РФ в расследовании гибели Максима Кузьмина в приемной американской семье».
«Обратился к Руководителю След.Комитета РФ А.И.Бастрыкину — возбудить уг.дело по убийству 3-лет.Максима Кузьмина в приемной семье из США».
«Обсудил подробности гибели Максима Кузьмина с Генеральным Консулом США в Техасе. В семье воспитывается родной брат Максима  — 2-лет.Кирилл».
«Консульские работники РФ были допущены в семью американ. родителей Максима Кузьмина и ознакомились с условиями жизни младшего брата Кирилла».

И, наконец, последняя запись за 18 февраля: «Окончательные выводы проверки, проводимой прокуратурой Техаса по гибели Максима Кузьмина,  будут сформулированы через 10-15 дней».

Что есть блог? Это не бюллетень и не официоз. Это дневник с выходом в Интернет. В этот дневник вносят записи (посты) и обновляют их кто реже, кто чаще. Для блогов характерны недлинные записи временной значимости: пишу, мол, что только что узнал. Блоги отличаются от обычных дневников и тем, что предполагают сторонних читателей, которые могут вступить с автором в публичную полемику.
Блог Павла Астахова соответствует этому определению. Что хочет, то выкладывает. Там множество умильных фотоснимков. Автор, явно без ума от собственной фотогеничности, предстает в окружении детей разных народов и рас. Что ж, любоваться собою — неотъемлемое право каждого блогера,  равно как и делиться с миром новостями, которые на поверку могут оказаться просто сплетнями.

Так вот, все, что изложено Астаховым по поводу смерти в Америке Максима Кузьмина, — это не сплетни. Это намеренное и осознанное вранье. Автора это не смущает.

Из явных нелепостей:

такой должности, как «генеральный консул США в Техасе», не существует. По всей видимости, автор имел в виду г-на Александра Захарова, который занимает должность генерального консула Российской Федерации в городе Хьюстон, штат Техас. Но это учреждение территориальное, сюда обращаются со всего обширного Юга страны. Хьюстон — просто местоположение консульства.
Далее. Прокуратура в США не ведет расследований по убийствам. Это дело полиции. Без особых причин прокуроры не лезут в полицейскую повседневность. Прокуратуре штата просто некого «заверять в готовности сотрудничать с РФ». Если наше консульство попросит, его ознакомят с результатами расследования. Но это без заверений, просто таков закон.

Приёмная мать, вопреки обвинениям  Астахова, никак не могла «кормить ребенка сильными психотропными препаратами». Без рецепта лицензированного врача в американской аптеке можно купить разве что аспирин, зубную щетку и презерватив. Любое психотропное средство находится под строжайшим контролем и может (если вообще может!) попасть к ребенку только после жестких контрольных процедур.

Консульские работники не могут быть «допущены» или «не допущены» в семью американских родителей. Ни мэр, ни губернатор, ни сам президент США тут не властны. Только сам гражданин позволяет пересечь порог своего дома без решения суда. Если сотрудники российского консульства и впрямь   «побывали в семье приёмных родителей», то исключительно по любезному приглашению самих «извергов и убийц».

В кратких строках астаховского блога щедро разбросаны и другие юридические глупости, но хватит. Наш уполномоченный  считает себя юристом, должен бы разбираться. Однако вспомним, что этот детский радетель родом из гэбешников, а эта публика уже давно отметилась вопиющим невежеством, чуть припудренным благоприобретенной развязностью.

До сих пор речь не шла о намеренной лжи — только о нелепостях, которые бросаются в глаза. Но об дном казусе следует сказать чуть подробнее. В блоге Астахова сенсационное напряжение нарастает с каждой строкой. Выглядит это результатом неутомимой копательной деятельности. Сначала смерть неназванного мальчика от рук безымянной матери-убийцы. Потом , одна за другой, вскрываются разящие детали: Госдеп саботирует, прокуратура Техаса «заверяет», «патологоанатомы» вскрывают и обнаруживают, «консул США в Техасе» обещает лично Астахову свое полное сотрудничество, Бастрыкин и Чайка включены в борьбу. МИД получил срочные поручения.

Насчет МИДа, Бастрыкина и Чайки — это, как мы убедимся, редкие вкрапления правды. Ничего удивительного — у наших начальников бодрое начало недели, полноценный рабочий день. Но в Америке ведь всё наоборот. Мало того, что в Техасе ночь кромешная, так еще и безлюдный выходной день.

Закрыто всё: конторы, банки, школы, прокуратуры. В полиции и госпиталях — куцые дежурные бригады. В понедельник 18 февраля в Америке — федеральный выходной, «День президента». Вообще-то Джордж Вашингтон, первый президент США, в честь которого и затеян этот праздник, родился 22 февраля. Но хитрые американцы отмечают его не точно по календарю, не день-в-день, а в третий понедельник февраля. Это чтобы соединить его с обычными субботой-воскресеньем и махнуть куда подальше — кто по Европам, а кто на деревню к дедушке.

Вся Америка гуляет, а про детские синяки и психотропные препараты — это к Астахову приплыло откуда? Как проведал он про хорошего приёмного папу (пустил в дом) и плохую приёмную маму (била и травила до смерти)? Кто и когда напел ему про плохой Госдеп и отзывчивые власти штата Техас?
Рассуждая чисто логически, единственным источником слива мог быть генеральный консул РФ Александр Захаров. Вероятно, тот самый, кого суетливый Астахов наградил несуществующим погонялом  «Генеральный консул США в Техасе».

В Москве настанет утро, и вулкан жуткой сенсации вот-вот долбанёт отечественные небеса. Но самый последний миг перед вальпургиевым хороводом безумных думских ведьм и лощенных вампиров с трех главных телеканалов надо использовать для уяснения вот какой данности наших дней.

Дело в том, что все российские конторы в Америке — дипломаты, журналисты, коммерсанты, а также, говорят, шпионы, получили заявку на бесчеловечность американцев. Только не надо про Гуантанамо или секретные тюрьмы. Нашего человека этим не удивишь. У нас и без Америки что ни тюрьма  — то большой секрет. А вот про детей — это да. Можно про всяких, но лучшее зверство — это когда злодействуют против детишек, вывезенных  из России.   

Знаменитый «закон Ирода», придуманный лично Путиным, осыпанный лепестками верноподданной властной верхушки, так и не избавился от гнилостных ароматов шулерского притона. С момента подписания совместного соглашения Владимиром Путиным и до той минуты, когда он же его перечеркнул, с нашими детьми в Америке не случилось ничего плохого.  Ну, совсем ничего. Может, у кого из детишек и случился понос, только американская пресса, служа империалистическим хозяевам, о том умолчала. И вышло так, что Путин отозвал договор как раз за то, что тот безукоризненно выполнялся.

На этом фоне зияющего дефицита желанных издевательств весть из Техаса воссияла, как радуга после грозы. Мы сейчас с вами увидим, каким ликованием вмиг наполнились сердца наших правителей. Жалеет ли наш консул в Хьюстоне, что слил такую ценную весть «уполномоченному», а не воспользовался ею сам? Все-таки вряд ли. Все, без единого исключения,  российские дипломаты, хоть сколько-то служившие в Америке, прекрасно осведомлены, что Путин молол чушь, что дело с усыновлением в Америке обстоит совсем не так, как это подается в российских СМИ, и что, совсем уж просто говоря, тем из наших малышей, кого приняли американцы, очень повезло.

Сомнительная честь, от которой устранился консул,  упала горячим пирожком в потные, жадные  руки «уполномоченного». А тем временем в Кремле созвали чрезвычайный штаб. Дело закипело. К утру все газеты, все каналы ТВ, все радиостанции сообщили об убийстве ребенка из России американскими родителями. Иные из новостников, чуть пощипетильничав, стыдливо, глухой скороговоркой, добавляли, что факты еще не окончательные и что в основе их строки из блога (то есть личного дневника) Павла Астахова, имеющего устойчивую репутацию небрезгливого обвинителя. Но эти мелочи пролетали мимо внимания десятков россиян.

Госдума начала свое заседание торжественно. «Я предлагаю почтить минутой молчания память маленького российского мальчика Максима Кузьмина, который был жестоко убит. Эта трагедия касается лично каждого из нас», — сказала первый зампред думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Баталина. После этого спикер Госдумы Сергей Нарышкин попросил всех депутатов встать.
Дальше отметились по ранжиру. Депутат Мизулина сказала, что её возмущают «ложь и лицемерие, с которыми Госдепартамент США — исполнительный орган по соглашению (об усыновлении) между РФ и Америкой — пытается откреститься от ответственности за эти действия». «Я замечу, что соглашение денонсировано Россией, но оно сохраняет силу в течение года», — добавила парламентарий. Она также подчеркнула, что это соглашение «не денонсировано американской стороной», поэтому внешнеполитическое ведомство США обязано «обеспечивать направление отчетов российской  стороне».

Депутат Яровая:  «То, что российская сторона узнает об убийстве усыновленного ребенка не из официальных американских источников, и то, что с момента гибели мальчика прошло около месяца, но не принято решения о возбуждении уголовного дела, все это дает основания говорить об умышленном сокрытии преступления».

Депутат Неверов, крупный чин в ПЖиВ: «То, что мальчик (Кирилл, брат погибшего Максима) продолжает оставаться в доме приемных родителей, подозреваемых в убийстве его брата, вызывает серьезные опасения как за моральное состояние ребенка, так и за его безопасность».

Ну и, разумеется, вездесущий Жириновский, который наконец-то нашел повод, чтобы обозвать «белоленточников» всеми ругательствами, которые способны посетить его буйную голову.

Срочно нашли бедную маму двух братьев, отмыли её, пообещали всего, чего хочет. Факсимильное письмо несчастной 21-летней алкоголички поместили на самых видных местах множества газет. В письме написано, что она встала на путь исправления, бросила пить и требует своего уцелевшего сына Кирилла обратно в Россию. В детдом к мальчикам не ходила, как им жилось в Техасе — не ведает, ни одной из множества фотографий, которыми кишит интернет, несчастной женщине не показали. Но — требует.

Г-н Турчак, губернатор Псковской области, запретил все и всяческие усыновления. Губернатор боится за себя. На территории его субъекта расположен тот Печорский детдом, откуда увезли в Америку и печально знаменитого Диму Яковлева, и  несчастного Максима Кузьмина. Черные звезды сошлись над головою губернатора, и он, спасаясь от злого рока, на всякий случай запретил все и всяческие усыновления. Авось, пронесёт.

Бастрыкинская гвардейская часть открыла уголовное дело по статье «Убийство». Почитала личный дневничок одного прохиндея — и вмиг открыла. И прокуратура устами Чайки заявила, что не допустит. А что до мам, которые наших бьют, так сказал, что где хошь достанет.

Вообще вторник  и среда стали светлыми праздниками правящей камарильи.  Основной мотив торжествующих негодяев: «Ну, а что мы вам говорили!» Елена Мизулина, одна из заводил этого шабаша, даже уронила лицемерную слезу: «Не скрою, я очень страдала, когда принимала решение о голосовании «за». (Дама имела в виду «закон Ирода».) Но сегодня нет сомнений относительно правильности того решения».

Избавился от страданий и председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. «Смерть еще одного нашего 3-летнего малыша в США окончательно закрывает вопрос об усыновлении наших детей в США», — написал он в своем микроблоге в Twitter во вторник. Пушков удовлетворенно потер руки: «Смерть российского мальчика в Америке стала последней точкой в вопросе об усыновлении американцами российских детей».

Вот оно как оборачивается  у наших властей со знаками препинания.   Комитет, возглавляемый Пушковым, единодушно одобрил «закон Ирода». Но то была лишь запятая. Все четыре руководителя парламентских фракций (Васильев, Зюганов, Жириновский, Миронов, давайте почаще называть, чтобы не забыть) плюс председатель нижней палаты (Нарышкин) в беспримерном эпистолярном соитии потребовали срочно принять этот закон — ах, опять маячит нечто вопросительное. Совет Федерации за две минуты  управился с надеждами несчастных сирот на достойную жизнь — опять  дурацкое многоточие.

Наконец, сам Путин, который, как бы след-в-след с Мизулиной, на своей пресс-конференции то плакал, то смеялся, победил сомнения и пришлепнул  президентскую печать. Ну, хоть тут-то? Увы и ах! По Пушкову, да, точка, но какая-то не вполне окончательная.

Надо было, чтобы в захолустнейшем поселеньице Америки не стало маленького болезненного мальчика, чтобы вся эта провластная гопота зашлась в радостном хороводе: «Ах, какие мы мудрые, какие дальновидные, какие гуманные! И куда, в какие адские бездны, эта Россия со своими рахитичными младенцами без нашей мудрой опеки!»

Эти мои заметки завершаются, и чем ближе конец, тем яростнее я браню себя. Я что, вчера на свет появился? Не знаю я, что ли, на что горазды  все эти Астаховы, Плаховы, Пушковы во главе со своим Путиным? Да остался ли в России хоть один толковый человек, которому еще нужны доказательства?

Вот почему, начиная с утра во вторник, когда по ящикам показали эту гнуснейшую, подлейшую минуту молчания, и до самой сей секунды, я почти не отрываюсь от компьютера. Через сайты МИД РФ, посольства РФ в Вашингтоне, генерального консульства РФ в Ньютоне, читая и сопоставляя сообщения в наших СМИ с телеграммами западных агентств, со статьями в The New York Times (она чуть больше прочих пишет о делах в России) и местной, крошечной  Midland Reporter-Telegram (она ближе всех к месту происшествия и там есть важные детали), я убедился: лгут!

Да, я установил документально и и могу доказать пофразно, что едва ли не каждое утверждение, оглашенное  по трем каналам ТВ, всё, напечатанное по данному поводу в «Российской газете», «Комсомольской правде», «Известиях» и множестве иных якобы авторитетных изданий — всё это есть преднамеренное, легко опровергаемое вранье.

Ну и что? В смысле: что тут новенького? Ничуть не сомневаюсь, что коллеги без особых усилий вырезали из этих текстов самые пахучие куски этого дьявольского наваждения. А все прочие сомнительные места снабдили бы своими едкими комментариями.

Но это из разряда «съест-то он съест». В тисках жесткой цензуры, которая уже осуществляется из единого властного центра, любая мерзость, вдохновленная Кремлем, становится неприкосновенной.

И вот еще одно доказательство пропагандистской кампании с кукловодами на самом верху. Уже в четверг о Максиме Кузьмине все как бы забыли. Газеты занялись иными делами, депутаты приступили к любимым распилам способов и средств. Лепота.

Пройдет всего неделя, и по поводу бедного мальчика, заболевшего в России и скончавшегося в Техасе, будут переспрашивать: «Кто-кто?». Кампания схлынет, вулкан заткнётся, и уже мало кого будет интересовать, что там было на самом деле. Ну, не убивала приемная мама Максима, ну и что? Ну, не были наши «дипломаты» в этом зачуханном Гардендейле, до которого от уютного кабинета в консульстве, как от Москвы до Киева... Ну, не давали мальцу ничего психотропного! Ну, не вышла несчастная биологическая мать на работу и не бросила пить.

Но все равно в памяти народной останется главное. Останется, что американские живодеры едят поедом наших младенцев. Что верить им на слово нельзя, а на любые договоры с нами они плюют. И что великий Путин прав, всегда прав и опять оказался кругом прав. Не послушал белоленточников, не поддался на заморские увещевания, но прознал, прозрел и пронзил.

ВЛАДИМИР НАДЕИН

Комментарии

vik on 24 февраля, 2013 - 22:57

Павел Алексеевич Астахов родился 8 сентября 1966 года в Москве. Его дед по матери был чекистом, знакомым с одним из первых руководителей органов госбезопасности Вячеславом Менжинским, отец работал чиновником в полиграфической сфере, мать была педагогом.

 Астахов учился в Московской области в зеленоградской школе № 609. В 1984 году сразу по окончании школы он некоторое время работал на телевидении в телевизионном центре Останкино. В 1984-1986 годах Астахов служил в армии в пограничных войсках, находившихся в то время в ведении КГБ СССР, на советско-финской границе; в армии был комсомольским активистом. После службы Астахов поступил в Высшую школу КГБ СССР, согласно ряду публикаций, на контрразведывательный факультет - в официальной биографии Астахова сообщается, впрочем, что он окончил факультет правоведения, а в одном из интервью Астахов разъяснил, что речь шла о факультете правоведения, "он же был факультет внешней разведки". Высшую школу КГБ он окончил в 1991 году.  Он вступил в КПСС и оставался в ней вплоть до запрещения партии в 1991 году.

  19 августа 1991 года Астахов уволился в звании лейтенанта из КГБ с формулировкой "переведен в народное хозяйство."